ГЛАВА Х. Данные для восстановления первого новгородского свода XI века, Общерусский свод 1423 года и Общерусский свод начала XIV в.

ГЛАВА Х. Данные для восстановления первого новгородского свода XI века, Общерусский свод 1423 года и Общерусский свод начала XIV в.
§ 175. В предшествующей главе мы рассмотрели те данные для восстановления Новгородского свода XI века, которые извлекаются из Новгородского свода 1448 года, причем отметили, что этот свод 1448 года ведет нас к общерусскому своду 1423 года. Все ин­тересовавшее нас в своде 1448 г. в качестве заим­ствования из Новгородского свода XI века восхо­дит к своду 1423 года, который представляет соеди­нение текста Повести вр. лет по московско-суздаль­скому изводу с Новгородским сводом 1167 года. В настоящей главе представим доказательства для выставленного в главе VIII положения о том, что общерусский свод 1423 года содержал заимствова­ния из Новгородского свода 1167 года, и что заим­ствования из последнего проникли в свод 1448 года путем именно свода 1423 года. Мы именно можем указать на несколько памятников, непосредствен­но восходящих к своду 1423 года: в них оказывают­ся те самые новгородские статьи и известия, кото­рые вошли в состав свода 1448 года. Укажем эти памятники и извлечем из них все, что относится к нашей задаче — восстановить Новгородский свод XI века.

§ 176. Отношу сюда прежде всего Хронограф. Неуместно было бы здесь предложить исследование о происхождении этого памятника, дошедшего до нас в редакции 1612 года. В другом месте я указал на те основания, которые мы имеем для отнесения первоначальной редакции Хронографа, вышедшей

из-под пера Пахомия сербина, к 1442 году1. Русская часть Хронографа, как известно, весьма кратко передающая события русской истории, вряд ли составлена на основании многих, даже двух-трех источников. Гораздо ве­роятнее предположить (в виду именно ее краткости), что она извлечена из одного только летописного памятника. Памятник этот был несомненно сходен со сводом 1448 года, о котором мы говорили выше: доказывается это тем, что большинство известий Хронографа находит себе соответствие в Софийской 1-й и Новгородской 4-й, не в одной из обеих этих летописей, а в обеих их вместе. Но что оригиналом, откуда извлечена Пахомием рус­ская часть Хронографа, не был свод 1448 года, видно, как из того, что этот свод моложе Хронографа, так и из того, что многие известия Хронографа не отыскиваются ни в Софийской 1-й, ни в Новгородской 4-й, не отыскива­лись, следовательно, и в своде 1448 года2. В виду этого я считаю необходи­мым возвести все содержание русской части Хронографа к первоисточни­ку свода 1448 года, а именно, к общерусскому митрополичьему своду 1423 года, дополненному погодными записями до 1442 года. Приведу известия Хронографа, не находящие себе соответствия в тексте Повести вр. лет и не могущие быть возведенными к нелетописным источникам общерусского свода (к житиям, древнейшим хронографам и т. п.). Известия эти окажут­ся в большинстве случаев тождественными с теми, которые отмечены нами выше по своду 1448 года; источником их, что видно и из их содержания, является в большинстве случаев новгородская летопись. Таким образом Хронограф, как и свод 1448 года, ведет нас к восстановлению общерусско­го свода 1423 года и дальше одного из источников этого свода — Новгород­ского свода 1167 года.

§ 177. Отметим фактические отличия Хронографа от Повести вр. лет.

В начале читаем о Словенах, пришедших с Дуная к озеру Илмерю: «и создаша градъ и нарекоша и Новъградъ и посадиша старейшину Госто-мысла». Ср. то же в своде 1448 г.; восходит к Новг. своду 1167 г. (§ 160).

В сообщении о мести Ольги сказано: «и потомъ послаша по нея 50 му­жей». Ср. то же в своде 1448 г.; восходит к Новгор. св. 1167 г. (§ 173).

Под 6480 в сообщении о смерти (Святослава прибавлено: «а всехъ летъ поживе 30». В своде 1448 года нет этого известия и нет года рождения Свя­тослава. Но в списке Царского Соф. 1-й летописи, восходящем к своду, сокращенному из общероссийского свода, а также в Ипат., рождение Свя­тослава показано под 6450.

Под 6481 читаем: «воевода же у Ярополка Блудъ ». Ср. ту же фразу под тем Же годом в своде 1448 г. Этой фразы нет в Повести вр. лет, но она была, судя по Ком. и др. спискам Новгор. 1-й, в Начальном своде. Следователь­но, она могла быть и в Древн. лет. своде и перейти из него в Новгор. свод 1167 г.

