§2. Социальнополитические последствия чрезвычайных ситуаций и пути их преодоления

§2. Социальнополитические последствия чрезвычайных ситуаций и пути их преодоления
Эмпирическая информация по данной проблеме получена в течение июня – августа 1998 г. с помощью выборочного социологического опроса жителей России. Всего в выборочную совокупность попало 724 респондента. Отбор респондентов проводился по случайной доступной выборке во всех традиционных административно-территориальных структурах (одиннадцать регионов, гг. Москва и Санкт-Петербург) России.

Представленные характеристики выборочной совокупности весьма близки к общероссийским, и есть все основания считать выборку репрезентативной, а информацию, полученную на ее основе, – достоверной.

Одним из фундаментальных факторов, определяющих характер и масштабы социально-политических последствий чрезвычайных ситуаций, является общественное мнение. В широком смысле под общественным мнением понимается отношение достаточно больших социальных групп общества к каким-либо значимым событиям или явлениям, которые в той или иной мере затрагивают жизненно важные интересы этих групп. Для целей данной работы принципиально важным является знание не только состояния общественного мнения, но и выявление компонент его структуры, таких, в частности, которые формируют оценочные представления о ЧС, закладывают основы отношения к ним, определяют поступки и поведение людей в соответствующих обстоятельствах.

Из материалов опроса следует, что существенная часть населения России (73,1%) очень внимательно относится к событиям, связанным с ЧС, переживает за попавших в них людей и следит за помощью, которую им оказывают власти. Каждый пятый из опрошенных (21,1%) воспринимает их наряду со всеми прочими событиями и лишь 3,7% мало интересуется ЧС. Наиболее высока доля представителей последней группы среди безработных (44%). Среди работников науки, культуры, здравоохранения, военных и студентов их нет совсем. В то же время первая категория опрошенных больше всего распространена среди пенсионеров (84%), работников науки, культуры и здравоохранения (83%), служащих (73%). Эта же категория (внимательно следящих за происходящими ЧС) больше распространена среди горожан (75,3%), чем среди жителей сел и поселков городского типа (51%). Женщин заметно больше, чем мужчин, как в первой (78% против 57%), так и во второй группе (9% против 5%). Доля представителей второй группы имеет тенденцию к уменьшению по мере увеличения возраста респондентов (от 6% среди тех, кому до 25 лет, до 3% среди 51летних и старше). Уровень образования весьма четко дифференцирует отношение людей к чрезвычайным ситуациям. Это хорошо видно из табл. 4.

Таблица 4. Отношение к ЧС в зависимости от уровня образования

Уровень образования Отношение к ЧС
Мало интересует Наряду со всем прочим Переживаю и слежу за помощью
Неполное среднее 11 26 53
Среднее общее 8 22 70
Среднее специальное 3 22 73
Высшее, незаконченное высшее 2 19 76

Таким образом, наибольший интерес к самим ЧС и проблемам, связанным с ними, проявляют жители крупных городов, преимущественно женщины с довольно высоким уровнем образования, а также люди старших возрастных групп, т.е. наиболее политически активная часть населения России.

О мнениях респондентов относительно динамики общего объема катастроф различного типа за последние 10 лет дает представление табл. 5.

Таблица 5. Оценка ретроспективной динамики различных видов катастроф за 10 лет

Виды катастроф Оценка количества катастроф
увеличивается не меняется уменьшается трудно сказать
Природные 67,4 25,0 0,4 7,2
Техногенные 84,0 7,0 1,5 7,3
Социально-политические 84,4 7,9 1,6 6,7
Военные 73,2 13,6 3,6 9,7
Представленные данные позволяют утверждать, что в сознании подавляющего большинства жителей России количество катастроф всех видов за последние 10 лет неуклонно увеличивается. Бесспорное "лидерство", как видно, принадлежит социально-политическим и техногенным катастрофам (84,4% и 84% соответственно). Природные катастрофы в этом списке занимают последнее место (67,4%). Их с заметным отрывом опережают военные (73,2%).

