К главе 45

К ГЛАВЕ 45

1. Ивирами названы "люди куропалата", т.е. подданные ивирской ветви Багратидов (здесь: владетелей Тайка и Кларджии) (DAI. II. Р. 170). Тайк (груз. Тао), как и Кларджк (груз. Кларджети), принадлежали к землям, лежащим на армяно-грузинской границе, а колебания пограничной линии включали их в орбиту то Армении, то Грузии. Это отразилось и в двойственности топонимов (Тайк-Тао, Ишхан-Ишхани, Панаскерт-Панаскерти). Вместе с тем Тайк и Кларджк (Кларджия) были объектом притязаний Византииской империи, стремившейся использовать их как свой форпост на Кавказе. Армянское население этих областей было неоднородно в конфессиональном отношении, включая в себя как армян-монофиситов, так и армян-халкидонитов (Арутюнова-Фиданян В,А. К вопросу об армянах-халкидонитах // Вести, обществ, наук АН АрмССР. 1971. N 3. С. 95-98). Все это делало Тайк "узловым пунктом", где сплетались интересы трех народностей: греческой, армянской и грузинской (Георгий Мерчул. Житие св. Григория Хандзтийского / Введение, издание, перевод Н. Марра // Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии. СПб., 1911. Кн. VII. С. 101). Некоторые моменты истории Тайка и Кларджии освещены в трудах армянских, грузинских и зарубежных ученых (Toumanoff G. The Bagratids of Iberia from the eight to the eleventh century // Le Museon. 1961. LXXIV; Idem. Studies. P. 435-499).

Тайк - область в бассейне р. Чорох. Территория ее делилась на восемь гаваров (Еремян С. Т. Армения. С. 110- 111, 118; см. здесь же карту).

До VIII в. Тайк входил в состав Армении, и большей его частью владел дом Мамиконянов (Адонц Н.Г. Армения. С. 309). Для Леонтия Руисского Тайк - армянская страна (Toumanoff F. Studies. P. 452). В начале VIII в. представители ивирской ветви Багратидов начали вторгаться в Тайк из своих владений на р. Чорох. А после неудачного восстания армян против арабов в 774-775 гг., в котором главную роль играли Мамиконяны, могущество этого рода было серьезно поколеблено, и Багратиды окончательно захватили Тайк. Ашот I Великий (середина IX.в.) владел всей территорией Тайка (Ibid. Р. 486-487), а также Холарзеной (Кларджией), Шавшией и рядом других земель (Георгий Мерчул. Житие св. Григория Хандзтийского. С. XVI). В начале X в. правителем Тайка и Кларджии стал энергичный и деятельный Гурген II Великий К 941 г. он сосредоточил в своих руках Тайк, Кларджию, Ачару и Нигали и, по-видимому, даже часть Джавахети (город Тирокастрон - Квелисцихе, который он передал своему тестю), т.е. ббльшую часть земель ивирских Багратидов (Toumanoff С. Studies Р. 495). Гурген II носил византийский титул магистра, что подчеркивает внимание империи к этому династу. Византия из века в век стремилась установить сюзеренитет над ивирскими Багратидами, даруя им титулы дук, магистров и куропалатов Багратиды, владетели Тайка, были связаны вассальными отношениями с армянскими Багратидами Ширака, являвшимися по отношению к ним "азгапетами". После смерти Гургена II тайкская линия Багратидов угасла и ее владения были поделены между представителями других ветвей этого дома и частично царем Абхазии. Южный Тайк Ардаан, Шавшия и часть Джавахети, захваченная Гургеном II, армянский гавар Басен а также титул куропалата перешли к старшей линии ивирского дома (Ibid. P. 497). Младшая линия этого дома получила северный Тайк, а Кларджия (Холарзена) перешла к своим исконным владельцам - артануджским Багратидам. С середины Х в. и до начала XI в. Тайк входил во владения Давида Куропалата (966-1001). В 1001 г. южный Тайк вошел в византийскую фему Ивирия, а северный Тайк - в Грузинское царство (Арутюнова- Фиданян В.А. Еще раз о феме "Ивирия". С. 42-47; Типик Григория Пакуриана. С. 214-216).