Под 6498 читаем о крещении Владимиром Смоленской земли и постав-лении Владимира на реке Клязьме. Ср. те же известия в своде 1448; восхо­дят к общерусскому своду и далее к ростовскому или суздальскому источ­нику этого свода3.

Под 6525 читаем: «приидоша Печенези къ Киеву и одоле имъ Ярославъ. Того же лита заложи Ярославъ градъ Киевъ боле перваго, и Златая врата и церковь святую Софию». Ср. те же известия в своде 1448 г.; восходят, как мы видели, к общер. своду и далее к Новгородскому своду 1167, а в конце концов к своду XI века (§ 172).

Под 6528: «Того же лета победи Ярославъ Брячислава ». Под следую­щим годом то же известие. Ср. то же в своде 1448 г.; восходит в конце кон­цов к своду XI века (§ 173).

Под 6529 в конце: «потомъ же смирися (Брячислав) съ Ярославомъ». Ср. то же в своде 1448 в статье 6529 «и отьтоле призва къ себе Брячисла­ва... и рече ему: буди же со мною заодинъ» (§ 164).

Под 6545: «совершенъ бысть градъ Киевъ и святая церкви Совья Пре­мудрость Божия». Ср. слово «совершенъ» и в своде 1448; в общер. своде оно возникло в соответствии со словом «заложенъ» под 6525 (§ 172).

Под 6553 к известию о закладка Владимиром Ярославичем церкви св. Софии в Новгороде прибавлено «камену ». Этой прибавки нет в своде 1448 (который, по-видимому, следует здесь Соф. временнику, а Соф. временник следует Синод, списку), но «камену» читалось, очевидно, в общерусском своде 1423 и может восходить в конце концов и к своду XI века.

Под 6658: «священа бысть (св. София) архиепископомъ Лукою на Воздвижение честнаго креста». Ср. то же в своде 1448; восходит в конце концов к своду XI века (§ 167).

Под 6560: указан день 4 октября в сообщении о кончине Владимира Яро-славича. Ср. то же в своде 1448; восходит в конце концов к своду XI века (§ 167).

Под тем же годом читаем: «преподобный Антоши нача ставити мана-стырь Печерскый въ Киеве при великомъ князе Ярославе ». Ср. то же в сво­де 1448; восходит путем свода 1423 г. к Житию Антония (ср. ниже § 19119).

Под 6565: «Въ то же время бысть преподобный игуменъ Феодосии». Ср. то же в своде 1448; восходит путем свода 1423 кЖитию Антония (ср. ниже § 19119).

Под 6569: «поставленъ бысть Новугороду архиепископъ Стефанъ ». Ср. то же в своде 1448; восходит в конце концов к своду XI века (§ 167).

Под 6575: «сей (Всеслав) пограби Великий Новъгородъ до Неревскаго конца и соборную церковь Coфию) пограби, все драгое и поникадила и коло-колы ». Ср. то же в своде 1448; восходит в конце концов к своду XI века (§ 168).

Под 6579: указано, что в Новгороде во время мятежа, произведенного волхвом, архиепископом был Феодор: «тогда же бысть архиепископъ Фео-доръ» 4. Ср. то же в своде 1448; восходит, вероятно, к своду 1167 г.

г) Погод. № 2036 и № 1409* восходят несомненно к общему оригиналу; первый из этих списков прерывается на 1396 г., а № 1409 доходит до 1494 г. Этот об­щий их оригинал составлен на основании как исследуемой нами компиляции, так и нескольких других источников: назовем Хронограф и Московский свод. Близость к Ермолинской, Львовской, Тверской обнаруживается в каждой ста­тье и может быть объяснена только наличностью общего источника5. Сокра­щенный московский свод 1494, как мы условно можем назвать протограф обоих Погодинских списков, весьма важен в истории нашего летописания тем, что по нему дополнен список Царского Софийской 1-й летописи, а также и потому, что он вошел в состав Архангелогородской летописи.