Сама по себе иерархия расположения видов катастроф символична и представляет большой интерес. Она свидетельствует, в частности, о том, что наибольший стресс в сознании россиян вызывают не только и не столько природные катастрофы, сколько последствия тяжелейших социальных катаклизмов, которые были вызваны к жизни главным образом процессами "перестройки" и "реформ". Именно эти последствия (политическая и социально-экономическая нестабильность, разрушение промышленной сферы и связанный с этим рост техногенных катастроф, перманентная военная угроза) воспринимаются ими как наиболее опасные чрезвычайные ситуации, которые по своим масштабам и значимости оцениваются ими как гораздо более страшные катастрофы, чем те, которые вызваны естественными, природными причинами.

Закономерность именно такого соотношения между различными видами катастроф в представлении российских граждан подтверждает тот факт, что люди, которым приходилось попадать в ЧС и которые благодаря этому имеют достаточно четкие критериальные ориентиры и могут выступать в определенном смысле как эксперты, оценивают негативные последствия всех видов катастроф, обусловленных социальными процессами, еще более жестко. Это отчетливо видно из различий в характере распределений ответов соответствующих категорий респондентов, которые считают, что количество всех видов катастроф за последние 10 лет увеличилось. Они представлены в табл. 6.

Таблица 6. Ретроспективная оценка роста количества различных катастроф респондентами в зависимости от того, побывали они в ЧС или нет

Считают, что количество катастроф увеличивается Виды катастроф
Природные Техногенные Социально-политические Военные
Попадавшие в ЧС 61,4 86 83 74
Не попадавшие в ЧС 64 77 78 64

Как видно, более опытные респонденты гораздо сильнее озабочены ростом численности катастроф именно социального характера.

Эта же тенденция – склонность усматривать главные причины возникновения и увеличения масштабов ЧС в социальных факторах – отчетливо проявляется и при оценке респондентами причин техногенных катастроф. Они представлены в табл. 7.

Таблица 7. Причины техногенных катастроф в оценке россиян

Наименование Доля опрошенных
Изношенность техники и технологий 72%
Отношение властей к проблеме 48%
Состояние нравственности 34%
Состояние и уровень соблюдения техники безопасности 28%
Уровень развития техники 17%
Недостаток средств индивидуальной и коллективной зашиты 13%
Диверсии, вредительство 11%

Понятно, что изношенность техники и несовершенство технологий напрямую зависят от отношения властей к экономике в целом и ее технико-технологической составляющей в частности, т.е. от государственной социально-экономической политики. Поэтому вовсе не случайно названные факторы возглавляют этот список и стоят рядом. Состояние нравственности и уровень соблюдения правил техники безопасности также представляют собой пару, связанную между собой как причина и следствие, в которой первична именно нравственность. Остальные факторы (как видно, сугубо материально-технические и несколько экзотические) хотя и играют определенную роль в возникновении техногенных катастроф, не оказывают, по мнению опрошенных, на них значительного влияния.

Как же оценивают российские граждане те структуры и механизмы, которые ориентированы на профилактику, предупреждение и борьбу с чрезвычайными ситуациями?

Что касается специализированных государственных органов, чьей главной целью является решение названных задач (к ним в первую очередь относится МЧС РФ), то оценку их деятельности в целом нельзя назвать удовлетворительной, так как лишь четверть всех опрошенных (27%) полагает, что они достаточно эффективно справляются с возложенными на них обязанностями, половина опрошенных (51%) оценивает их работу как не очень эффективную, а 4% респондентов вовсе отказывается признать их работу эффективной. Есть, однако, в этих оценках один существенный нюанс. Проявляется он в заметном отличии ответов на этот вопрос тех, кто побывал в ЧС, и остальных респондентов. Это видно из данных табл. 8.

Таблица 8. Оценка деятельности по борьбе с ЧС в зависимости от того, побывали респонденты в ЧС или нет

Попадали ли Вы в ЧС? Насколько хорошо справляются с ЧС?
Достаточно эффективно Не очень эффективно Совсем не эффективно
Да 27 57 5
Нет 28 47 4

При одинаковой доле тех, кто дал диаметрально противоположные оценки в обеих группах, среди имеющих опыт нахождения в ЧС респондентов заметно выше доля тех, кто оценивает работу соответствующих органов как не очень эффективную. Среди них же в 2 раза меньше тех, кто затруднился дать оценку (10% против 20%). По-видимому, именно эту оценку следует считать реальной, точнее отражающей положение дел в целом.