Уже в V в. сложилась легенда о происхождении Багратидов от некоего Багарата (потомка еврейских царей), прямой предок которого был уведен вавилонским царем Навуходоносором после разрушения Иерусалима в Месопотамию, а затем перешел на службу к армянским царям, получив от них владения и право возлагать корону на царей Армении. Легенда о еврейском происхождении Багратидов в измененном виде позже попала в Грузию.

Вопрос о происхождении Багратидов остается дискуссионным. Н. Адонц, например, не согласен с версией о их еврейском происхождении, в то время как С. Рэнсимену она представляется вполне вероятной, а К. Туманов связывает появление легенд с урартской или хурритской традициями. Грузинская ветвь Багратидов берет начало с патрикия Армении Ашота Багратуни, ослепленного в 748 г. Мамиконянами (подробнее см.: DAI. II. Р. 170-172; Константин. С. 228-229; см. генеалогическую таблицу DAI. II. Р. 172; см. схему 2). Рэнсимен полагает, что при Адарнасе, сыне Васака, и его внуке Ашоте Великом домен ивирских Багратидов простирался на юго-запад в Тао (Тайк) и на северо-восток в Картли в долину р. Куры, и именно в то время эти владетели приняли халкидонитство, что сделало их менее близкими армянским родичам и более лояльными вассалами Константинополя (DAI. II. Р. 170; ср. также: Джанашиа С.Н. Сведения Константина Порфирогенета о Тао-Кларджетских Багратидах // Тр. Тбилис. ун-та. 1941. С. 69-85).

2. О мегистанах см. коммент. 4 к гл. 30. В Армении мегистану буквально соответствовал мецамец (выше звания нахарара и ишхана) (см., например, о "двух великих ишханах из мецамецов" - Повиннее Драсханакертци. История Армении. С. 139). В Грузии мегистанам соответствовали мтавари (букв.: "главные") и эристави (этимологически: главы народа-войска, где "эри" - первоначально все свободное население страны, обязанное участвовать в ополчении).

3. Иранское имя. В иранском эпосе упоминается Спандиат, сын Вистаспа (Адонц Н.Г. Армения. С. 447. В гл. 40 Книги второй "Истории страны Алуанк" упомянут "персидский бог Аспандиат"; см.: Мовсэс Каланкатуаци. История страны Алуанк / Пер. с древиеармянск., предисловие и комментарий Ш.В. Смбатяна. Ереван, 1984. С. 212-213, примеч. 153). С. Рэнсимен ошибается, считая его одним из вариантов армянского имени Смбат. P.M. Бартикян вслед за Р. Ачаряном отмечает, что это имя (вариант - Спандарат) встречается в армянских источниках еще в IV в. (Ачарян Р. Словарь личных имен. Ереван, 1948. Т. IV. С. 597-598 (на арм. яз.); Константин. С. 229-230, примеч. 3). В "Картлис Цховреба" упоминается Спандиат, сын легендарного персидского царя Вашташби (Виштаспа, Гистаспа).

4. Речь идет об ирано-византийской войне 602-628 гг., начатой шахом Хосровом II Парвизом под предлогом мести за убитого императора Маврикия. Персы дошли до Египта и даже угрожали Константинополю, но затем Ираклию удалось добиться перелома. Византийские войска заняли Закавказье, северную Месопотамию и другие области. Хосров II был убит заговорщиками, а его преемники согласились на мир. Реальным итогом войны было ослабление и Ирана, и Византии, что облегчило урпехи арабов и падение Сасанидского царства (Колесников А.И. Иран в начале VII в. // Палестинский сборник. Л., 1970. Вып. 22; Константин. С. 230, примеч. 4).

5. О связях Грузии и Иерусалима (до и после воцарения династии Багратидов в Закавказье) см.: DAI. II. Р. 172.