§ 179. В виду указаний Ермолинской, Уваровской летописей, а также Тверского сборника, я признаю исследуемую компиляцию составленною в Ростове и условно называю ее Ростовскою. Не входя здесь в подробную историю ее возникновения и отношения к ней названных выше памятников, ставлю вопрос об источниках Ростовской компиляции XV века. Для реше­ния его укажем, во-первых, на близость ее к тексту Софийской 1-й и Нов­городской 4-й, причем, однако, ее нельзя возвести ни к той, ни к другой летописи. Так, напр., под 6621 в этой компиляции читалось: «Того же лета Мьстиславъ Володимеричь заложи въ Новегороде церковь святаго Нико­лы на торговищи, на княжи дворе »6; в Софийской 1-й летописи нет этого известия, в Новгородской 4-й оно есть, но слов «на торговищи » в ней нет (в Новгор. 1-й нет слов «на торговищи на княжи дворе »). Следовательно, надо во всяком случае отказаться от мысли возвести Ростовскую компиляцию к Софийской 1-й. В виду только что указанной статьи, сомнительно, чтобы она восходила и к Новгородской 4-й. Впрочем, это опровергается рядом других указаний; так, напр., в Ростовской компиляции под 6544 сообща­лось в начале статьи о рождении Вячеслава7, в Новгородской 4-,й и Софий­ской 1-й нет этого известия; также нет в них известия о рождении Изясла-ва, помещенного в Ростовской компиляции в конце 6532 года 8, и т. д. Кажется, можно, в виду подобных данных, усомниться в том, чтобы Рос­товская компиляция восходила к своду 1448 года, общему оригиналу Со­фийской 1-й и Новгородской 4-й. Можно бы, конечно, предположить, что Ростовская компиляция имела в числе одного из своих источников или свод 1448 г., или Софийскую 1-ю, иди Новгородскую 4-ю и дополняла этот свой источник по другим; но не очень вероятно, чтобы она пользовалась для

дополнения и неновгородским источником (рождение сыновей Ярослава) и новгородским (прибавка «на торговищи>>). В виду этого более вероятным представляется мне предположение, что составитель Ростовской компи­ляции имел общий источник со сводом 1448 г. (откуда Соф. 1-я и Новгор. 4-я), а общим источником мог быть «общерусский свод 1423 г.

Во-вторых, укажем, что к числу наиболее характерных отличий Рос­товской компиляции от свода 1448 года относится присутствие в ней заим­ствований из хронографов (типа Еллинского летописца)9. Имея в виду, что, по указанию свода 1448 г. (ср. выше), дополнению по хронографу типа Ел­линского летописца подвергся именно общерусский свод 1423 года, видим в этих отличиях Ростовской компиляции от свода 1448 доказательство в пользу происхождения компиляции именно из свода 1423 года10.

§ 180. Итак, мы возводим Ростовскую компиляцию XV в. к общерус­скому своду 1423 года. В виду этого с полною вероятностью ведем содер­жавшиеся в ней новгородские известия к своду 1167 года (источнику об­щерусского свода 1423 года). Перечислим эти известия.

В начале, в вводной статье: «и старейшину Гостомысла поставиша» (Льв., Ермол., Погод, и др.)11. Под 6499 о крещении Новгорода (Ермол.), под 6529 дополнение в статье о войне Ярослава с Брячиславом (Ермол., Льв. и Др.), под 6569 о поставлении Стефана владыки (Ермол. Льв.), под 6575 о нападении Всеслава на Новгород (Ермол., Льв.), под 6579 вставка имени архиепископа Феодора (Ермол., Льв.), под 6586 о поставлении владыки Германа (Ермол., Льв.). Сюда же отнесем неясную прибавку под 6569 к известию о поставлении Стефана владыки: «а въ Новегороде, л^та того еще князь Ростиславъ Владимеровичь» (Тверск.) 12; прибавку под 6596 после

Ср. под 6374 прибавку «Ориеанта въ Костентине граде остави» (Льв., Тверск.) и заме­ну слов «таже и святую ризу... съ песнми изнесше съ плачемъ и омочи в ъ pеце » словами «таче... ризу съ песньми изнесше въ море скутъ омочивше» (Льв., Тверск. XV, 32, пр. 7; «омочи въ море» Ермол.; «въ море» вм. «въ реце» Царек.). Под тем же годом прибавлено: «некоторому же князю Скуфянину Влахерну нарицаему идущу, ту ему избиену бывшу »(Льв. и Тверск.). Под 6421 «Въ то же время приде Семионъ царь Болгарсюй на Царьградъ и сотворивъ миръ, иде во свояси » (Льв. и Тверск.). Под 6376 прибавка «Макидонянинъ» к имени царя Василия при известии о его воцарении (Ермол., сп. Царек. Соф. 1-й, также Тверск., где все известие изложено подробнее). Ср. еще хронографические известия, сохранившиеся в одной Тверской: под 6394 точ­ное указание на продолжительность царствования Леона и Александра, под 6450 из­вестие о перенесении пояса пречистой Богородицы, под 6428 прибавку к имени царя Романа его прозвания «неудръжимъ», и др. Приведем еще вставку в ста­тью 6415 после слов «замкоша съсудъ» — «сирвчь пропяша чепь протяженую отъ Га-латы до Лахерньския церкви», «Тверск., въ Льв. короче: «рекше чипь пропяша отъ Ла-херныя церкви», в Ермол. еще короче: «Греци же перепяша по морю чепи»). Свод 1448 года выпустил некоторые из хронографических дополнений свода 1423 г. (напр, под 6374) под влиянием третьего своего источника (вторым был Софийский временник), содержавшего в начале Повесть вр. лет по суздальскому изводу. Ср. то же в своде 1448 г. (§§ 160, 161,173,167, 168, 177). Мы не решаемся возвести этого к Новг. своду XI века, так как в перечне новгор. кня­зей Ростислав не значится князем.

