Сердцевинные государства и линии разлома

Цивилизации - это самые крупные человеческие племена, а столкновение цивилизаций - племенной конфликт в глобальном масштабе. В возникающем сейчас мире государства и группы людей, принадлежащие к различным цивилизациям, отстаивают свои интересы от целостностей третьей цивилизации; преследуя общие цели, они могут при этом вступать в ограниченные, созданные ради таких целей тактические отношения и коалиции. Отношения между группами из разных цивилизаций почти никогда не будут близкими; обычно они остаются прохладными, а часто - враждебными. Унаследованные из прошлого связи между государствами разных цивилизаций, например военные союзы времен "холодной войны", похоже, истощаются и исчезают без следа. Не суждено сбыться и надеждам на близкое межцивилизационное "партнерство" типа сформулированного однажды лидерами России и Америки. Характер складывающихся межцивилизационных отношений будет колебаться от сдержанности до применения насилия, но в большинстве случаев устанавливаться где-то посередине. Во многих случаях они будут, скорее всего, приближаться к "холодному миру", который, как предупреждал Борис Ельцин, может стать характерным для будущих отношений между Россией и Западом. Другие межцивилизационные отношения могут более или менее соответствовать состоянию "холодной войны". Понятие la guerra fria выдумали в XIII веке испанцы, описывая свое "нелегкое сосуществование" с мусульманами Средиземноморья. В 90-х годах нашего столетия многие увидели, как между исламом и Западом снова разгорается "цивилизационная холодная война" [30]. Впрочем, в мире цивилизаций это не единственный случай, к которому применимо данное понятие. Холодный мир, холодная война, торговая война, квази-война, нелегкий мир, запутанные отношения, острое соперничество, сосуществование-соревнование, гонка вооружений - в таких выражениях чаще всего описывают отношения между целостностями, принадлежащими к различным цивилизациям. Доверие и дружбу встретишь редко.

Межцивилизационный конфликт принимает две формы. На локальном уровне возникают конфликты по линиям разлома - между соседними государствами, относящимися к различным цивилизациям, между разноцивилизационными группами внутри государства или же между группами, которые, как в бывшем Советском Союзе и Югославии, пытаются создать новые государства на развалинах старых. Конфликты по линии разлома особенно часто возникают между мусульманскими и немусульманскими странами... На глобальном уровне возникают конфликты между сердцевинными государствами различных цивилизаций. Предметы таких конфликтов являются классическими для международных отношений. Среди них можно назвать конфликты из-за:

(1) влияния на формирование глобальных процессов и на действия таких глобальных международных организаций, как ООН, МВФ и Всемирный банк;

(2) военной мощи; такие конфликты проявляются в разногласиях по поводу нераспространения ядерного оружия, контроля над вооружениями и в гонке вооружений;

(3) экономической мощи и благосостояния; такие конфликты проявляются в спорах по вопросам торговли, капиталовложений и другим проблемам;

(4) людей; такие конфликты влекут за собой стремление государств одной цивилизации защитить своих соплеменников в другой цивилизации, дискриминировать или изгнать со своей территории людей другой цивилизации;

(5) моральных ценностей и культуры; такие конфликты возникают, когда в отношениях с народами других цивилизаций государство пытается продвигать собственные ценности или навязывать их;

(6) территории - время от времени; в таких случаях сердцевинные государства участвуют в конфликтах по линиям разлома, сражаясь в первых рядах.

Разумеется, эти проблемы извечно бывали источниками конфликтов между людьми. Однако если в них вовлечены государства, принадлежащие к различным цивилизациям, культурные различия обостряют конфликт. В соревновании друг с другом сердцевинные государства стремятся сплотить свои цивилизационные когорты, заручиться поддержкой государств третьих цивилизаций, внести внутренний раскол и поощрить отступничество в противостоящей цивилизации. Ради достижения своих целей страны сочетают дипломатические, политические, экономические и тайные действия с пропагандистским влиянием и принуждением. Однако маловероятно, чтобы сердцевинные государства прямо применяли друг против друга силу - за исключением таких ситуаций, как на Ближнем Востоке и в Индостане, где они граничат друг с другом по линии цивилизационного разлома. В противном случае возникновение войны между сердцевинными государствами вероятно при двух обстоятельствах. Во-первых, они могут вспыхнуть между локальными группами по мере того, как конфликт по линии разлома эскалирует, а соплеменники, в том числе сердцевинные государства, сплачиваются для поддержки локальных воюющих сторон. Однако для сердцевинных государств противостоящих цивилизаций такая перспектива является сильнейшим стимулом к сдерживанию или разрешению конфликтов по линии разлома.

Во-вторых, война между сердцевинными государствами может начаться из-за изменения глобального соотношения сил между цивилизациями. Фукидид, например, полагал, что Пелопонесская война возникла по причине возраставшей мощи Афин внутри древнегреческой цивилизации. Точно так же история западной цивилизации - это история "войн за гегемонию" между державами, переживавшими расцвет и упадок. В какой степени сходные факторы раздувают конфликт между сердцевинными государствами различных цивилизаций, находящимися на подъеме или клонящимися к упадку, зависит от того, какую форму приспособления к подъему новой державы предпочитают в этих цивилизациях: поддержание баланса или же присоединение к победителю. Вторая форма, вероятно, более характерна для азиатских цивилизаций, подъем же китайской державы, скорее, побудит государства других цивилизаций (США, Индию и Россию) постараться сбалансировать этот сдвиг. То обстоятельство, что западная история обошлась без войны за гегемонию между Великобританией и США, а сдвиг от Pax Britannica к Pax Americana завершился, по всей видимости, мирно, в значительной степени объясняется тесным культурным родством двух обществ. Отсутствие такого родства при изменении баланса сил между Западом и Китаем не делает вооруженный конфликт неизбежным, зато более вероятным. Динамизм ислама становится постоянным источником многих относительно малых войн по линиям разлома; подъем Китая - это потенциальный источник крупной межцивилизационной войны между сердцевинными государствами.