6. Адарнасе (Атрнерсех) Куропалат (888-923) - сын Давида, а не Ашота, как полагает Константин. Ср. коммент. 15 к гл. 43.

7. 1 сент. 951 - 31 авг. 952 г. Индикт указан верно.

8. Константин Багрянородный и его сын Роман II.

9. Фасиана - первый гавар Айрарата Басен (Еремян С.Т. Армения. С. 44; DAI. II. Р. 173; Константин. С. 231, примеч. 11).

10 Фема Армениаки расположена к западу от Халдии, образована при императоре Ираклии из части Каппадокии, прилегавшей к морю с центром в Амасии. Н. Адонц относит образование фемы к периоду после юстиниановых реформ (Типик Григория Пакуриана. С. 217, коммент, 5).

11. Лев Лалакона - куропалат и дука Армениаков (DAI. II. Р. 173).

12. Колония была частью фемы Армениаки. Названа по главному городу фемы, основанному еще в царствование Феофила (829-842). Первый стратиг фемы Колония упомянут под 863 г. (Theoph. Cont. P. 181. 12). Располагалась к северо-востоку от Севастии и граничила на западе с фемой Армениаки, на севере - с Халдией, на востоке - с Феодосиополем и на юго-востоке - с Месопотамией (Const. Porph. De them. P. 141; Toynbee A. Constantine Porhyrogenitus. P. 257). Колония и Халдия иногда объединялись, Варда Фока, который захватил Манчэкерт и срыл городские укрепления, был "дукой Халдии и Колонии" (Асолик. С. 183).

13. Месопотамия граничила с севера с фемами Халдия и Колония, с юга с фемой Ликанд, Ul-заиада с Севастией. Была клисурой, при Льве VI стала фемой и была увеличена Ч1в счет турм Камах и Екелесена, а при Романе I к ней были добавлены Ханзит и Романополь (Const. Porph. De them. P. 139-140; ch.: Toynbee A. Constantine Porphyrogenitus. P. 257).

14. О Халдии см. коммент. 25 к гл. 43.

15. Магистр Лев Катакалон, побежденный в византийско-болгарской войне в битве при Булгарофигоне (902 г.), оставался доместиком схол в течение шести лет после этого (DAI. II. 173-174; Константин. 231, примеч. 17). О доместиках схол см. коммент. 20 к гл. 44.

16. Карин (Арэан ар-Рум, совр. Эрзерум). Был отстроен и укреплен при Феодосии II (408-450) и взят арабами в середине VII в. (DAI. II. Р. 174). Захват Феодосиополя и его округи был одной из важнейших военно-политических акций империи в северной части "ас-сугур" - пограничной территории между Византией и халифатом. "Аc-сугур" проходила через Месопотамию, Сирию, Армению, где во второй половине VП - начале VIII в. арабы создали сильные укрепления для борьбы с империей (Тер-Гевондян А.Н. Первый этап образования арабской пограничной области (ас-сугур) // Кавказ и Византия. Ереван, 1980. Вып. 2. С. 21-27). Ключевая позиция Феодосиополя по отношению к арабским и армяно-грузинским политическим образованиям объясняет актуальность гл. 45, посвященной истории его завоевания.

