Политический лидер как объект анализа

Какие характеристики лидеров важны и

почему? Что их формирует? Как они

соотносятся со сходными характеристиками у населения в момент выборов? Какие

лидеры легче могут начать военные действия

против соседней страны? Все это лишь некоторые из вопросов, на которые сегодня

пытается отвечать наука, в первую очередь

психология, точнее политическая психология (см., к примеру: Гозман Л.Я.,

Шестопал Е.Б. Политическая психология. — Ростов-на-

Дону, 1996). Эти проблемы во многом однотипно решались в истории человечества во

все времена. К примеру, касаясь силового

разрешения конфликта, А. Назаретян пишет: «Почти все культуры были в большей или

меньшей степени ориентированы на

периодические силовые конфликты и нуждались в потенциальном противостоянии для

воспроизводства своей духовной идентичности.

Фигуры героя, богатыря, воителя, стилизованные национальными писателями XIX века

в «защитников отечества», относятся к числу

стержневых образов едва ли не каждой традиционной культуры. Память о звенящих

мечах и победных литаврах актуализируется в

критические моменты, подсказывая испытанные способы решения проблем» (Назаретян

А.П. Агрессия, мораль и кризисы в развитии

мировой культуры (Синергетика исторического прогресса). — М., 1996. — С. 137).

Общество сегодняшнего дня также повторяет

мифологемы прошлого. Так, к примеру, Александр Невский, громящий немецких

рыцарей, появляется в киноварианте именно тогда,

когда это необходимо. Владимир Крючков, рассуждая о советско-китайском

конфликте, также подчеркивает важность личностного

фактора: «Все же доминирующими были именно субъективные факторы, которые мы, к

сожалению, привыкли почему-то

недооценивать. А ведь несовершенство общественно-государственных систем во всем

мире волей-неволей обуславливает

первостепенную роль и значение личности, особенно оказавшейся во главе

государства» (Крючков В. Личное дело. — Ч.1. — М., 1996.

— С. 102).Дэвид Винтер предложил три возможных варианта моделей лидера (Winter

D. Leader appeal, leader performance and the

motive profiles of leaders and followers: a study of American presidents and

elections // Journal of personality and social psychology. — 1987.

— N 1). Подходить к классификации следует, считает он, строя анализ лидера по

таким трем составляющим: характеристики лидера,

соответствие лидера и ситуации, соответствие лидера и его

сторонников.Характеристики лидераВ личностные характеристики лидера

попадает понятие харизмы, введенное М. Вебером. Вебер называет такие факторы,

которые оправдывают господство одного над

другими. Во-первых, это авторитет традиционных норм. Во-вторых, это легальный

авторитет, которому подчиняется современный

служащий. В третьих, это харизма — авторитет внеобыденного личного дара: «полная

личная преданность или личное доверие,

вызываемое наличием качеств вождя у какого-то человека: откровений, героизма и

других, — харизматическое господство, как его

осуществляют пророк, или — в области политического — избранный князь-

военачальник, или плебисцитарный властитель,

выдающийся демагог и политический партийный вождь» (Вебер М. Политика как

призвание и профессия // Вебер М. Избранные

произведения. — М., 1990. — С. 646).Грег Кешмен говорит о том, что доминирующие

личности, американскими примерами которых

являются Линдон Джонсон, Ричард Никсон или Генри Киссинджер, скорее оправдывают

применение силы, чем усилия по примирению

(Сashman G. What causes war? An introduction to theories of international

conflict. — New York etc., 1993. — P. 41). Анализируя

предполагаемые действия американских президентов на основании этого параметра, в

77% случаев удалось предсказать правильно,

применит ли силу данное лицо.Другим таким параметром, который проверялся в

аспекте отношений Америки к Советскому Союзу,

стало следующее наблюдение: экстраверты скорее выходили на политику

сотрудничества, чем интраверты. С этой точки зрения,

экстраверт президент России Б. Ельцин интереснее для Украины, чем приход на

смену ему какого-нибудь интраверта. Из

вышесказанного следует, что сочетание таких двух факторов, как доминирование и

экстраверт, создает самое взрывоопасное

сочетание. В американском списке таких лиц стоят Джон Даллес, Вудро Вильсон,

Герберт Гувер.Еще один параметр — нарциссизм —

это эгоизм, эксплуатация других, чувствительность к оценкам других. Нарциссизм

также коррелирует с агрессивностью и

враждебностью. Такой особенностью обладает Саддам Хуссейн, ставящий себя в

список выдающихся личностей типа Нассера, Мао,

Кастро. И еще один пример, в анализе личности Гитлера встречаются такие слова:

«Его прежние коллеги, с которыми нам удалось

войти в контакт, а равно и громадное количество иностранных корреспондентов, —

все до единого твердо убеждены в том, что Гитлер

действительно верил в свое величие. По словам Фуша, Гитлер спросил у Шушнигга во

время встречи в Берхтесгадене: «Вы

чувствуете, что все это время находитесь рядом с величайшим из немцев?» (Лангер

В.С. Гитлер // Архетип. — 1995. — № 1. — С. 131).

Он также приводит такое высказывание Гитлера: «Я не могу ошибаться. Все, что я

делаю и говорю, принадлежит истории».Зигмунд

Фрейд видит общее в организации таких искусственных масс, как церковь и войско в

том, что там «культивируется одно и то же

обманное представление (иллюзия), а именно, что имеется верховный властитель (в

католической церкви — Христос, в войске —

полководец), каждого отдельного члена массы любящий равной любовью» (Фрейд З.

Массовая психология и анализ человеческого

«я» // Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. — М., 1992. — С.

278).Соответствие лидера и ситуацииЭрик Хоффер (Hoffer E.

The true believer. — New York, 1951) считал, что массовое движение проходит цикл

из ряда типов лидеров. Оно начинается с людей

слова, материализуется фанатиками и консолидируется людьми действия. «Обычно

плюс для движения и, возможно, предпосылка его

продолжительности, если эти роли играют разные люди, последовательно сменяющие

друг друга, когда этого требуют условия. Если

же одно лицо или лица (или тот же тип лиц) ведут движение от его начала до

зрелости, это обычно завершается бедствием» (Р. 134).С

этой точки зрения смена человека слова (Горбачев) человеком действия (Б.

Ельциным) в случае России была лучше, чем снова

человеком слова (Л. Кравчук) в случае Украины.В число фанатиков Э. Хоффер

вписывает Сталина и Гитлера. Некоторые люди

проходят подобные изменения в себе. К примеру, Л. Троцкий как человек слова

сменился Л. Троцким-фанатиком.Дж. Барбер в своей

книге «Пульс политики» (цит. по: Winter D. Leader appeal, leader performance...)

построил модель выборов американских президентов в

виде следующего цикла: сначала идет акцент на конфликте сил, затем — на совести,

а потом — на примирении всех сил. В год

конфликта в качестве президента побеждает тот, кто выглядит победителем, в год

примирения — тот, кто пообещает посадить всех

вместе за стол переговоров. Интересно, насколько быстро после своего

переизбрания президент России Б. Ельцин заговорил о

примирении всех сил, признав даже подобным праздником 7 ноября. Вспомним,

кстати, как и в период перестройки возник мотив

покаяния, которого стали требовать предположительно от власти с подачи академика

Д. Лихачева.Соответствие лидера и его

сторонниковПодойдем к проблеме как бы с обратной стороны, с исключений. Д.

Винтер считает, что Абрахам Линкольн, который был

одним из двух величайших американских президентов, был избран из четырех

основных кандидатов с небольшим преимуществом.

Это говорит о том, что его мотивационный профиль не совпадал с большинством

населения в 1860-х. Ряд других американских

президентов, которые также далеко не во всем совпадали со своим населением в

период выборов, а это такие, как Вашингтон,

Рузвельт, Трумен и Кеннеди, очень высоко оцениваются историками. Трое из четырех

президентов, чьи мотивационные профили

совпадали с населением (Бухенен, Грент, Хардинг, Кулидж), считаются наихудшими

президентами США в истории.Исходно Э.

Эриксон, изучая личности таких лидеров, как Лютер, Ганди, Гитлер, предложил

теорию, в соответствии с которой требуется

совпадение (конгруэнция) характеристик лидера и характеристик его

последователей.Рассмотрев общие проблемы политического

поля, в котором функционирует лидер, перейдем теперь к некоторым конкретным

видам анализа его личности.