Цивилизационная война и порядок

Глобальная война с участием сердцевинных государств основных мировых цивилизаций весьма маловероятна, но не исключена полностью. Такая война, как я предполагаю, может возникнуть из-за эскалации конфликта по линии разлома между группами стран, принадлежащих к различным цивилизациям; причем, скорее всего, в нее в качестве одной воюющей стороны будут втянуты мусульмане, а в качестве другой - немусульмане. Вероятность эскалации возрастет, если честолюбивые сердцевинные мусульманские государства начнут соперничать между собой в оказании поддержки своим выстроившимся в боевые порядки единоверцам. Она окажется меньшей, если отдаленно родственные страны не будут заинтересованы в том, чтобы быть втянутыми в войну. Более опасный источник глобальной межцивилизационной войны - изменение баланса сил между цивилизациями и их сердцевинными государствами. Если оно будет продолжаться, то подъем Китая и растущая самоуверенность этого "крупнейшего игрока в истории человечества" ляжет в начале ХХI века тяжким гнетом на международную стабильность. Появление Китая в качестве доминирующей силы Восточной и Юго-Восточной Азии вступит в противоречие с американскими интересами - в том виде, как их исторически интерпретировали [42].

Как, принимая во внимание эти американские интересы, может развиваться война между США и Китаем? Перенесемся мысленно в 2010 год. Американские войска покинули объединившуюся Корею, и США сильно сократили свое военное присутствие в Японии. Тайвань и континентальный Китай договорились между собой, что Тайвань останется de facto независимым, но открыто признает Пекин своим сюзереном. При его поддержке Тайвань примут в ООН - наподобие того, как это было сделано в 1946 году по отношению к Украине и Белоруссии. Американские компании начнут быстро осваивать месторождения нефти в Южно-Китайском море - в основном под покровительством Китая, но в отдельных районах под вьетнамским контролем. Уверенность Китая в связи с его новыми возможностями проекции силы возрастет, и он объявит об установлении полного контроля над этим морем (Китай всегда претендовал на суверенитет над ним). Вьетнам окажет сопротивление, начнутся боевые действия между китайскими и вьетнамскими военными кораблями. Желая отомстить за унижение 1979 года, китайцы нападут на Вьетнам. Вьетнамцы обратятся за помощью к США. Китайцы предостерегут США от вмешательства. Япония и другие народы Азии придут в возбуждение. США заявят о том, что не потерпят захвата Вьетнама Китаем, призовут к экономическим санкциям против Китая и направят одну из своих немногих оставшихся авианосных ударных групп в Южно-Китайское море. Китайцы объявят это нарушением своих территориальных вод и начнут наносить воздушные удары по авианосным ударным группам. Попытки генерального секретаря ООН и премьер-министра Японии провести переговоры о прекращении огня потерпят провал, и боевые действия распространятся на другие районы Восточной Азии. Япония запретит использовать американские военные базы на ее территории для боевых действий против Китая. США проигнорируют этот запрет, Япония провозгласит нейтралитет и изолирует базы. Китайские подводные лодки и самолеты наземного базирования, действующие с территории как Тайваня, так и континентального Китая, нанесут серьезный ущерб американским кораблям и военной инфраструктуре в Восточной Азии. Тем временем китайские наземные силы войдут в Ханой и оккупируют значительную часть Вьетнама.

Поскольку и Китай, и США обладают ракетами, способными доставлять ядерные вооружения на территорию друг друга, возникнет скрытый тупик и на ранних стадиях войны эти вооружения не будут использованы. Однако страх перед такими атаками возникнет в обоих обществах, особенно же сильно в США. Это вынудит многих американцев задаться вопросом: чего ради мы должны подвергаться такой опасности? Что нам за дело до того, что Китай будет контролировать Южно-Китайское море, Вьетнам или даже всю Юго-Восточную Азию? Противодействие войне будет особенно сильным в юго-западных штатах США, где преобладает испаноязычное население. И оно, и правительства этих штатов скажут: "Это не наша война" и попытаются действовать так же, как Новая Англия во время войны 1812 года. После того как Китай закрепит свои первоначальные победы в Восточной Азии, американское общественное мнение начнет меняться в направлении, на которое Япония надеялась в 1942 году. Оно будет склоняться к тому, что цена, которую придется заплатить за разгром этого новейшего сосредоточения гегемонистской силы, непомерно велика. Люди станут говорить: лучше удовольствоваться переговорами, которые положили бы конец спорадическим военным действиям или "странной войне", идущей сейчас в западной части Тихого океана.

