К главе 32

К ГЛАВЕ 32
Глава содержит уникальные сведения о поселении сербов на Балканах и о древнейших сербских князьях, почерпнутые из сербских источников. Главным и наиболее пространным из них была, видимо, так называемая "Хроника сербских правителей", или "Хроника сербских князей", текст которой, вероятно, был дополнен и отредактирован (возможно, даже неоднократно) византийскими авторами (Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 79 и след.; Максимовиh Л. Структура. С. 25-32). Заслуживает внимания предположение Дж.Сп. Радоичича, что старинные сербские предания и "Хроника" могли быть сообщены византийцам в начале Х в. сербским князем Захарием Прибиславичем, жившим некоторое время в Константинополе и, бесспорно, заинтересованным в обосновании своих прав на престол с целью получения поддержки византийского двора (Радоjичиh Сп. Руварчево место у cpпcкoj историографии // Матица Српска. Зборник за друштвене науке. 1956. N 13/14. С. 193).

1. Этимология имени "сербы" дискуссионна. Предложенные объяснения из славянских, кавказских и других языков не находят широкого признания (ВИИНJ. С. 48-49. Бел. 150; Ditten H. Bemerkungen. S. 446-447; Историjа српског народа. Кн. 1. С. 144. Бел. 9). Использование в сочинении Константина каких-то сербских источников подтверждается тем, что, как и в житии Василия I, он приводит этноним "сербы" со вставным "л", в соответствии со старосербской формой "Срьбли" (Jupeчек К. Историjа. Т. 2. С. 1-3); между тем, как известно, в латинских памятниках, как и позже в Византии, обычно употреблялась транслитерация "Серви", "Серби". Примечательно, что использование этнонима в старосербской форме (включавшей "л") отразилось и в истолкованиях составителями гл. 32 терминов "сервилы" и "цервулианы", хотя они иного корня и иного происхождения.

2. Проблема локализации закарпатской прародины сербов ("Белой Сербии") (ср: 31.6; 34.4,6) также остается дискуссионной (Наумов Е.П. Формирование этнического самосознания древнесербской народности // Развитие этнического самосознании славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982. С. 182-183 Историjа српског народа. Кнь. 1. С. 144-145). Согласно мнению одних, "некрещеную Сербию" следует искать в бассейне Вислы, что находит некоторое подтверждение в гл. 33. 17-19 о переселении предков захумских князей на Балканы именно из этих областей Центральной Европы (ВИИНJ. С. 47. Бел. 146 Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 292-293 с картосхемой топонимов типа "capб в бассейне Вислы и Одера). Согласно другой точке зрения, прародина балканских сербов находилась там же, где издавна жили сербы-сорбы между Одером, Заале и Эльбой (Новаковиh Р. Олакле. С. 362. 386-387: Ditten Н. Веmerkungen. S. 441; ср.: ВИИHJ. С. 47. Бел. 146). Р. Новакович при этом допускает. что прародина сербов и хорватов включала всю территорию от Вислы до Эльбы и Заале, хотя он одновременно отделяет "вислян" (предков населения Захумья) от "некрещеных" сербов, т.е. полабских, по его мнению, славян (Новаковиh Р. Одакле. С. 362). Ссылки сторонников первой точки зрения на отсутствие лингвистических следов полабского происхождения сербов (в самом сербохорватском языке) отводятся сторонниками второй указанием на невозможность установить для VI-VII вв. какие-либо резкие языковые различия внутри всеславянского языка (Ditten H. Bemerkungen. S. 442). В то время, когда император писал свой труд, сорбы не просто "граничили с Франгией", но были уже подвластны германским королям.

3. Венгерское государство в границах середины Х в. (см. коммент. 1 к гл. 33).

4.О локализации и толковании топонима "Воики" (Бойки?) ведутся споры. Одни ученые склоняются к отождествлению этого топонима с латинским наименованием современной Константину Чехии (т.е. "Бойки" - искаженное "Богемия", страна бойев"), другие идентифицируют "Воики" с названием "бойков", этнографической группой в Карпатах (ВИИНJ. С. 46. Бел. 145).