Однако для более глубокого понимания ситуации, ее полноценного анализа, принятия управленческих решений такой оценки недостаточно, требуется ее конкретизация. Это позволяют сделать ответы на вопрос: "Кто оказывает при чрезвычайных ситуациях наибольшую помощь?" Для различных групп опрошенных они представлены в табл. 9.

Таблица 9. Органы, оказывающие наибольшую помощь в ЧС по мнению различных категорий опрошенных

Наименование органа Все опрошенные Попадали ли в ЧС?
Да Нет
Федеральные власти 14,1 16 13
Региональные власти 9 9 9
Местные власти 29 29 28
Аварийно-спасательные службы 71 76 67
Руководители, предприятий 6,4 10 4
Общественные организации 1 1 1
Правоохранительные органы 11,4 16 8
Сами люди 31 26 36
Другие органы 2,1 3 1,5

По единодушному признанию, наиболее действенной в условиях чрезвычайных ситуаций признается работа аварийно-спасательных служб.

При этом бывалые респонденты, побывавшие в этих условиях, оценивают их работу заметно выше остальной части опрошенных (76% против 67%). Обе группы респондентов ставят усилия самих пострадавших на 2-е место, но первая группа относится к результатам их деятельности заметно скептичнее (26% против 36%). Оценка деятельности властей в обеих группах практически совпадает с общей. При этом наибольший рейтинг получила деятельность местной администрации (29%). Усилия федеральной власти оцениваются существенно ниже (14%). Региональные власти, по мнению опрошенных, исчезающе мало способствуют устранению ЧС. Таким образом, в сознании российских граждан степень участия властей в профилактике и ликвидации ЧС довольно незначительна и представлена она, главным образом, на местном и федеральном уровнях. Усилия региональных властей в этой сфере, по сути дела, остаются для россиян незаметными.

Весьма примечательное различие в восприятии деятельности соответствующих структур в условиях ЧС двух названных групп опрошенных состоит в том, что бывалые респонденты существенно выше оценивают правоохранительные органы (16% против 8%).Это свидетельствует о том, что усилия органов МВД в чрезвычайных ситуациях не остаются не замеченными людьми и оцениваются достаточно высоко.

То, как воспринимают опрошенные чрезвычайные ситуации, отражено в табл. 10.

Таблица 10. Оценка опрошенными последствий чрезвычайных ситуаций

Характеристика оценки Оценка
Снижается He меняется Возрастает Трудно сказать
Доверие к властям 62 16,6 9,1 12,6
Сплоченность людей 9,3 14,6 66 10
Социальная напряженность 7,2 11,6 74,4 7
Кол-во правонарушений 5 11 67 17

Как видно, в результате ЧС усугубление уровня негативных процессов (возрастание социальной напряженности, количества правонарушений и снижение доверия к властям – 74,4%, 67%, 62% соответственно) существенно выше улучшения позитивных характеристик (рост сплоченности людей – 66%). Примечательно, что именно социальная напряженность со значительным отрывом возглавляет список негативных последствий возникающих катастроф. Поэтому ни о какой их компенсации какими-то пусть и немногими позитивными мерами не может быть и речи. При этом отмечается довольно редкое для различных групп совпадение взглядов. Различие возникает только при оценке доверия к властям: считают, что оно снижается, 71% попадавших в ЧС респондентов и лишь 57% остальных опрошенных.

Таким образом, ретроспектива восприятия влияния катастроф на повседневную жизнь гражданами России довольно мрачна. Главный источник возникновения чрезвычайных ситуаций они видят прежде всего в социальных факторах, определяемых социально-политическими, экономическими, культурными процессами, и, в конечном счете, деятельностью самих людей.

Что же касается перспектив, связанных с возможными ЧС, то современным россиянам они видятся в еще более мрачных тонах. Если за последние 10 лет реально в ЧС попало чуть больше трети опрошенных (38%), то оказаться в них в ближайшие 5 лет допускают для себя 60%. Отвергают такую возможность только 5,7% опрошенных, а 35% затруднились сделать такую оценку.

Обращает на себя внимание существенная дифференциация в содержании ответов на этот вопрос в зависимости от того, приходилось ли респондентам попадать в ЧС или нет. Это отчетливо видно из распределений, представленных в табл. 11.