Однако война между тем уже скажется на крупнейших странах других цивилизаций. Индия воспользуется тем, что руки Китая связаны в Восточной Азии, чтобы нанести опустошительный удар по Пакистану и полностью уничтожить его ядерный и обычный военный потенциал. Сначала ее действия будут успешными, но затем активизируется военный союз между Пакистаном, Ираном и Китаем. Иран придет на помощь Пакистану со своими современными и высокотехнологичными вооружениями. Индийское наступление захлебнется в боях с иранскими войсками и пакистанскими партизанами-выходцами из нескольких различных этнических групп. И Пакистан, и Индия обратятся за поддержкой к арабским странам. При этом Индия будет предупреждать об опасности иранского господства в Юго-Западной Азии, однако первоначальный успех Китая против США стимулирует крупные антизападные движения в мусульманских странах. Несколько еще остающихся прозападными правительств в арабских странах и Турции одно за другим будут свергнуты исламскими движениями, чьи ряды расширятся за счет огромного прироста мусульманской молодежи. Спровоцированный слабостью Запада вал антизападных настроений вызовет массированную атаку арабов на Израиль, которую сильно ослабленный американский Шестой флот не в состоянии будет остановить.

Китай и США попытаются добиться поддержки от других ключевых государств. Пока Китай будет вести счет военным успехам, Япония начнет нервно примыкать к нему, эволюционируя от формального нейтралитета к позитивному прокитайскому нейтралитету, а затем, уступая просьбам Китая, станет его союзником. Японские силы оккупируют оставшиеся на их территории американские базы, и США поспешно эвакуируют свои войска. США объявят блокаду Японии, американские и японские корабли начнут вести спорадические поединки в западной части Тихого океана. В начале войны Китай предложит России подписать пакт о взаимной безопасности (отдаленно напоминающий пакт Гитлера - Сталина). Однако на Россию успехи китайцев произведут впечатление, прямо противоположное тому, какое они произвели на японцев. Перспектива победы Китая и его полного господства в Восточной Азии приведет Москву в ужас. По мере того как Россия начнет эволюционировать в антикитайском направлении и наращивать свое военное присутствие в Сибири, в ее действия станут вмешиваться живущие в этих краях многочисленные китайские поселенцы. Китай начнет военную интервенцию с целью защитить своих соотечественников и оккупирует Владивосток, долину Амура и другие ключевые районы Восточной Сибири. Пока сражения между российскими и китайскими войсками будут распространяться на центральную Сибирь, вспыхнет восстание в Монголии, где Китай уже установил раньше свой "протекторат".

Первостепенное значение для всех воюющих имеют контроль и доступ к нефти. Несмотря на обширные капиталовложения в ядерную энергетику, Япония по-прежнему сильно зависит от импорта нефти, и это укрепляет ее склонность договориться с Китаем и обезопасить потоки нефти из Персидского залива, Индонезии и Южно-Китайского моря. По мере того как в ходе войны арабские страны станут подпадать под контроль исламских бойцов, поставки нефти из Персидского залива начнут постепенно иссякать, и Запад окажется в зависимости от российских, кавказских и центральноазиатских нефтяных источников. Это вынудит Запад приложить дополнительные усилия, чтобы привлечь Россию на свою сторону и поддержать ее в стремлении расширить контроль над богатыми нефтью мусульманскими странами, расположенными к югу от нее.

Тем временем США будут энергично пытаться мобилизовать полную поддержку со стороны своих европейских союзников. Те станут оказывать американцам дипломатическую и военную поддержку, но на военное участие пойдут неохотно. Китай и Иран будут опасаться, как бы западные страны не сплотились вокруг США, наподобие того, как в свое время Америка приходила на помощь Британии и Франции в двух мировых войнах. Чтобы предотвратить это, Китай и Иран тайно развернут ракеты среднего радиуса действия с ядерными боеголовками в Боснии и Алжире, предупредив европейские державы, чтобы те не вступали в войну. Как это почти всегда бывало в прошлом с китайскими попытками запугивания, реакция всех стран, кроме Японии, будет прямо противоположной тому, чего добивается Китай. Разведка США обнаружит и сообщит о размещении этих ракет, а Совет НАТО заявит, что их следует немедленно вывести. Однако прежде чем НАТО начнет действовать, Сербия, желая вернуть себе историческую роль защитницы христианства от турок, нападет на Боснию. К ней присоединится Хорватия, обе страны оккупируют и разделят Боснию, захватят ракеты и попытаются продолжить этнические чистки, которые их заставили прекратить в 1990-е годы. Албания и Турция попытаются помочь боснийцам. Греция и Болгария начнут вторжение в европейскую Турцию. Когда турки побегут через Босфор, в Стамбуле начнется паника. Тем временем ракета с ядерной боеголовкой, запущенная из Алжира, взорвется в предместьях Марселя, и НАТО ответит разрушительными воздушными ударами по североафриканским целям.