5. О "Белой Хорватии" см.- коммент. 11, 14 к гл. 30, коммент. 1 к гл. 31.

6. Константин переносит здесь административно-географическое понятие своего времени на эпоху императора Ираклия (610-641).

7. Рассказ о первоначальном переселении сербов в окрестности города Сервия ("Сервлия") вызывает сомнения (ВИИНJ. С. 47-49. Бел. 148 и 153). Примечательно, что составители гл. 32 искажают его название (обычно в византийских источниках город именовался "Сервия", а не "Сервлия"). Вероятно, авторы стремились найти (на самом деле ложные) параллели с этнонимом "сербы", имея в виду старосербское "срьбли", а вместе с тем расширить скудные сведения о древней истории сербов и их переселении на Балканы, первоначально будто бы в этот район (к юго-западу от Фессалоники) византийских владений (разумеется, употребленный здесь термин "фема" для первой половины VII в. - анахронизм). Фантастичность рассказа гл. 32 о поселении сербов сначала в районе г. Сервия явствует из сравнения его с данными памятника VII в. - "Чудеса св. Димитрия". Согласно "Чудесам", примерно в 616 г. Фессалонику осаждали отряды славянских племен драгувитов, сагудатов и др. Сербы среди них не упомянуты; сам факт окружения и осады Фессалоники славянами свидетельствует о неубедительности рассказа о поселении императором Ираклием сербов в этих районах, которые к тому времени уже были заселены славянами (Ditten H. Zur Bedeutung. S. 98-99).

8. Попытка объяснить этноним "сербы", данная в гл. 32, не только крайне натянута и поверхностна (сопоставление отдаленно похожих слов имеет место и в других главах), но и явно тенденциозна. Автор стремится даже в подборе слов подчеркнуть зависимость сербов от империи (сербы - лат. servi, рабы; servili - обувь рабов и т.д.).

9. Сообщение о наличии на Дунае византийского гарнизона и наместника (после 626 г.?), при всем анахронизме названий "Белеград" (Белград) и "стратиг" для той поры, можно считать правдоподобным; в литературе уже отмечалась возможность восстановления границы империи по Дунаю после неудачной осады аварами Константинополя (626 г.) и ослабления аварского хаганата (ВИИНJ. С. 49. Бел. 151; Ditten H. Zur Bedeutung. S. 95-96, 98).

10. Об этих племенах см. гл. 33-34.

11. О вторжениях аваров, изгнании романского населения и поселении славян в балканских провинциях Византии ср. также гл. 29-31.

12. Сообщение о крещении сербов (вероятно, при императоре Ираклии, в 610-64l гг.) расценивается как свидетельство первой фазы распространения христианства у южных славян, связанной с деятельностью римской курии (иногда эту фазу датируют 642-731 гг.: Лречек К. Исторща. Т. 1. С. 98; ср.: Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 353). Однако тогда восприятие христианства сербами было неглубоким и недолговременным (ср. гл. 29; ВИИНJ. С. 49. Бел. 154); следующую фазу христианизации сербов относят к 30-м или (чаще) 70-м годам IX в. (Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 353-354; Историjа српског народа. Кнь. 1. С. 151).

13. Слова в скобках - предполагаемые по смыслу вместо лакуны в рукописи после слова *Ро~маио~н

14. Имя первого сербского князя-родоначальника в других источниках также не названо.

15. Сопоставление этого утверждения о византийской власти в Болгарии (т.е. до создания Первого Болгарского царства в 681 г.) и о смерти первого сербского князя, пришедшего на Балканы, с предшествующими сведениями гл. 32 позволяет датировать.поселение сербов в этом регионе примерно концом 20-х или 30-ми годами VII в. Однако такая датировка связана, разумеется, с признанием достоверности сообщения о приходе сербов именно при Ираклии (610- 641) (ср.: гл. 33, 36). Возможно, следующие ниже известия гл. 32 восходят к так называемой "Хронике сербских правителей" (Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 25).