Город несколько раз переходил из рук в руки. В 895 г. ромеи безуспешно осаждали Феодосиополь (Товма. С. 231). При Льве VI (около 901 г.) отряды стратига Армениаков патрикия Лалаконы, стратигов Колонии, Месопотамии и Халдии разорили Басен. Доместик схол магистр Катакалон (в 902 г.) подошел к Феодосиополю (возможно, взял город) и разорил окрестности. В 927 г. по дороге к Двину Иоанн Куркуас разорил Басен, а позже эту область опустошил его брат Феофил, назначенный стра-тигом Халдии. В 928 и 931 гг. Иоанн Куркуас вел военные действия против кайсиков Хлата, Балеша, Беркри и, возможно, вновь шел через Басен. Около 934-935 гг. или вскоре после этого византийцы заняли феодосиополь. Неподалеку от Феодоси-ополя ромеи выстроили город Хавчич (арабск. Хавджидж) к северу от Бингель-Дага, у истоков Аракса (Honigmam E. Die Ostgrenze. S. 79-80, 195). Когда в 939 г. Сейф ал-Даула приблизился к Феодосиополю, византийцы разрушили Хавчич. Уже в царствование Константина VII, т.е. после 944 г., отряды протоспафария и стратига Иоанна Арравонита, патрикия Феофила (брата Иоанна Куркуаса) и др. совершали набеги на Авник (ср. коммент. 17 к главе 45), а Иоанн Куркуас, не сумев взять Феодосиополь, который он осаждал в течение семи месяцев, занял Мастат(ср. коммент. 30 к гл. 45) и передал его протоспафарию Петроне Воиле (ср. коммент. 33 к гл. 45).

В 949 г. Феодосиополь был окончательно завоеван империей и, очевидно, стал центром одноименной фемы. Когда была написана гл. 45, стратигом Феодосиополя уже был Феофил (Асолик. С. 179; Honigmam E. Die Ostgrenze. S. 79; Тер-Гевондян A.H Арабские эмираты. С. 162-163; Юзбашян К.Н. Армянские государства. С. 130-131)

17. Авник (совр. Дживан кале) - самостоятельный арабский эмират, расположенный к востоку от Эрзерума (Honigmam E. Die Ostgrenze. S. 80; Еремян С. Т. Армения. С. 42).

18. Кецеон. С. Рэнсимен и P.M. Бартикян не локализуют эту крепость. Э. Хонигманн считает, что она входила во владения ивирских Багратидов, и сопоставляет ее с деревней Хндах или с крепостью Картлис-кели (турецк. Гурджи-богаз) на дороге из Феодосиополя в Тайк (DAI. II. Р. 175; Константин. С. 233, примеч. 22). Э. Даниэлян, однако, уверенно локализует Кецеон на месте селения Кес (или Кез) к западу от Эрзерума (Даниэлян Э. Локализация крепостей Кец и Маздат // Вести, обществ, наук 1976. N 8. С. 75-76).

19. О таксатах, или таксеотах, см. коммент. 7 к гл. 30.

20. Ашот (сын Адарнасе II) и его братья Давид, Баграт и Смбат.

21. Георгий - царь Абхазии (915/6 - 959/60). О терминах "эксусиаст, эксусиократор" см. коммент. 2 к гл. 10. Об Авасгии (Абхазии) см. коммент. 17 к гл. 42.

22. Гагик I Арцруни (908-943) - царь Васпуракана (Варданян В. Васпураканское царство. С. 120-154).

23. Цари из династии армянских Багратидов.

24. Командир турмы (подразделения, составляющего часть воинского контингента провинции) и комендант той части военно-административного округа, на которой расквартирована его турма (DAI. II. Р. 175).

25. P.M. Бартикян обратил внимание на то, что в главе упомянуты "караваны" (*карваниа), слово, заимствованное из персидского языка (Константин. С. 234, примеч. 29).