известия «Святополкъ иде изъ Новогорода къ Турову на княжение» — «а въ Новегороде седе Давыдъ Святославичь» (Тверск., Льв., Ерм.); под 6585 прибавку к известию о кончине новгородского архиепископа Феодора: «уядень отъ своего пса, бывь на арх!епискоши 9 леть» (Тверск.).

Особенного внимания заслуживает еще следующее чтение Рост, ком­пиляции, засвидетельствованное, впрочем, не всеми происшедшими от нее сводами, а только Уваровской летописью (и Кирилло-Белозерским спи­ском). Под 6391 в рассказе об Олеге сообщено: «И дань устави по всей зем­ли: с Новагорода по 300 гривенъ, иже и ДОНЫНЕ даютъ» 13. Думаю, что это чтение восходит путем свода 1423 года к Новгородскому своду XI века.

Если допустим, что Тверской сборник в числе источников имел Софий­скую 1-ю летопись в редакции именно списков Карамзина и Оболенского, то другие новгородские известия Тверского сборника, не находящие себе соот­ветствия в Львовской и Ермолинской, можно возвести к этому источнику14.

§ 181. Кроме новгородских известий из свода 1167 заимствованы были в свод 1423 года и некоторые неновгородские известия. В виду данных нами уже выше (§§ 172 и 173) указаний, относим сюда: под 6525 известие о напа­дении Печенегов на Киев и закладка Ярославом города Киева («больши градъ Киевъ») и св. Софии каменной (Льв., Тверск., Погод., Ермол.); под 6528 о победе Ярослава над Брячиславом (Ермол., Льв., Тверск.); под 6568 прибавку* «и разделиша Смоленескъ на три части» (Ерм., Льв., Тверск.) после сообщения о смерти Игоря Ярославича (в своде 1448 эта прибавка попала по ошибке под 6562 г., см. § 173). Под 6545 выражение «свершенъ» о граде Киеве и о св. Софии, вм. «заложенъ» (Ермол., Льв., Тверск.), явилось в своде 1423 года под влиянием известий 6525 года, за­имствованных из свода 1167 года.

В виду этого позволительно поставить вопрос, не следует ли возвести к интересующим нас первоисточникам еще несколько известий неновгород­ских, читавшихся в Ростовской компиляции и ее источнике — общерусском своде 1423 года.

Относительно ряда дополнений Ростовской компиляции решительно отвергаем возможность того, что они были уже в тех двух источниках, на которых основывались древние чтения и известия общерусского свода 1423 года. Мы видели, что свод 1423 года пополнялся насчет житий святых и ска­заний. Так, напр., надпись на чаше, сделанной из черепа Святослава («чюжихъ желая, своя погуби » Увар, «чюжихъ ища, своя погубихъ » Ермол., «чюжимъ паче силы жалая и свояси погуби за премногую несытость » Льв.) его принадлежит, конечно, одному из нелетописных источников свода 1423 года; так­же приписка при имени Рогнеды под 6488 «та же убита его хоте, ножемъ зарезати» (Льв., Тверск., Увар., Ермол.) ведет нас к известной легенде (по­мещенной между прочим, в конечной части своей в Тверск. под 6496). Не повторяю сделанных уже выше указаний относительно тех известий, кото­рые, кроме Ростовской компиляции, имеются еще в свод 1448 года.

§ 182. Отвергая значение большей части неновгородских известий Ро­стовской компиляции для восстановления первоисточников общерусско­го свода, останавливаемся, однако, на следующих трех чтениях этой ком­пиляции. Во-первых, под 6485 читаем в обращении Ярополка к Свенельду над трупом Олега Святославича: «я ж ь, егоже еси хотелъ» (Льв., Ермол.); то же читаем в своде 1448 (Соф. 1-я), между тем как в Повести вр. лет «вижь», «виждь»; чтение «яжь» в своде 1448 может восходить как к об-щер. своду 1423 года, так и к Соф. временнику, где, по свидетельству Нов-гор. 1-й, читалось тоже «яжь» (откуда видно, что так же читалось в Нач. своде). Ростовская компиляция доказывает, что и в своде 1423 года чи­талось «яжь », а это свидетельствует о том, что «яжь » заимствовано в этот свод из Новгородского свода 1167 года и дальше из Древн. Киевского сво­да (путем Новгородского свода XI века). Во-вторых, под 6481, после изве­стия о вокняжении Ярополка, в Ростовской компиляции было прибавлено: «воевода же бе у него Блудъ» (Увар.)15; мы уже видели выше, что хроног­раф дает основание думать, что такое же чтение было в своде 1423 года*, причем и оно в конце концов восходит к Древн. лет. своду (оно сохранилось и в Нач. своде, но опущено в Повести вр. лет).