Таблица 11. Возможность попасть в ЧС, которую допускают для себя люди в зависимости от того, побывали они в ЧС или нет

Попадали ли в ЧС? Допускают возможность попасть в ЧС в ближайшие 5 лет
Да Нет Затруднились ответить
Да 76 4 21
Нет 49 7 43

Имевшие опыт нахождения в ЧС респонденты, как видно, настроены весьма пессимистично. При этом они обнаруживают гораздо более высокий уровень уверенности в оценках (доля затруднившихся дать ответ среди них 21%, т.е. почти в 2 раза меньше, чем у респондентов другой группы). Эта уверенность, по всей видимости, основана на трезвом, компетентном знании ситуации, которое и вынуждает их резко отрицательно оценивать перспективы, связанные с возможными ЧС.

Так же существенны и показательны и различия в приоритетах, которыми наделяют представители обеих групп отдельные виды ЧС в зависимости от того, насколько они их опасаются (см. Табл. 12).

Табл. 12. Катастрофы, в которые боятся попасть люди в ближайшие 5 лет в зависимости от того, побывали они в ЧС или нет

Попадали ли в ЧС? Виды катастроф
природные техногенные экологические социально-политические военные
Да 39 39 25 38 33
Нет 28 30 29 28 27

Как видно, иерархия будущих катастроф по степени их опасности в сознании россиян заметно отличается от той, которая характерна для восприятия прошедших катастроф. При сохранении повышенного уровня тревожности у более опытных в этой иерархии рейтинги всех видов катастроф (за исключением экологических) в каждой группе практически выравниваются. В особенности это справедливо для оценок тех, кто еще не побывал в условиях ЧС. Это свидетельствует, в частности, о том, что хотя масштабы и глубина происходящих в стране социально-политических катаклизмов нисколько не уменьшились, в общественном сознании сложилось понимание их направленности, и у людей выработались какие-то адаптационные навыки, дающие им некоторую долю уверенности в их способности противостоять деструктивным последствиям этих процессов.

Да и тот факт, что более опытные респонденты ставят техногенные катастрофы в один ряд с природными, говорит о том, что социальные, политические, культурные факторы остаются в числе главных, которые влияют на сознание россиян в последние годы.

Поскольку работники аппарата управления на тестовых вопросах показали себя наиболее компетентными, на оценки именно этой категории экспертов имеет смысл обращать особое внимание в дальнейшем содержательном анализе.

Представляет интерес мнение экспертов о самих ЧС и, в частности, то, насколько оно согласуется с оценками рядовых граждан. В целом можно отметить определенный уровень совпадения этих оценок. Однако есть в них и существенные отличия. Это хорошо видно на примере анализа причин техногенных катастроф как явления, вызванного главным образом социальными факторами. В Табл. 13 представлены распределения ответов различных категорий экспертов по данному вопросу.

Табл. 13. Причины техногенных катастроф по мнению различных категорий экспертов

Причины техногенных катастроф Группы экспертов
Все опрошенные Служащие Управленцы Военные, МВД
Уровень изношенности техники и коммуникаций 77,4 68 80 84
Отношение властей к проблеме 28 30 25 29
Состояние техники безопасности 25 27 15 27
Состояние нравственности и дисциплины 19 23 0 27
Уровень развития техники и технологии 13,4 13,6 10 10
Недостаток средств индивидуальной и коллективной защиты 6 9 5 1,6
Диверсии, вредительство и т. п. 4,3 2,3 5 3

Если сравнивать иерархию значимости причин техногенных катастроф у экспертов и жителей России (см. табл. 7), то можно убедиться в полной идентичности первой позиции: обе категории опрошенных главную причину видят в высоком уровне изношенности техники и коммуникаций (77,4% и 72,1% соответственно). При этом наибольший вес она имеет для военных (84%) и работников аппарата управления (80%). Некоторые эксперты в отличие от рядовых граждан объясняют выбор именно этой позиции. Суть их объяснений сводится к тому, что в России создана однобокая, воровская социально-экономическая система, ориентированная на максимальную финансовую прибыль за счет экономии на всем, в том числе и на технике безопасности, сформирована и соответствующая "культура" у людей. Этим и объясняется хронический недостаток, а чаще полное отсутствие средств на необходимую профилактику и защиту технического оборудования и технику безопасности.