26. Посланцем ивирского куропалата мог быть тот Зурванел, который упоминается в помете на рукописи (Paris, 2009) как "Зурванел, отец синкелла Торника" (DAI. 20. 5-6). Это Чордванел, сыновьями которого были Иоанн Торник и его брат Иоанв Варазваче. Иоанн Торник - вассал Давида Куропалата (961-1001) - постригся в монахи на Афоне, был одним из основателей Ивирона, выполнял ответственные поручения Василия II, а в 979 г. одержал решающую победу над войсками Варды Склира (Каждан А.П. Армяне. § 15. С. 47-48). В грузинском колофоне к греческой рукописи Иоанна Златоуста из Синодальной библиотеки (Государственный исторический музей. 75/62) Иоанн Торник упоминает своих родителей Чордванела и Мариам, братьев отца Ашушу и Абухарба, своих братьев - Иоанна Варазваче, Баграта, Ашушу и Абухарба, сыновей Иоанна Варазваче - Микаэла и Чордванела - и других членов своего рода (Peelers P. Un Colophon georgien de Thornik Ie moine // Analecta Bollandiana. 1932. 50. P. 361). Тайкские Торникяны (Торник - уменьшительная форма от арм. Торн - "внук") встречаются в греческих, грузинских и армянских источниках, и их этническая принадлежность вызывает дискуссии. Действительно, кем может быть Иоанн Торник (дядя знаменитого Евфимия Ивира), основатель грузинского монастыря на Афоне, активно содействовавший переписыванию грузинских рукописей и переписывавший их сам? Многие исследователи (А. Натроев, М. Тархнишвили, М.Д. Бердзенишвили и др.) однозначно считают Торникянов грузинами (Каждан А.П. Армяне § 15. С. 48, примеч. 6, 9, 10; DAI. II. P. 175). С другой стороны, Н. Адонц, Н. Акинян и другие исследователи полагают, что тайкские Торникяны - армяне. Адонц собрал все документы, относящиеся как к самому "монаху Торнику", так и к его родственникам (Adontz N. Etudes. P. 302-318). В числе прочего (колофонов, сочинений Скилицы, Асолика, Яхьи Антиохийского и т.п.) находятся два эпиграфических памятника: надписи на армянском языке на хачкарах (составляющих неотъемлемую часть армянской материальной культуры). Первый хачкар оставил близ Карина (Феодосиополя) Иоанн Торник: "Во имя бога я Иоанн..., сын Чордванела, поставил сей крест во времена Василия и Константина", т.е. соправителей Василия II Болгаробойцы (976-1025) и его брата Константина VIII (1025-1028). Второй хачкар с надписью оставил брат Иоанна Торника Иоанн Варазваче в армяно-халкидонитском соборе в Ани (Adontz N. Etudes. P. 317-318). Акинян считает тайкских Торникянов ветвью рода Миконянов, переселившейся в Тайк после поражения восстания 774-775 гг. против халифата и принявшей халкидонитство (Акинян Н. Историко-филологические исследования. Вена, 1938. Т. IV. С. 253; на арм. яз.). Акинян составил генеалогию тайкских Торникянов. Мы приводим ее здесь в части, ближайшей к нашему Чордванелу (см. схему 3).

Существовал и второй Чордванел. О нем рассказывает Асолик как об одном из соратников мятежника Варды Фоки: "Чордванел магистр, сын брата монаха Торника", продолжал сражаться с войсками Василия II "в областях Дерджана и Тарона". Он погиб в гаваре Дерджан в 990 г. (Асолик. С. 251). Исследователи указывают на родственные связи между тайкскими Торникянами и Мамихонянами-Торникянами Тарона и Сасуна, которые (в особенности это касается таронских Торникянов) исповедовали имперскую ортодоксию и у которых имена Торник и Чордванел были родовыми, так же как и у тайкских (Даниэлян Э.Л. Мамиконяны - Торникяны Тарона и Сасуна // Историко-филологический журнал. 1979. 2. С. 136-153; см. там же генеалогическую таблицу на С. 145).

В противовес суждению об армянском происхождении Торникянов, равно как и об их рузинском происхождении, А.П. Каждан выдвигает тезис об "армяно-ивирских семьях", представители которых именуются в источниках то армянами, то ивирами, что, по мнению ученого, "могло иметь место не только благодаря переходу части армян в халкидонитство, но и в результате интенсивного взаимного социокультурного проникновения обеих этнических групп" (Каждан А. П. Армяне. С. 144). Это положение поддерживает и К.Н. Юзбашян, полагая, что "в Тайке мы имеем дело с переливом части аристократии из армянского общества в грузинское", что армяно-грузинские семьи мыслимы в границах "только грузинского общества", а "их специфика задавалась армянским началом" и движение происходило "от армян к грузинам, а не наоборот" (Юзбашян К.Н. Рец. на кн.: Каждан А.П. Армяне в составе господствующего класса Византийской империи в XI-XII вв. Ереван, 1975 // ВВ. 1978. Т. 39. С. 238). Нужно отметить, что и Каждан, и вслед за ним Юзбашян выдвигают предположение, что армяно-ивирская аристократия - не армяне и не грузины, но особое этническое образование, возникшее в армяно-грузинской контактной зоне (Тайке) Каждан А.П. Армяне. С. 145; Юзбашян К.Н. Рец. на кн.: Каждан А.П. Армяне. С. 239).