§ 183. Приведенное выше (§ 180) чтение Ростовской компиляции «иже НЫНе дають» представляет еще тот интерес, что ему соответствует такое же чтение в Никоновской летописи: «а отъ Новагорода триста гривенъ на леTO мира ДеЛЯ, еже и ныне даютъ». Откуда заимствовано это чтение Ни­коновской летописи?

Сложная по составу своему Никоновская летопись имела в числе источ­ников и Ростовскую компиляцию. Это доказывается, напр., следующими данными. На значительном протяжении (едва ли не до середины XI в.) источ­ником Никоновской летописи является Хронографический список Новго­родской 5-й, дополненный, как известно, на полях и над строками по другим неизвестным (частью баснословным) источникам16. И вот в тексте Никонов­ской летописи, восходящем к Новгор. 5-й, находим местами чтения, заим­ствованные, по свидетельству Львовской, Тверской и др., из Ростовской компиляции. Так под 6455 слова «сына своего оставивши въ Kieве и нача уставляти» (в Хрон. сп.: «и устави»), «и до сего дне», «Русстей и Новъгородстей », «и НЫНе,», «у Киева близъ на Деснъ1 » не находят себе соответствия в Хроногр. списке; все они (но вместо «Руссткй и Новъгородсткй» только «Рустей») оказываются заимствованными из Рост, компиляции (ср. Львовск., Тверск., отчасти Погод.). Под 6463: в словах «челядь и воскъ и белку скору » «белку » заимствовано оттуда же (Львовск., Погод.). Далее отмечаем близ­кое сходство Никоновской со Львовскою и др. в изложении событий XII в. Можно указать ряд мест, отличающих Никоновскую от Воскр. и Лавр, и на­ходящих себе соответствие в Львовской и Тверской. Поэтому я не колеблясь возвожу чтение Никон, летописи «еже и НЫНе даютъ » к Рост, компиляции. § 184. Под 6525 годом мы читаем в Никоновской согласно с Рост, компи­ляцией следующее: «Того же лета заложи Ярославъ град Киевъ, боле пръваго, и Златаа врата постави, и церковь святыа Софш заложи». А за сим находим: «и много церквей постави и безъ числа имеша раздаа нищим; бе бо Ярославъ, якоже и отець его, христолюбивъ и нищелюбивъ и всегда умъ свой напояя бо-жествеными писанее »(далее следует сообщение об освобождении Ярославом Киева, осажденного печенегами). Приведенные слова находят себе соответ­ствие в Львовской, где читаем под 6525, после известия о закладка св. Софии: «и в митрополш многи церкви постави. По сем нача вера крестьяньская и про-стиратися в Руской земли. Того же лЪта прииде Антоней изъ Царяграда и съ нимъ ти певцы въ печеру ». Замечу, что в Ермол. под 6560, согласно со сводом 1448, читаем: «Того же лета прииде изъ Святыя Горы Антонии и нача жыти в пещере, юже преже ископа Ларионъ, иже митрополитъ; а в Киевъ пришли три певци изъ Грекъ с роды своими ». В виду того, что слова «и съ нимъ ти певцы въ печеру» читаются только в одном из обоих списков Львовской летописи, я признаю вероятным, что в Ростовской компиляции под 6525 сообщалось только о прибытии Антония из Царяграда. Как известно, Житие Антония сообщает о двух путешествиях Антония; не отразилось ли это и в тексте общерусского сво­да 1423 года, пользовавшегося этим житием? Под 6525 в нем было занесено о прибытии Антония из Царяграда, а под 6660 о прибытии его из Св'ятой Горы. Понятно, что список Публичной библиотеки Львовской летописи соединил оба известия в одно и перенес сообщение 6560 года в статью 6525-го. Это сообра­жение делает вероятным, что сообщения об уставлении митрополии (вм. «и въ митрополш» следует читать «и устави митрополш»), о построении многих церквей, о расширении веры христианской при Ярославе читались в своде 1423 под 6525 (те же известия читались и под 6545 под влиянием Повести вр. лет; в своде 1448 они читаются только под 6545). Такую особенность свода 1423 года я могу объяснить только предположением, что все это читалось под 6525 в Новгородском своде 1167 г., который в свою очередь руководился сводом XI века (ср. сказанное выше, § 172). Свод XI века повторял при этом ту статью Древн. свода, которая в Начальном своде попала под 6545 год17.

