Рабочие определения предмета социологии

Почему вопрос о предмете социологии заслуживает такого большого внимания? Дело в том, что важнейшими признаками научности любой области знания служат: предметность, объективность и применение специальных методов получения знания (см.: Новая философская энциклопедия. М., 2001. С. 23-24). Соответственно, предметность — первый признак, отличающий науку от иных способов познания; например, от искусства. Он означает, что у данной дисциплины имеется своя, особая предметная область, т.е. совокупность существенных свойств и признаков тех объектов, которые входят в эту область и изучением которых занимается данная наука.

Что можно сказать о предмете социологии сегодня? Воспользуемся имеющимся разнообразием учебников по социологии. Возьмем два западных и два отечественных учебника как источники рабочих определений предмета социологии. Речь идет об определениях, не претендующих на высокую точность и полноту. Достаточно, если они четко отграничивают предмет социологии от других социальных наук. Начнем с учебника по социологии для колледжей, т.е. для предвузовского образования. Американский профессор Нейл Смелзер пишет: «Социологию можно определить как научное изучение общества и социальных отношений» («Социология», 1994. С. 14). У английского профессора Энтони Гидденса имеются две емкие формулы: «Социология — это изучение общественной жизни человека, изучение групп и обществ»; «Социологию можно определить как систематическое изучение человеческих обществ, в котором особое внимание уделяется современным индустриальным системам» («Социология», 1999. С. 24, 39).

Пример российского определения возьмем у В.А.Ядова: «Социология — это наука о становлении, развитии, изменениях и преобразованиях, о функционировании социальных общностей и форм их самоорганизации: социальных систем, социальных структур и институтов; это наука о социальных изменениях, вызываемых активностью социального субъекта; наука о социальных отношениях...; наука о закономерностях социальных действий и массового поведения» (см. Рек.лит, с. 36). Второй пример— в учебнике под ред. А. Г. Эфендиева: "Социология изучает общие принципы воспроизводства (функционирования) и изменения основных (простых и сложных) форм социальных взаимодействий на основе широкого привлечения эмпирических данных, фактов реальной жизни, выделяя повторяющееся, устойчивое в различных сферах общественной жизни" (см. Рек.лит, с. 47).

Эти рабочие определения предмета социологии различаются между собой и в то же время имеют немало общего. Особенно важно, что все они характеризуют предмет социологии в связи с ее методологией: западные авторы кратко отмечают ее научность, российские авторы дают более подробную расшифровку структуры социологического знания и способов его получения. Множественность теорий и методологий, существующих в современной социологии, повышает роль общенаучных ее оснований. Соответствующие характеристики можно так резюмировать: предмет социологии — социальная деятельность человека, социальные отношения и процессы, общности и общества как целостные системы, их функции и структуры; социология изучает состояния и динамику своего предмета, опираясь на социальные факты и эмпирические данные, получаемые с помощью социологических, а также иных научных подходов и методов.

В первой, собственно предметной части этого определения требуется пояснить часто употребляемое ключевое слово: социальное. Прежде всего, различают два значения этого термина: широкое и узкое. Социальное в широком смысле - все, что касается общества, синоним слова общественное. Социальное в узком, специальном социологическом смысле — это взаимоотношения между субъектами, возникающие в процессах их действий и взаимодействий по поводу их статусов в социальной среде - малых и больших группах, общностях и организациях, обществе в целом. Что такое статус? Статус — это положение или позиция, которое занимает действующий субъект в той или иной группе, общности, организации, обществе. Например, в рамках лекционного курса по общей социологии реализуются различные статусы: статус преподавателя, лектора и статус студентов, слушателей, активно или пассивно воспринимающих лекцию. Эти статусы зафиксированы не просто на данной лекции, а в организации (вузе), членами которой являются и лектор и студенты. Во время лекции эти статусы реализуются в качестве соответствующих ролей, которые и составляют динамический аспект статусов. Таким образом, взаимоотношения между лектором и студентами, а также между студентами в лекционном зале — это не только взаимодействия по поводу содержания преподаваемой дисциплины, но и отношения по поводу статусов преподавателя и студентов в данном вузе. Кроме того, здесь же могут быть отношения и по поводу других статусов: каждый индивид одновременно имеет множество статусов, включен в их сеть. Есть формальные отношения и статусы (преподаватель — студент), есть неформальные отношения между студентами, как мужчинами и женщинами, симпатичными и антипатичными друг другу и т. д. Словом, существуют разные отношения и статусы, которые переплетаются между собой.

Реален ли предмет социологии?

Насколько реален этот предмет социологии? Напомним, что еще одним критерием научности является объективность, т.е. обоснование реального существования предмета науки в качестве объекта, обладающего собственными свойствами и отношениями. Общая социология давно столкнулась с этой методологической проблемой и двумя противоположными способами ее решения: социальным реализмом и социальным номинализмом.

Социальный или социологический реализм утверждает, что общество есть реальность особого рода (sui generis), отличная и даже независимая от реальности составляющих его индивидов. Такой позиции придерживались основатели социологии, наиболее отчетливо она была выражена у «социологиста» Э.Дюркгейма. Признавая, что общество возникает в результате взаимодействия индивидов, он доказывал, что после своего возникновения общество живет уже по собственным законам.