Вторая причина техногенных катастроф для обеих категорий также совпадает. Это отношение властей к проблеме. Однако ее значимость они оценивают существенно по-разному: эксперты – 28%, население – 48%.

На третье место эксперты ставят состояние техники безопасности (25%), а на четвертое – состояние нравственности и дисциплины (19%). Жители России хотя и называют эти же причины, но их последовательность прямо противоположная: на третьем месте – состояние нравственности и дисциплины (34%), а на четвертом – состояние техники безопасности (28,2%).

Даже этот неполный обзор вскрывает существенную разницу в базовых основаниях оценок: эксперты в гораздо большей степени склонны объяснять причины техногенных катастроф техническими и технологическими факторами (в этом смысле обращает на себя внимание большой разрыв в значимости первой и второй причин: почти 50 пунктов!). Граждане России, напротив, признавая в качестве непосредственных причин этого вида катастроф технико-технологические, первопричину видят в факторах социально-политического и в целом социального плана (у них разрыв значений первой и второй причин не достигает и 25 пунктов!). Технократический подход в наибольшей степени характерен для работников аппарата управления (ни один из них, в частности, не указал в качестве причины техногенных катастроф состояние нравственности!) и в несколько меньшей – для военных и работников МВД России (у них самая высокая доля отметивших как причину изношенность техники и коммуникаций – 84%!). Объективности ради следует заметить, что у последней группы наивысший рейтинг из всех групп экспертов получил фактор состояния нравственности и дисциплины (27%). Однако акцент представителями этой группы был сделан больше на дисциплину. Действительно, принимая непосредственное участие в ликвидации ЧС, военные сильнее других групп экспертов ощущают пагубность падения исполнительской дисциплины, и не все из них могут соотнести это явление с общей деградацией нравственного сознания общества в целом. Таким образом, характерная черта подхода экспертов к анализу проблематики ЧС, отличающая их от видения этих же проблем рядовыми гражданами, состоит в том, что акцент переносится с людей на технику.

Достаточно убедительным подтверждением этому выводу могут служить данные табл. 14, в которой представлены ответы экспертов на вопрос о том, кто оказывает наибольшую помощь при ликвидации ЧС, в сравнении с данными табл. 9.

Таблица 14. Оценка значимости помощи в условиях ЧС различными группами экспертов

Кто оказывает наибольшую помощь в ЧС? Группы экспертов
Все опрошенные Служащие Управленцы Военные, МВД
Федеральные власти 11,6 9 15 12,7
Региональные власти 13,4 13,6 5 17,4
Местные власти 43,3 34 40 46
Аварийно-спасательные службы 58,5 66 65 57
Руководители предприятий, организаций 12,8 11,3 15 14
Правоохранительные органы 10,4 11,3 5 16
Сами люди 18,3 18 15 16

Как и рядовые граждане, первое место в этой сфере деятельности эксперты отводят аварийно-спасательным службам. Однако их роль они оценивают значительно ниже (58,5% против 71%), и это – свидетельство знания реальной роли этих служб. Выбор следующей по значимости структуры у экспертов и населения различен: первые отдают предпочтение местным властям (43,3%), тогда как вторые – самим людям (31%). Помощь и деятельность самих людей в условиях ЧС эксперты ставят на третье место (18,3%). Разность значений второй и третьей оценок как раз и свидетельствует о неизжитом технократизме мышления экспертной группы. Для значительной части экспертов население продолжает оставаться инертной, пассивной массой наряду с прочими "объектами" приложения сил и организационных действий.

Обращает на себя внимание чрезвычайно низкая оценка роли федеральных властей (11,6%) и правоохранительных органов (10,4, у аппарата управления – 5%!). Понятно, что помощь из федерального центра и правоохранительных органов приходит к конкретному месту ЧС не сразу, и первыми вынуждены принимать решения и меры местные органы. Однако сам факт дает основание для определенных выводов.

Закономерность этих оценок подтверждают ответы экспертов на прямой вопрос о действиях властей различного уровня по защите пострадавших в результате ЧС. Они представлены в табл. 15.