Может ли дать Никоновская летопись еще какие-нибудь данные для восстановления древнейших сводов? Сомневаюсь в том, чтобы подобных данных было много. Но кое что с вероятностью возводим к источнику Нико­новской — Ростовской компиляции, и далее к своду 1423 и его источнику — Новгородскому своду 1167 года. Такова, напр., под 6563 и 6565, прибавка к имени Дудики, клеветника епископа Луки, имен еще двух клеветников его, Козмыи Дамиана. Не читалось ли в Новгор. своде 1167 (и еще раньше в сво­де XI века): «и осуди и митрополитъ Ефремъ на Козму и Дамиана », т. е. 1 ноября? Переделка «по Дудикинымъ речем и злыхъ его друговъ Демьяна и Козмы клеветамъ» может принадлежать или составителю свода 1423, или составителю Никоновской летописи, скорее последнему.

§ 1841. Мы говорили в предшествующем исследовании (§§ 145—184) об общерусском своде XV в., составленном, как можно думать, в 1423 году при митрополите Фотии. К нему восходят: свод 1448 года (Соф. 1-я и Новг. 4-я), Хронограф, Ростовская компиляция XV в. Таким образом появление мит­рополичьего свода в 1423 году дало направление всему летописанию XV века. Этому митрополичьему своду предшествовали другие общерусские своды, имевшие несомненно такое же влияние на старшее летописание. С уве­ренностью можем говорить об общерусском своде начала XIV века, состав­ленном, очевидно, по приказанию митрополита Петра. К представлению о таком своде ведет между прочим и Лаврентьевская летопись. В части до се­редины XIII века Лаврентьевская летопись представляется Ростовским ле­тописным сводом, причем, однако в этом своде резко отличались древней­шая часть (Владимирский свод, доведенный до 1185) и позднейшая (Рос­товская летопись, от 1206 до 1262). Но кроме Ростовского свода Лавренть­евская руководствовалась еще Переяславскою летописью: отсюда ее близ­кое сходство с дошедшим до нас списком летописи Переяславля Суздаль­ского, а также с Радзивиловскою летописью; из нее заимствованы известия 1185—1205 гг., а также некоторые поправки в части до 1185. Наконец, тре­тьим источником Лаврентьевской летописи признаем общерусский летопис­ный свод, доведенный до 1305 года: из него сделано несколько заимствова­ний в части до 1205 года; в части же от 1206 до 1305 года к нему возводим все то, что не имеет явно ростовского характера. Итак, к общерусскому своду возводим южнорусские известия (напр., 1206,1207,1221,1240,1241 и др.), черниговская (1283 и 1284), владимирская (1206, 1207 и т. д.), рязанские (напр., 1217,1258,1300), смоленские (1285,1300), тверские (1285,1294,1295, 1296,1297,1298 и др.), новгородские и др. Наличность подобных известий в общерусском своде начала XIV в. может быть объяснена только так, что составителю этого свода были доступны местные летописи — владимирская, черниговская, тверская, смоленская и т. д. Пользование Новгородскою ле­тописью доказывается следующими, например, известиями: под 6808 чита­ем о новгородском пожаре, ср. сходное известие в Новгор. 1-й под 6807, под 6809 — о поставлении епископа Феоктиста, ср. сходное известие в Новгор. 1-й под 6808; под 6810 — о взятии немецкого городка на Неве, ср. сходное известие в Новгор. 1-й под 6809; под 6808 — о кончине епископа Климента,

ср. сходное известие в Новгор. 1-й под 6807; под 6802 — о прибытии в. князя Андрея в Новгород, ср. сходное известие в Новгор. 1-й под 6801.