16. Очевидно, Вышеслав, Радослав и Просигой. Время правления этих князей известно (ВИИНJ. С. 50. Бел. 155).

17. Утверждение о подвластности сербов и болгар Византии вплоть до середины IX в. является тенденциозным и, видимо, политически рассчитанным искажением исторической действительности (Литаврин Г.Г. Константин Багрянородный). Возникшее в 681 г. Болгарское государство было независимо от Византии и с конца VII до середины IX в. неоднократно вело войны против империи. Упомянутое заявление противоречит и тексту гл. 29, и биографии Василия I, где сказано об отпадении сербов и других южнославянских племен от империи уже вскоре после правления Ираклия (ВИИНJ. С. 50. Бел. 157).

18. Хронология этой сербско-болгарской войны и время княжения Властимира определяется приблизительно правлением болгарского хана Пресиана (см. коммент. 21 к гл. 32). В. Златарский отметил противоречие между этим сообщением и предшествующей фразой о мирных взаимоотношениях сербов и болгар Златарски В. История. Т. I, ч. 1. С. 342-343; ср.: ВИИНJ. С. 51, 159).

19. Об этих князьях ничего не известно.

20. О болгарском князе Борисе, принявшем после крещения имя Михаил, см. коммент. 12 к гл. 31.

21. Пресиан - болгарский хан (836-852).

22. Владимир - болгарский князь (889-893).

23. Боляре, высшая болгарская знать.

24. Датировки второй сербско-болгарской войны различны: от середины 50-х вплоть до 80-х годов IX в. Б. Ферьянчич склонен датировать ее примерно 852-867 гг. (ВИИНJ. С. 51-52. Бел. 163).

25. Борен ниже назван Браном. Появление в роду сербских князей первых христианских имен (Стефана Мунтимировича и его двоюродного брата Петра Гойниковича) рассматривается как доказательство второй фазы христианизации сербов (нередко ее датируют 867-874 гг.). И. Ковачевич предлагает датировать вторую фазу христианизации и само крещение Стефана Мунтимировича 830-840 гг., однако его тезис малоубедителен, так как неизвестна точная дата вторжения Бориса в Сербию и возраст (в то время) сербского княжича Стефана (ВИИНJ. С. 49-50. Бел. 154; Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 354; Историjа српског народа. Кнь. 1. С. 151. Бел. 26).

26. Упомянув об ответных- сербских подарках правителю Болгарии Борису, "о чем болгары говорят как о пакте" (т.е. дани), автор гл. 32 как представитель византийского правительства полемизирует с претензиями болгарских царей (вероятно, прежде всего Симеона), стремящихся утвердить свое господство над Сербией. Эти претензии категорически отвергаются в заключительной части гл. 32. Без сомнения с ними связаны неоднократные заявления автора гл. 32 о постоянной зависимости сербов от Византии и их верности императору.

27. О локализации Расы см.: ВИИНJ. С. 52. Бел. 165,

28. Принимаем общепринятую в югославской историографии транслитерацию "Часлав". Часлав Клонимирович - сербский князь. О хронологии его правления см.: Там же. С. 57. Бел. 193.

29. В литературе обычно предлагаются следующие даты правления сербских князей: Мунтимир правил, видимо, с 60-х годов IX в. до 891-892 гг.. Поибислав - после него, до 893-894 гг., затем Петр - вплоть до 917 или 918 г. (ВИИНJ. С. 53 Бел. 174; Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 81-82).

30. Бран пытался захватить власть в Сербии, возможно, в 895-896 гг.

31. Локакализация Достиники (Дестиника), как и других "градов" Сербии, вызывает серьезные затруднения (ВИИНJ. С. 58; Историjа српског народа. Кнь. 1. С. 163). Он находился, вероятно, близ границы с Болгарией и, скорее всего, был тогда столицей Сербского княжества; не случайно, видимо, с Достиники начинается список сербских "градов" в гл. 32, подобно тому как сходный список начат с Нина для Хорватии, со Стона (Стагна) для Захлумья, с Требинья для Травунии.

