К лемме и предисловию

К ЛЕММЕ И ПРЕДИСЛОВИЮ
Унаследованное от античной литературы Предисловие (Прооймион) к сочинению играло важную роль в произведениях византийских авторов. Исследователи не случайно оценивают подобный зачин как своего рода словесный "жест" изготовки к повествованию (см.: Аверинцев С. С. Греческая "литература" и ближневосточная "словесность" // Типология и взаимосвязи литератур Древнего мира. М., 1971. С. 220-224). В византийских исторических памятниках Вступления выполняли функцию как утверждения темы произведения, принципов изложения материала, так и сжатой формулировки авторской позиции в отношении своего труда (см.: Чичуров И.С. К проблеме. С. 203-217). Р. Дженкинз отмечает четырехчастный характер Предисловия в сочинении Константина Багрянородного: 2-12 - о практическом значении мудрости для императора (ср.: DAI. 1.4-8; 13.12-14, 19S-197; 43.3-4; 46.167-169; 48.25-27); 12-24-краткое изложение содержания книги (ср. 13.197-200; 46.166-167; 48.23-25); 24-39-пророчество будущей славы царствования Романа II; 39-48 - мольба о божественном покровительстве Роману (DAI. II. Р. 9). При выявлении различных стилистических уровней произведения Константина Багрянородного (Tartaglia L. Livelli stilistici S. 197-206) особо следует отметить функции библейской стилистики Предисловия. Фразеология, заимствованная из Ветхого завета, отвечала, по замечанию Дженкинза средневизантийскому идеалу "соломонова правителя" (ср.: Const. Porph. De cerem.P.455; 570. 17; ср. также: Treitinger О. Die ostromische Kaiser- und Reichsidee. S. 135; Grabar A. L'empereur. P. 95; Schlumberger G'.Un empereur. P. 185, 263; Vasiliev A.A. Byzance. Vol.II. Partee 2. P. 387). Предисловие традиционно датируется 952 г., хотя осторожнее было бы полагать, что оно составлено после подготовки всего сочинения в целом.

1. Ср.: Const. Porph. De cerem. P. 3.455. О двойственной функции власти византийского императора - как царя земного, так и одновременно раба Христа - см.: Dolgert Byzanz. S. 23. Treitinger 0. Die ostromische Kaiser- und Reichsidee. S. 146. Anm. 8.

2. 0 титуле "василевс" см.: Brehier L. L'origine. P. 165 П.; Mason H.J. Greek Terms; ср.: Dolger F. Byzantinische Diplomatik. S. 102 П., 130 ff. В ранневизантийских источниках обозначал царей древности (например, птолемеевского Египта и т.п.), с VII в. служил официальным наименованием византийского императора вместо применявшихся ранее латинских терминов imperator, caesar, augustus. Впервые в официальных документах титул "василевс" для обозначения императора известен по новелле Ираклия 629 г. (Dolger F. Regesten. Bd. I. N 199; Zachariae aLingenthal. Jusgraeco-romanum. Lipsiae, 1857г. P. III. S. 44 ff.). С тех пор становится обычным титулом византийского императора, хотя применялся и по отношению к иноземным правителям, особенно в компилятивных хрониках (см.: Rosch G. ONOMA. S. 37 ff.). С VIII в. (Ibid. S. 109 ff.) или IX в. (Brehier L. L'origine. P. 161 sg.; Острогорски Г. Автократор и самодржац. С. 99и след. Dolger F. Byzantinische Diplomatik. S. 130-131) в официальных документах стал употребляться исключительно как титул византийского императора. С VII в. известен также титул ??? ??? - "великий император" (Schreiner P. Zur Bezeichnung "Megas" und "Megas Basileus" in der byzantinischen Kaisertitulatur // BYZANTINA. 1971. Т. 3. S. 173 ff) Распространение в Византии титула "василевс" традиционно объясняли причинами внешнего порядка: Ираклий после победы в персидском походе заимствовал титул которым греки обычно именовали персидских монархов (Brehier L. L'origine. Р- 172 ff.; Bury J. Selected Essays. Cambridge, 1930. P. 99-109). О той же идее - правда, с учетом позднеантичных традиций -см.: ShahidL. The Iranian Factor. P. 295-312. Однако титул "василевс" - уже до персидского похода Ираклия употреблялся в Византии универсально для обозначения правителей (Brandy К. Der byzantinische Kaiserbrief aus St. und die Schrift der friihmittelalterlichen Kanzleien // Archiv fiir Urkundenforschung. 1908. Bd. 1. S. 34 ff.; Ostrogorsky G. Geschichte. S. 89; Rosch G. ONOMA. S. 106 ff.).

3. Ромеи (т.e. дocлoвнo - "римляне", от ??? - Рим) - транслитерация греческого самоназвания византийцев, которые считали себя продолжателями традиций Древнего Рима, а своих василевсов - непосредственными преемниками власти римских императоров (византийскую столицу - Константинополь называли и Новым Римом: Fenster E.. Laudes Constantinolopitanae). Содержание термина "ромеи" было для среднековых греков не столько этническим, сколько конфессионально-политическим.Сами византийцы (ромеи - "римляне"), как правило, непосредственно не сопоставляли себя с современными им жителями Рима (см.: Литаврин Г.Г. Византийское общество С. 166-167). Этнический же термин (FpaiKoi - "греки") они избегали употребить применительно к самим себе. Прежде считалось, что титул "василевс ромеев" ??? ???) правители Византии приняли лишь после признания ими в 812 г. коронации франкского короля Карла Великого в качестве императора в 800 г. Новый титул должен был подчеркнуть превосходство византийского ("римского") императора над "императором франков" (Trsitinger О. Die ostromische Kaiser- und Reichsidee. S. 161, 187. Anm. 117; Dolger F. Byzanz. S. 80. Anm. 17; Ohnsorge W. Abendland und Byzanz. S. 27, 30)- Г. Рэш показал, однако, что термин "василевс ромеев" применялся в Византии официально как императорский титул задолго до 812 г. и отнюдь не в связи с причинами лишь внешнего порядка (Rosch G. ONOMA. S. 111 ff.). Он зафиксирован на печатях.