§ 1842. Пользование составителем общерусского свода начала XIV в. Новгородскою летописью представляет для нас в настоящее время тот инте­рес, что эта летопись была, конечно, тождественна с Новгородским владыч­ным сводом, положившим, как мы знаем, в свое основание свод 1167 года, ко­торый в свою очередь имел главным источником Новгородский свод XI века. Правда, мы не можем искать в Лаврентьевской летописи данных, которые бы могли служить к восстановлению свода 1167 года, ибо пользование общерус­ским сводом со стороны составителя Лавр, летописи более или менее опре­деленно можно установить только с 1193 года18. Но под 6636 (1128) годом находим в Лаврентьевской статью, восходящую, как видно из ее содержания, к древней летописи и притом — можно думать — именно к Новгородской, ибо древняя Киевская летопись нам так или иначе известна по Повести вр. лет. Статья эта начинается словами: «О сихъ же Всеславичихъ сице есть, яко ска-заша ведущии преже». Отметим прежде всего, что помещение ее в Лавр, под 1128 г. представляется непонятным. Правда, в начале года сообщено: «Пре-ставися князь Полотьскый Борисъ », но не могла же смерть этого Всеславича дать основание составителю Лаврентьевской предложить рассказ о Всесла-вичах, смысл которого — объяснить, почему потомки Рогволода «взимаютъ мечъ противу Ярославлимъ внукомъ ». В Воскресенской летописи этот рассказ помещен под тем же 6636 годом, причем подогнан к известию: «Того же лета преставися Борисъ князь Всеславичь »; с этой целью последнее известие пере­ставлено с начала года на четвертое место. Но такое тесное соединение двух известий скорее можно понять как стремление составителя Воскресенской осмыслить так или иначе появление вставки о Всеславичах19. Объяснение, как попала эта вставка в летописный свод, находим в следующей статье Воскре­сенской и Лаврентьевской летописи, статье 6637 года. Здесь читаем в Воскре­сенской довольно пространно (и притом сходно с Ипатьевскою, где соответ­ствующая статья перенесена под 6648 год и приурочена к возвращению двух из поточенных Всеславичей) о том, что Мстислав поточил Полотских князей с женами и детьми в Царьград, «зане не бяху въ воли его и не послушаху его, егда зовяшеть е въ Русскую землю въ помочь »; когда Мстислав окончил рать с Половцами, он послал за Кривскими князьями (между прочим, за тремя Все-славичами: Давыдом, Ростиславом и Святославом) и поточил их в Царьград. В Лавр, кратко: «Въ то же ле то поточи Мстиславъ князи Полотскьге Цесарю-городу, с женами и с ДЕТЬМИ ». Отсюда заключаем, что вставка о Всеславичах, читаемая под 6636 годом, разъясняет сообщение 6637 года о поточении Все­славичей Мстиславом. Следовательно, первоначально она читалась не под 6636, а под 6637 годом непосредственно за словами «и въсаждавъ ихъ въ лодии поточи ихъ ко Царюграду за ослушание ихъ, и по городомъ ихъ посажа мужи

своя» (Воскр.). Отсюда делаем дальнейший вывод: в Лавр, вставка попала ошибочно под 6636 год не из того источника, к которому восходит краткое известие 6637 года о поточении Всеславичей Мстиславом, а из другого — вспо­могательного; краткое известие 6637 года мы вправе возвести к Ростовскому своду и далее к Владимирскому своду, который, как известно, сокращал соответствующие части Киевской летописи; следовательно, вставка о Всесла-вичах, читаемая под 6636, может восходить только к общерусскому своду, ибо третий источник Лаврентьевской — Переяславская летопись была в об­щем весьма сходна с Ростовским (Владимирским) сводом20. Вывод наш под­тверждается тем, что в общерусском своде, по свидетельству Ипатьевской и Воскресенской21, статья о поточении Мстиславом Всеславичей была изложе­на в полном виде под 6637 годом.

§ 1843. Итак, рассказ о Всеславичах попал в Лаврентьевскую из обще­русского свода, а в последнем, как можно думать в виду уже высказанных соображений, из Новгородского владычного свода 1167 года и далее из сво­да XI века. Впрочем, решаемся утверждать это только относительно первой части рассказа, сообщающей о сватовстве Владимира на Рогнеде и о насиль­ственном завладении ею, ибо эта часть рассказа находит себе соответствие в Нач. своде и Повести вр. лет, куда, как мы видели (§ 118), она попала из Нов­городского свода; вторая часть, начинающаяся словами «и нарекоша ей имя Горислава, и роди Изяслава», восходит, по-видимому, к отдельному сказа­нию о Рогнеде. Сказание это было известно составителю общерусского сво­да: ср. вставку слов «та же убити его хоть, ножемъ зарезати» (§ 181), а также сообщение о крещении Рогнеды (§ 181; Тверск. XV, 112—113). Возможно, в виду этого, что и первая часть рассказа попала в общерусский свод из Новго­родского свода не непосредственно, а путем сказания о Рогнеде. В таком случае пришлось бы допустить, что Новгородским сводом для статьи о Рог­неде воспользовался не составитель общерусского свода, а составитель осо­бого сказания о Рогнеде, попавшего в общерусский свод. Для нас это безраз­лично: нам важно только отметить, что первая часть рассказа о Рогнеде, попавшая из общерусского свода в Лавр, летопись под 6636 годом, восходит в конце концов к Новгородскому своду XI века.*