Оба исследователя, с одной стороны, сужают проблему армян-халкидонитов, игнорируя армяно-греческие сближения, а с другой - изобретают новую популяцию.

Армяне-халкидониты, в силу конфессиональной принадлежности оказавшиеся на стыке трех культур: армянской, греческой и грузинской, - явление сложное и малоизученное из-за гетерогенности, дискретности и недостаточности источниковедческой базы, а также определенной методической предвзятости. Историки церкви, внимательно рассматривая догматические и вероисповедные различия между монофиситской (армянской) и халкидонитской (греческой и грузинской) церквями, почти совсем не касались армян-халкидонитов как таковых. Для них, как и для монофиситов средних веков, армяне-халкидониты не были истинными армянами, а их противники обычно не выделяли армянских приверженцев халкидонитства из греческой или грузинской паствы. Эту точку зрения бессознательно усвоили и светские историки.

Тем не менее исследованиями последних десятилетий установлено, что на протяжении ряда столетий (VII-XIII вв.) армяне-халкидониты составляли значительную часть арянского этноса, а их епархии дислоцировались от Тарона до Тайка.

Греческий и грузинский языки, входя как необходимые составные части в культуру армян-халкидонитов через богослужебные книги, светскую литературу и даже язык общения, не вытесняли армянский. Армяно-халкидонитские общины не только на родине, но и за ее пределами сохраняли свой язык, письменность, бытовые особеенности, и эта культурная обособленность вызывала явную неприязнь их греческих и грузинских единоверцев. Армяне-халкидониты называли себя "армянами" в основном до IX-Х вв., позже влияние конфессии, интенсивное общение с единоверцами (при нежелании и невозможности слиться с ними из-за этнического и культурного своеобразия) вводит двойственное обозначение армян-халкидонитов как "армян-грузин", "армян-греков" ("ромеез", "ивиров") и даже заставляет армян-халкидонитов осознавать себя иногда как особый "азг" (арм. род, племя). Однако самоназвания для всей группы в целом так и не нашлось. Пожалуй, только "цаты" явились специфическим обозначением армян-халкидонитов, впрочем и цаты именуются то "полугреками", то "обращенными в грузин".

Разумеется, возникновение надэтнических конфессиональных общностей, которые сами по себе обладают четким самосознанием, противодействует процессу этнической консолидации, облегчает размывание границ этноса. Однако армяне-халкидониты - феномен в большей степени не этнической, а культурной трансформации.

Н.Я. Марр полагал, что армянам-халкидонитам обязана армянская литература "если не возникновением, то углублением и усилением эллинофильского течения" что им "принадлежит пересадка на армянскую почву греческой схоластики и философии", а также, что у "армян существовала целая халкидонитская литература, которая не исчерпывалась одними полемическими и догматическо-богословскими трактатами". Он полагал, что грузинские переводы с армянского относились как к древней эпохе единения грузинской и армянской церквей, так и к более позднему времени, когда переводы делались с армянских халкидонитских памятников (Марр Н.Я. Аркаун, монгольское название христиан в связи с вопросом об армянах-халкидонитах // Прил. к ВВ. 1905. Т. XII. С. 2 и след.).

Армяне-халкидониты переводили богословскую литературу с греческого и грузинского языков на армянский и с армянского на грузинский с прозелитскими целями и для своих единоверцев (Арутюнова- Фиданян В.А. Армяне-халкидониты. С. 47, примеч. 2, 3, 4, 5; С. 75-88).