4. Ср.; Const. Porph. De cerem. P. 587. 6-7. Император считался божьим избранником, венчанным на царство Христом (см.: Treitinger О. Die ostromische Kaiser- und Reichsidee. S,34-38, 61-62, 114; Ensslin W. Das Gottesgnadentum. P. 163-165; Brehier L. Les Institutions. P. 55).

5. "Рожденный в Порфире". Ср.: Const. Porph. De cerem. P. 11. 253. "Порфира" (как и порфирный цвет) являлась символом императорской власти (Ensslin W. Das Gottesgnaden-tum, P. 156.7), а сам термин употреблялся в императорских аккламациях Х в. (Const. forph, De cerem. P. 39.20; 45.22; 47.14 etc.). В техническом смысле слово "Порфира" - особый покой в императорском дворце, традиционное место рождения детей правящих василевсов (Delbrueck R. Antike Porphyrwerke. В.; Leipzig, 1932. S. 27, 148). "Багрянородный" - наследник, родившийся в Порфире, когда отец его сидел на императорском троне. Однако в Х в. отнюдь не все "багрянородные" наследники рождались в Порфире (см.: Georg. Cedr. P. 338.20 - 339.2; Theoph. Cont. P. 147.15-17). По замечанию Р. Дженкинза, термин "багрянородный" мог происходить и от второго значения "Порфиры" (отец занимал престол в день рождения ребенка), поскольку известен не раньше эпохи императора Льва VI, родившегося после воцарения отца-узурпатора Василия I (ср.: Liudpr. Antap. P. 1.5; 45.43. См, подробнее: DAI. II. Р. 10).

6. Вся последующая часть Предисловия построена на библейских цитатах и текстовых иллюзиях. Ср.: Притчи, 11,1: "Сын мудрый радует отца"; 15, 20: "Мудрый сын радует отца".

7. Ср.: Theoph. Cont. P. 446. 1-9.

8. Ср.; Ис., 50, 4-5: "Он пробуждает, пробуждает ухо мое, чтобы я слушал.... Господь бог открыл мне ухо".

9. Ср.: Притчи, 2, 6: "Ибо Господь дает мудрость".

10. Ср.: Иак., 1, 17: "Всякое деяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше".

11. Ср.: Псалт., 71, 17: "И благословятся в нем племена; все народы ублажат его".

12. Ср.: Theoph. Cont. P. 70.3.

13. Ср.: Leon. Tact. Col. 677 CD. Далее Константин излагает как основной замысел труда, так и принципы своей внешней политики. Он намерен рассмотреть систему взаимоотношений империи с окружавшими ее народами с точки зрения политической выгоды для Византии; определить способ подчинения каждого из этих народов; предупредить о возможных претензиях "варваров" к Византии; дать представление о происхождении, обычаях, природных условиях жизни интересующих империю народов.

14. См. коммент. 8 к гл. 1.

15. Ср.: Второзак., 28,7: "Одним путем они выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя".

16. Ср.: Ис., 33, 14: "Трепет овладел нечестивыми".

17. Ср.: Зах., 9. 15: "Господь Саваоф будет защищать их".

18. Ср.: Псалт., 88, 37: "Семя его пребудет вечно, и престол его, как солнце предо мною"

19. Ср.: 1 Паралип., 21,3.

20. Ср.: Иов, 5,19: "В шести бедах спасет тебя, и в седьмой не коснется тебя зло".

21. Ср.: Второзак., 14,2: "И тебя избрал Господь".

22. Ср.: Галат., 1.15: "...Бог, избравший меня от утробы матери моей".

23. Ср.: Ездр., 1,2: "Все царства земли дал мне Господь".

24. Ср.: Псалт., 17, 34: "И на высотах моих поставляет меня"; Иезек., 40,2: "И поставил на весьма высокой горе".

25. Ср.: Матф., 5,14: "Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на вершине горы".

26. Ср.: Псалт., 71,10: "Цари Аравии и Савы принесут дары". Ср. также: Const. Porph n cerem. P. 40, 14-15. См.: Treitinger 0. Die ostromische Kaiser- und Reichsidee. S. 76. 184

27. Ср.: Псалт., 32,14: "С престола, на котором восседает, он презирает на всех, живущих на земле"; 71,11: "И поклонятся ему все цари; все народы будут служить ему".

28. Ср.: Псалт., 67,20: "Бог возлагает на нас бремя, но он же и спасает нас". 29. Ср.: Исх., 13,19: "И посетит вас бог".

30. Ср.: Исх., 33,22: "И покрою тебя рукою моею".

31. Образ, также заимствованный из Библии (Псалт., 71,16.) Ср. также: Theoph. Сощ Р. 212. 10-11; 225.20.

32. Ср.: Theoph. Chron. P. 478. 16-17; Theoph. Cont. P. 70.2-3 etc. В библейских словес. ных образах Константин передает актуальную для него идею об утверждении принципа наследственности императорской власти, мысль о величии этой власти в сочетании с тревогой за судьбу сына-наследника.