§ 1844. Самого поверхностного сравнения этой первой части рассказа о Рогнеде с той статьей, что читается в Нач. своде и Повести вр. лет под 980 годом, достаточно для утверждения, что обе статьи восходят к одному ис­точнику. Ср. общие фразы в той и другой статье: «Онъ же рече дъщери своей: хощеши ли за Володимера? Она же рече: не хочю розути робичича, но Яро-полка хочю. Бе бо Рогъволодъ пришелъ изъ заморья, имеяше волость свою Полотьскъ»; ниже под 980: «и уби Рогъволода и сына его два, и дъчерь его поя жене », а под 1128: «потомъ отца ея уби, а саму поя жене ». В виду этого признаю необходимым руководствоваться статьей 1128 года при восстановлении текста соответствующей статьи свода XI века. При этом даю предпоч­тение некоторым чтениям статьи 1128 года. Так сватовство через Добрыню («и сь посла к Роговолоду и проси у него дщере за Володимера ») представля­ется более первоначальным, чем сватовство самого Владимира («и посла ко Роговолоду Полотьску, глаголя»): Начальный свод имеет в виду взрослого Владимира, сидевшего в Новгороде на столе уже десятый год; между тем статья 1128 года указывает, что Владимир был во время сватовства Рогнеды очень молод («детьску сущю »). Предпочитаю признать для свода XI века эту вторую точку зрения, так как иначе Владимир обошелся бы без помощи Доб-рыни и в походе против Рогволода (Нач. свод и Повесть вр. лет и не упомина­ют совсем о Добрыне), а между тем Добрыня не сходит со сцены в статье 1128 года и ниже: «идоста на Полтескъ»; Добрыня велел Владимиру быть с Рог-недой в присутствии родителей. — Почему же в Нач. своде изменен рассказ, чем объяснить удаление им Добрыни?

Думаю, что прежде всего соображениями хронологическими. Нач. свод отнес весь эпизод на 6488 (980) год, когда Владимир пошел на Ярополка; он оттенил этим то обстоятельство, что завладение Рогнедой было в сущности отнятием невесты у Ярополка («в се же время хотяху Рогънедь вести за Яро­полка»); но помещение этого эпизода под 6488 годом явно насильственно. Владимиру, вернувшемуся с Варяжскою помощью из-за моря и пославшему к Ярополку объявление войны, совсем некстати было затевать сватовство и отвлекать свои силы походом на Полотск. Это соображение заставило нас (§ 118) признать эпизод с сватовством Рогнеды вставкой в тексте Древн. Ки­евского свода; содержание вставки ведет нас к новгородскому источнику. Но где же в Новгородском своде был помещен этот эпизод? Думаю, что непос­редственно за предшествующим эпизодом (также перенесенным из Новго­родского свода в Начальный свод) — эпизодом о добывании новгородцами князя. Этот эпизод, помещенный в Нач. своде и Повести вр. лет под 6478 (970) годом, оканчивается словами: «и иде Володимеръ съ Добрынею уемъ своимъ Новугороду »; думаю, что непосредственным его продолжением являются те слова, что читаются перед эпизодом о добывании Рогнеды: «И седе въ Но-вегороде» (ср. 1128 перифраза: «и Володимеру сущю Новгороде »). Допу­стив это, мы поймем, почему рассказ 1128 года сообщает о Владимире, что он был «детескъ», и почему Повесть вр. лет устранила из рассказа Добрыню, когда перенесла рассказ на десять лет позже того, что изложенное событие имело место по соображению лица, внесшего его в свод; мы поймем далее, почему рассказ 1128 года представляет Добрыню главным действующим лицом: таковым он был и в предшествующем эпизоде.

Сопоставляя текст Новгородского свода, как он восстанавливается по статье 1128 года, с соответствующим текстом Начального свода (Пов. вр. лет), видим, что при внесении в киевский свод смягчены некоторые слиш­ком резкие черты: устранена дикая сцена надругательства над Рогнедой и ее родителями. Статья 1128 года окончательно убеждает нас в том, что слова «а Туры Турове, отъ негоже и Туровци прозвашася » вставлены составите­лем Нач. свода; далее — что им же вставлено: «в се же время хотяху РогънЬдь вести за Ярополка »; наконец, что слова «собра вой многи, Варяги и Слонени, Чюдь и Кривичи» относились первоначально не к походу Вла­димира на Полотск, а к походу его на Ярополка (см. § 118).