Напротив, социальный или социологический номинализм (от лат. nomen, имя) считает, что реальны лишь составляющие общество индивиды, а само общество не образует особой реальности. Ярким представителем этого подхода был противник Дюркгейма, «психологист» Габриэль Тард (1843-1904). Для него социология тождественна интерпсихологии, а подражание (в форме обычая, моды) составляет основу социальности. Его подход импонировал русской субъективной школе, свободной, однако, от крайностей психологизма в социологии.

Но есть и третья позиция. П.Сорокин пришел к такому решению: «Общий вывод из всего сказанного о социологическом реализме и номинализме таков: ни то, ни другое из этих течений неприемлемо. Каждое из них, в пылу спора, выставляет такие положения, которые либо логически абсурдны, либо эмпирически неверны. Общество или коллективное единство как совокупность взаимодействующих людей, отличная от простой суммы невзаимодействующих индивидов, существует. В качестве такой реальности sui generis оно имеет ряд свойств, явлений и процессов, которых нет и не может быть в сумме изолированных индивидов. Но, вопреки реализму, общество существует не «вне» и «независимо» от индивидов, а только как система взаимодействующих единиц, без которых и вне которых оно немыслимо и невозможно, как невозможно всякое явление без всех составляющих его элементов" (см. Рек.лит., с.316).

Таким образом, общая социология имеет дело с двумя исходными утверждениями: 1) общество есть реальность особого рода; 2) реальны индивиды и их межиндивидуальные отношения. Если одно из них принимается без доказательств, то оно становится методологическим постулатом, который определяет характер общей теории: или социологический реализм или социологический номинализм. Принять без доказательств одновременно оба утверждения невозможно: их совместимость неочевидна, следовательно, нуждается в доказательствах. Возникает вопрос о способах доказательства.

Если мы попытаемся доказать правильность одного или другого утверждения, выясняя, какое из них «первично», обусловливает другое, то получим такой же альтернативный результат, как и при отсутствии доказательств. Если первично общество, то оно существует как бы вне и независимо от индивидов, а последние становятся совокупностью общественных отношений, на деле - функциями общества, лишенными самостоятельной активности. Если первичны индивиды, то они существуют как бы до общества, а последнее оказывается простой их суммой, как целое оно лишь обозначено каким-то словом, именем, т.е. существует номинально. Следовательно, требуется иной способ доказательства.

П.Сорокин увидел такое доказательство не в особом правиле логики, а в том содержании, которое вкладывается в термин «сумма индивидов». Этот термин относится к обоим утверждениям: и к первому - об обществе как сумме индивидов, и ко второму, поскольку речь идет о сумме индивидов. Поэтому аргументация П.Сорокина открывает путь к решению, синтезирующему противоположные подходы: "Равно ли общество как совокупность взаимодействующих индивидов простой сумме последних, - это зависит от смысла, придаваемого «сумме индивидов»: если под суммой индивидов разумеются индивиды взаимодействующие, тогда сумма их равна обществу или коллективному единству, ибо сумма взаимодействующих индивидов сама составляет «общество». Если же под суммой индивидов разумеются индивиды не взаимодействующие, изолированные, отделенные друг от друга, как лейбницевские монады или две сардины, закупоренные в двух разных коробках, тогда сумма индивидов не равна обществу. Не равна по очень простой причине: по той, что в первом случае изолированные индивиды не взаимодействуют, во втором взаимодействуют. В последнем случае присоединяется новое условие - взаимодействие, - которого нет в первом. В силу этого добавочного условия создается ряд явлений, которого нет и не может быть при его отсутствии. Его наличность превращает простую сумму индивидов в общество, в коллективное единство.» (см. Рек.лит., с. 314-315).

Итак, в качестве синтезирующего противоположные подходы П.Сорокин обосновывает положение об обществе как совокупности взаимодействующих индивидов. Само по себе это положение не ново: прежде молодого русского социолога оно было сформулировано как одно из ключевых основателем формальной социологии Г.Зиммелем: общество "существует там, где во взаимодействие вступает множество индивидов"( см. Рек.лит., с. 418/. А до него - Ф.Теннисом в его фундаментальной работе «Общность и общество» (1887). Впрочем, задолго до них обоих, в 1846 г. К.Маркс писал: "Что же такое общество, какова бы ни была его форма? Продукт взаимодействия людей» (Соч., т. 27, с. 402). И вообще взаимодействие является одной из универсальных категорий диалектики. Оно исключает всякое абсолютно первичное и абсолютно вторичное. В этом смысле оно характеризует относительный, релятивистский подход к структуре любого объекта.

Возвращаясь к интересующим нас дискуссиям в социологии XX в. об обществе как реальности, добавим, что понятие взаимодействующих индивидов становится более конкретным, если его дополнить понятием «социальное действие», разработанным М.Вебером и Т.Парсонсом. Следовательно, имеются солидные методологические и теоретические предпосылки для того, чтобы сформулировать третье утверждение. Оно опирается на первые два и синтезирует их с существенно новым смыслом: 3) общество и индивиды реальны, поскольку реальны социальные действия и взаимодействия индивидов. Можно возразить, что это утверждение представляет собой еще один постулат - постулат взаимодействия индивидов. Но в том-то и дело, что истинность этого утверждения неочевидна; поэтому оно не может характеризоваться как постулат. А как синтез первых двух постулатов, совместимость которых неочевидна, оно может претендовать на статус взаимно или двусторонне аргументированного основания. Назовем его основанием релятивного реализма как методологического подхода в общей социологии.