США, Европа, Россия и Индия окажутся вовлеченными в настоящую глобальную борьбу против Китая, Японии и большинства исламских государств. Чем закончится такая война? У обеих сторон есть крупные ядерные потенциалы, и становится ясно, что если их применение перешагнет минимальный уровень, основные противоборствующие страны будут сильно разрушены. Если сработает взаимное устрашение, истощение сил обеих сторон может привести к договоренности о перемирии, которое, однако, не приведет к решению фундаментальной проблемы китайской гегемонии в Восточной Азии. Альтернативный вариант: Запад может попытаться нанести поражение Китаю с использованием обычных вооружений. Однако сближение Японии и Китая создаст последнему защиту в форме островного санитарного кордона, предотвращающего использование американских военно-морских сил против крупных прибрежных китайских населенных пунктов и промышленных центров. Альтернативой станет обход Китая с запада. Военные действия между Россией и Китаем побудят НАТО приветствовать вступление в ее ряды России на правах полноправного члена и сотрудничество с ней при противодействии китайскому вторжению в Сибирь. При этом НАТО будет поддерживать российский контроль над мусульманскими странами Центральной Азии, обладающими нефтью и газом, а также поощрять восстания тибетцев, уйгуров и монголов против китайского владычества, постепенно мобилизуя и развертывая западные и российские силы на востоке Сибири для заключительной атаки - через Великую Китайскую стену на Пекин, Маньчжурию на хартленд ханьцев.

Каким бы ни оказался непосредственный исход этой глобальной цивилизационной войны - взаимное ядерное опустошение, договоренность о прекращении военных действий по причине обоюдного истощения или же завершающее вступление российских и западных войск на площадь Тяньаньмень, - долговременным результатом в широком смысле слова неизбежно станет резкий упадок экономической, демографической и военной мощи всех основных участников войны. В результате глобальная сила, которая веками перемещалась с Востока на Запад, а позже начала двигаться в обратном направлении, станет теперь двигаться с Севера на Юг. Больше всего выиграют в этой войне цивилизаций те, кто сможет остаться в стороне от нее. Поскольку Запад, Россия, Китай и Япония будут в разной степени разрушены, перед Индией откроется возможность переустроить мир в соответствии с индуистским курсом - если ей, несмотря на участие в войне, удастся избежать разрушений. Крупные части американского населения обвинят в резком ослаблении США узколобо сориентированную на Запад белую англо-саксонскую элиту; на волне обещаний обширной помощи (типа плана Маршалла) со стороны переживающих экономический бум стран Латинской Америки, не участвовавших в войне, к власти придут испаноговорящие лидеры. Африка, со своей стороны, мало что сможет предложить перестраивающейся Европе, наоборот; на ее развалинах останутся беспорядочные орды социально деградировавших людей. Если Китай, Япония и Корея окажутся разрушенными войной, центры влияния и силы в Азии тоже сдвинутся в южном направлении; Индонезия, сохранявшая нейтралитет, превратится в доминирующее государство и с помощью австралийских советников будет решающим образом влиять на ход событий на пространстве от Новой Зеландии на восток до Мьянмы, на запад до Шри-Ланки и на юг до Вьетнама. Все это предопределит будущий конфликт между Индией и возрожденным Китаем. В любом случае центр мировой политики сдвинется на юг.

Если этот сценарий покажется читателю дикой и неправдоподобной фантазией, тем лучше. Будем надеяться, что никакой другой сценарий глобальной цивилизационной войны не приобретет большего правдоподобия. Однако что в этом сценарии правдоподобнее всего и что больше всего тревожит, так это истоки войны: вмешательство сердцевинного государства одной цивилизации (США) в спор между сердцевинным государством другой цивилизации (Китаем) и государством-членом той же цивилизации (Вьетнамом). США посчитают необходимым вмешаться, защитить международное право, наказать за агрессию, отстоять свободу судоходства, обеспечить себе доступ к нефти Южно-Китайского моря и предотвратить господство в Восточной Азии единственной державы. Китай посчитает такое вторжение совершенно нетерпимым, расценив его как типичную попытку самонадеянного ведущего западного государства унизить и запугать Китай, спровоцировать противостояние Китаю внутри его законной сферы влияния и отказать ему в праве играть приличествующую роль в мировых делах.

Одним словом, чтобы избежать в грядущую эпоху крупных межцивилизационных войн, сердцевинным государствам следует воздерживаться от вмешательства в конфликты, происходящие в других цивилизациях. Некоторым государствам, особенно Соединенным Штатам, будет несомненно трудно согласиться с этой истиной. Правило воздержания, заключающееся в том, что сердцевинные государства должны воздерживаться от вмешательства в конфликты внутри других цивилизаций, - первое необходимое условие для поддержания мира в межцивилизационном, мультиполярном мире. Второе условие - правило совместного посредничества - заключается в том, что сердцевинным государствам следует вести друг с другом переговоры о сдерживании или прекращении войн по линиям разлома между государствами или группами, входящими в их цивилизации.

Перевод с английского П.Черемушкина