32. 'Вторжение Клонимира в Сербию относится примерно к 897-898 гг.

33. Лев VI - император Византии (886-912).

34. О дате мирного договора, заключенного Петром с болгарским князем Симеоном (893-927) и скрепленного династическим союзом, нет точных сведений. В. Златарски (История. Т. I, ч. 2. С. 393) относит договор к началу Х в.

35. Титул среднего ранга, который обычно жаловали военным (Oikonomides N. Les listes. P. 297).

36. Титул высокого ранга, высший из жалуемых не членам императорской семьи. Жаловали его и иноземным правителям (Ibid. P. 383).

37. Глава имперского ведомства почты и внешних сношений, занимавшегося также разведкой и тайной сыскной службой.

38. Пагания (см. о ней гл. 36) была подчинена, по всей видимости, сербским щязем Петром, хотя мы и не знаем, когда именно это произошло (ср.: ВИИНJ. С. 54. Бел. 177).

39. Различные предположения о времени миссии Льва Равдуха и о нем самом см.: ВИИНJ. С. 54. Бел. 178.

40. О князе захлумов Михаиле Вышевиче см. подробно в коммент. 7 к гл. 33.

41. 20 августа 917 г. при Ахелое (близ города Анхиал) византийская армия была наголову разбита Симеоном Болгарским.

42. Об этих полководцах больше ничего не известно.

43. Букв.: "сын архонта", здесь: правителя страны.

44. Г. Острогорский убедительно показал, что Павел Бранович правил в Сербии с конца 917 (или начала 918) до 920 или 921 г. (ВИИНJ. С. 55. Бел. 185; Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 82-83).

45. Поскольку Роман I Лакапин стал императором в конце 920 г., Б. Ферьянчич предложил датировать первый поход Захарии Прибиславича против сербского князя Павла этим временем, однако такая датировка не согласуется с сообщением в гл. 32.104-108, что Захарии удалось изгнать Павла через три года (после его вокняжения), в результате уже второго похода. Вероятно, в данном случае нужно допустить небрежность автора в использовании наличных материалов, неточное обозначение Романа Лакапина (с 919 г. он имел титул василеопатора) термином "василевс" (император) и отнюдь не удачное соединение в этом разделе главы противоречивых свидетельств. Поэтому неслучаен ошибочный вывод некоторых историков, будто князь Павел, сын Брана, правил в Сербии шесть лет, что, в свою очередь, повлекло за собой неверную датировку последующих событий. По всей видимости, первый поход Захарии относился к 919 г., а второй - к концу 920 или к 921 г. (ВИИНJ. С. 55. Бел. 184-185; Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 82-83).

46. Хронология походов Симеона против сербского князя Захарии определяется прибли-зительно, в соответствии с перипетиями болгаро-виэантийской войны и общей обстановкой на Балканах в 20-х годах Х в. Первый поход имел место, скopee всего, в 921 или 922 г., второй же обычно датируют 924 г., временем после болгаро-византийского перемирия (сент. 923 г.) (ВИИНJ. С. 56. Бел. 189; Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 84-85).

47. "Жупаны" в Сербии Х в. (см. также гл. 29.6) были не племенными старейшинами, а представителями раннефеодальной правящей прослойки, высшей (титулованной) знати, выступавшими в роли особо влиятельных государственных сановников или местных полусамостоятельных правителей в отдельных областях (Наумов Е.П. Господствующий класс и государственная власть в Сербии XIII-XV вв. М., 1975. С. 55; Грачев В. П. Сербская государственность. С. 199-200). Именно поэтому болгарским воеводам было необходимо взять сербских жупанов в плен под предлогом торжественной встречи и провозглашения нового князя - Часлава (Наумов Е.П. Становление и развитие сербской раннефеодальной госу-дарственности // Раннефеодальные государства. С. 208).

