Отношения между цивилизацими

150 лет во внутрицивилизационной политике Запада господствовали великий религиозный раскол, религиозные и династические войны. В течение полутора веков после Вестфальского мира конфликты в западном мире разыгрывались преимущественно между государями - императорами, абсолютными монархами, конституционными монархами, стремившимися умножить свою бюрократию, свои армии, свою меркантилистскую экономическую силу и, что всего важнее, территории, которыми правили. По ходу дела они создавали национальные государства, и начиная с Французской революции главные конфликты происходили между нациями, а не государями. В 1793 году, как сформулировал Р.Палмер, "закончились войны королей; начались войны народов" [14]. Эта типичная для ХIХ века модель действовала вплоть до Первой мировой войны.

После 1917 года в результате русской революции к конфликту национальных государств прибавился конфликт идеологий: сначала между фашизмом, коммунизмом и либеральной демократией, а затем между двумя последними. В период "холодной войны" эти две идеологии воплотились в две сверхдержавы; каждая из них определяла свою идентичность через идеологию, и ни та ни другая не были национальными государствами в традиционно европейском понимании. После того как сначала в России, а затем в Китае и Вьетнаме пришли к власти марксисты, началась фаза перехода от европейской международной системы к постевропейской мультицивилизационной. Марксизм был плодом европейской цивилизации, но в ней он не укоренился и не победил. Вместо этого модернизирующие и революционные элиты внесли его в незападные общества: Ленин, Мао и Хо приспособили марксизм к своим целям и использовали для того, чтобы бросить вызов западной силе, мобилизовать народы, утвердить национальную идентичность и автономию своих стран в противовес Западу. Крах этой идеологии в Советском Союзе, ее существенное видоизменение в Китае и Вьетнаме вовсе не означают, однако, что эти общества позаимствуют другую западную идеологию - либеральную демократию. Те на Западе, кто полагает, что это произойдет, будут, скорее всего, удивлены творческими способностями, гибкостью и индивидуальностью незападных культур.

Таким образом, в ХХ веке отношения между цивилизациями продвинулись от фазы, когда преобладало однонаправленное влияние одной цивилизации на все остальные, к фазе интенсивного устойчивого взаимодействия всех цивилизаций. Обе главные характеристики предшествующей эры межцивилизационных отношений начали исчезать.

Во-первых, пользуясь любимым выражением историков, "экспансия Запада" кончилась и начался "бунт против Запада". Неравномерно, с перерывами и откатами, могущество Запада в сравнении с другими цивилизациями ослабевало. В 1990 году карта мира была мало похожа на карту 1920-го. Баланс военной, экономической силы и политического влияния изменился... Запад продолжал оказывать заметное воздействие на другие общества, но в его отношениях с иными цивилизациями все больше стала преобладать реакция на происходившие там события. Незападные общества, далекие от того, чтобы быть простыми объектами истории западного типа, все больше превращались в мотор и творца как собственной, так и западной истории.

Во-вторых, под влиянием этих обстоятельств международная система расширилась за пределы Запада и превратилась в мультицивилизационную. Одновременно угасли веками преобладавшие в этой системе конфликты между западными государствами. На склоне ХХ века Запад как цивилизация вышел из фазы своего развития, которую можно обозначить как фазу "воюющего государства", и начал движение к другой - "универсального государства". К концу нашего века эта фаза еще не завершилась; государства Запада объединяются в два полууниверсальных государства в Европе и Северной Америке. Тем не менее эти две целостности и их составные части связаны между собой необычайно сложной сетью формальных и неформальных институциональных связей. Универсальными государствами предшествующих цивилизаций были империи. Поскольку политической формой этой цивилизации является демократия, возникающее универсальное государство западной цивилизации является не империей, а, скорее, сочетанием федераций, конфедераций, международных режимов и организаций.

К числу великих политических идеологий ХХ века относятся либерализм, социализм, анархизм, корпоративизм, марксизм, коммунизм, социал-демократия, консерватизм, национализм, фашизм и христианская демократия. У всех них есть одно общее - они продукты западной цивилизации. Ни одна другая цивилизация не выработала значимой политической идеологии. Запад же не породил сколько-нибудь крупной религии. Все великие мировые религии - плоды незападных цивилизаций и в большинстве своем появились раньше западной цивилизации. По мере того, как мир выходит из своей западной фазы, идеологии, знаменовавшие собой позднюю пору западной цивилизации, приходят в упадок, а их место занимают религии и другие формы идентичности и убеждений, в основе которых лежит культура. Аллергическое детище западной цивилизации - происшедшее после Вестфальского мира отделение религии от международной политики - доживает свои дни, и религия, как полагает Эдвард Мортимер, "похоже, во все большей степени станет вмешиваться в международные отношения" [15]. Межцивилизационное столкновение культур и религий вытесняет рожденное Западом внутрицивилизационное столкновение политических идей...