Впитывая и перерабатывая культуру трех народов, армяне-халкидониты служили своего рода культуртрегерами христианского Востока.

В работах A.M. Лидова предложена концепция особой художественной культуры армян-халкидонитов. Главным источником для реконструкции этой культуры служат халкидонитские росписи XI11 в. на территории Армении (их особенности: ориентация на византийские образцы; тесная связь с национальной армянской традицией; тема армяно-грузинской общности). Иконографические программы этих росписей вполне способны, по справедливому замечанию исследователя, заменить не дошедшие до нас политические и богословские трактаты армян-халкидонитов (Лидов A.M. Росписи Ахталы и искусство армян-халкидонитов //Из истории древнего мира и средневековья. М„ 1987. С. 121-136).

Их культуру, очевидно, можно считать типом особой культуры армянского этноса, обогащенной влияниями народов, от церквей которых они восприняли конфессию. Представители этой группы играли значительную роль в жизни Армении, Грузии и Византии (Арутюнова- Фиданян В.А. Армяне-халкидониты. С. 106-169; ср. коммент. 26 к гл. 46). Очевидно, армяне-халкидониты занимали ведущее положение среди "людей куропалата", одним из которых и был "азат Чордванел".

27. Азат (ир.-арм. термин: иранское значение "агнат" см.: Периханян А.Г. Сасанидскии судебник. Ереван, 1973. С. 445). В раннее средневековье азатами в Армении именовали в широком смысле всех феодалов как таковых, а в узком - их низшие и средние слои. Здесь слово употреблено в узком смысле. Показательно, что использовав именно термин "азат", тогда как его грузинским эквивалентом было бы "азнаур (от ср.-перс. азнавар). Употребление термина "азат" еще раз доказывает, что информаторами Константина были армяне (см. коммент. 26 к гл. 46).

28. Точная формулировка обязательств одного из восточных вассалов империи, выполнение которых должно повести к подчинению "востока" ромеям.

29. Куропалат Адарнасе (Атрнерсех) умер в 961 г.

30. Мастатон - крепость (у Аристакэса Ластивертци - Маздат). Г. Алишан предположительно локализует ее на месте поселения Массад к востоку от Эрэерума (Даниэлян Э. Локализация крепостей Кец и Маздат // Вести, обществ, наук АН АрмССР. 1976. N. 8. С. 79-80; см. там же карту).

31 Название передано как "Е'ра^ (Еракс) в отличие от обычного Арй^т)^ (Араке) греческих памятников (ср.: Scyl. P. 436). несомненно, это Ерасх армянских средневековых источников (Армянская советская энциклопедия. Ереван, 1974. Т. 1. С. 702_703). Здесь нет смешения Аракса с Фасисом (Рионом), как полагают исследователи (Константин. С. 234, примеч. 34), но согласно "Ашхарацуйцу" (Армянской географии VII в.) Араке в верхнем течении назывался Басеном (???) (Еремян С. Т. Армения. С.110.)

32. См. о нем: DAI. II. Р. 176; Guilland R. Recherches. T. II. P. 105.

33. С. Рэнсимен полагает, что появление Воилы на Востоке связано с тем, что он был катепаном армянских военных сил, расквартированных в Никополе в феме Колония (а не в Никополе - морской феме в Эпире (DAI. II. Р. 177). О семье Воил см.: Константин. С. 235, примеч. 37).

34. Баграт, брат куропалата Ашота, отец магистра Адарнасе (Атрнерсеха), умер в 945 г. (Константин. С. 236, примеч. 40).

35. О системе связей Византии и ее восточных вассалов см.: введение к коммент. к гл. 43.

36. Левый берег Аракса - берег северный, где находится Феодосиополь, в то время как Авник - на правом, южном берегу. У Константина же "правый" и "левый" берега обозначены, очевидно, с точки зрения наблюдателя, обращенного лицом к Константинополю (DAI. II. Р. 177).

37. Гааар Алори к югу от Феодосиополя (Ibid.).