48. Ни с чем не сообразное преувеличение, которое к тому же не согласуется со следующим ниже замечанием о бегстве части сербов в Хорватию. Вероятно это преувеличение также связано со стремлением авторов гл. 32 всячески оспорить претензии болгарских владетелей на Сербию, а в данном случае - изобразить сам факт покорения Сербии болгарскими воеводами как бы недействительным ввиду отсутствия в стране князя и населения вообще.

49. Об именах (или титулах) болгарских военачальников, упомянутых в гл. 32, см.: ВИИНJ. С. 56. Бел. 187, 190.

50. Поход болгарских воевод против Хорватии датируется по-разному. Более правдоподобной представляется точка зрения Г. Острогорского, относившего его примерно к 926 г. (ВИИНJ. С. 56-57. Бел. 191; Острогорски Г. Историjа Византще. Београд, 1959. С. 258).

51. С 893 г. столица Первого Болгарского царства.

52. Бегство Часлава из Болгарии и вокняжение его в Сербии относится к периоду после смерти болгарского царя Симеона (27 мая 927 г.), т.е. ко второй половине 927 или к 928 г. Заявление о том, что в Сербии тогда было только 50 жителей, сделано с целью подчеркнуть необычайность опустошения страны войсками Симеона в противовес тем благодеяниям, которые византийские императоры оказывали сербам (ВИИНJ. С. 57. Бел. 193; Острогорски Г. Порфирогенитова хроника. С. 86).

53. Тот факт, что в заключение снова выразительно подчеркнута покорность сербских князей Византии и, напротив, их полная независимость от "архонта Булгарии" (титул "василевс болгар" был официально признан империей за Петром лишь при подписании мирного договора 927 г.), позволяет высказать предположение, что тогда в ходе мирных переговоров при обсуждении вопроса о границах Болгарии болгарские послы поставили вопрос о признании Византией зависимости Сербии от Болгарского царства (Златарски В. История. Т. 1. ч. 2. С. 525). Возможно, болгарские послы ссылались и на получение Борисом пакта (дани), и на присоединение страны Симеоном. Византийские дипломаты. напротив, ссылались на аргументы, почерпнутые из истории, которые, видимо. и составили материалы, вошедшие позднее в текст гл. 32 наряду с данными других источников. Предполагая такого рода болгаро-византийскую полемику в ходе мирных переговоров, легче, кажется, объяснить и то, почему Часлав постарался бежать на родину из Преслава. Возможно, впрочем, и другое допущение, поскольку гл. 32 полностью умалчивает о событиях в Сербии после возвращения Часлава и упрочения его власти (достигнутого в борьбе с болгарскими воеводами или с соперниками из сербов), ничего не сообщая о положении в Сербии на протяжении почти 30 лет (928-948/952 гг.). Не потому ли авторы столь упорно повторяют тезис о верности архонтов Сербии василевсам, что уже наметилось некоторое сближение Часлава и болгарского царя Петра ввиду необходимости отпора после 934 г. венгерским набегам? Крайняя скудость данных не позволяет ответить на эти вопросы (ВИИНJ. С. 57. Бел. 194; Историjа српског народа. Кнь. 1. С. 160).

54. О локализации Достиники (Дестиника) см. коммент. 31 к гл. 32.

55. Точной локализации этих сербских "градов" нет (см.: ВИИНJ. С. 58. Бел. С. 199-200).

56. Очевидно, идентичен средневековому поселению Соли (теперь Тузла) в северо-восточной части современной Боснии.

57. Здесь впервые в источниках упомянута Босния как особая географическая и территориальная единица (yopiov в этом случае равнозначно, вероятно, средневековому сербскому термину "земля"). Босния включала в себя тогда лишь центральную часть образовавшегося позже Боснийского государства - так называемую Врхбосну (ВИИНJ. С. 59. Бел. 202; йирковип С. Исторща средневековье Босанске државе. Београд, 1964. С. 39).

58. Точной локализации этих "градов" нет (см.: ВИИНJ. С. 59. Бел. 203-204).