Таблица 15. Оценка экспертами деятельности властей различного уровня по защите пострадавших в ЧС

Уровень власти Оценка деятельности
Эффективна Мало эффективна Совсем не эффективна Затруднились
Федеральный 36 40 5 15
Региональный 31 45 9 13
Местный 53 24 8 13

Как видно, эффективность деятельности местных властей и в этом случае оценивается значительно выше, чем усилия властей федерального и (в особенности!) регионального уровня.

Таблица 16. Оценка экспертами социально-политических ЧС

Характеристика оценки Оценка
Снижается Не меняется Возрастает Затруднились ответить
Доверие к властям 52,4 17 10,4 16
Сплоченность людей 8,5 5,5 74,4 6
Социальная напряженность 6 6,7 76,2 3
Кол-во правонарушений 6,7 11 63,4 14

Экспертам было также предложено оценить социально-политические ЧС. Их мнения по этой проблеме представлены в табл. 16. Если сравнить эти данные с данными табл. 10, в которой приводятся результаты ответов на эти же вопросы рядовых граждан, то легко заметить их высокую согласованность. Это означает, что при оценке событий, выходящих за рамки их непосредственной деятельности, эксперты высказывают суждения, находящиеся на уровне здравого смысла.

В открытой форме (без заранее предложенных вариантов ответов) эксперты назвали основные социально-политические факторы, которые, по их мнению, могли бы улучшить работу РСЧС. При этом эксперты обнаружили довольно высокий уровень активности (ответили на этот вопрос 46% экспертов), что само по себе свидетельствует о весьма заинтересованном отношении к своей деятельности. Наиболее часто встречающиеся предложения представлены в табл. 17.

Таблица 17. Социальнополитические факторы, способствующие, по мнению экспертов, улучшению деятельности РСЧС

Содержание предложений Доля ответов
Восстановление полноценной экономики, обеспечение ее стабильности, создание надежной финансовой базы 56%
Повышение статуса РСЧС, улучшение ее финансового и технического обеспечения 32%
Политическая стабильность, сильная государственная власть 29%
Повышение уровня доверия к власти, соблюдение конституционных норм 11%
Изменение социальной и правовой политики, обеспечение действия законов 9%
Повышение ответственности власти за результаты своей деятельности 8%
Улучшение подготовки населения к действиям в условиях ЧС 6%
Своевременная выплата и повышение уровня зарплаты всем сотрудникам РСЧС, в особенности – специалистам 5%

Кроме вошедших в таблицу был зафиксирован ряд мнений, которые, несмотря на то, что они высказывались одним-двумя экспертами, несомненно, представляют интерес:

- повышение уровня жизни населения;

- наличие общенациональной идеи, патриотизм, вера в будущее;

- модернизация структуры и режима функционирования подразделений по защите населения;

- подчинение всей системы по профилактике и борьбе с ЧС системе ГО, а РСЧС рассматривается как ее вариант мирного времени;

- снижение штатной численности сотрудников за счет повышения их профессионализма;

- упорядочение законодательной базы работы РСЧС;

- повышение авторитета местной власти среди населения;

- нейтралитет МЧС России в политических "играх";

- повышение позитивной роли общественного мнения по отношению к деятельности МЧС;

- перевод всех органов РСЧС на федеральный бюджет;

- улучшение подготовки кадров.

Как видно, эксперты широко подходят к проблеме, правильно обозначают "болевые точки" и направления решения возникающих проблем.

Деятельность по профилактике и ликвидации ЧС – проблема комплексная, и ее эффективность в значительной степени зависит от того, насколько успешно поставлено взаимодействие между соответствующими управленческими структурами. В ходе опроса экспертам предлагалось оценить качество этого взаимодействия. Общую оценку механизма взаимодействия соответствующих министерств и ведомств в рамках РСЧС нельзя признать высокой: большая часть опрошенных либо не удовлетворены, либо затрудняются оценить качество его функционирования. В целом отрицательную оценку дают наиболее компетентные в этом вопросе эксперты – работники управления.

Огромное значение в деятельности по ликвидации ЧС имеет социально-политическое и социально-психологическое состояние населения. В особенности это относится к начальному периоду возникновения ЧС, когда состояние общества, как показывают исследования, деструктивно, т.е. людей трудно организовать, успокоить и мобилизовать на собственную защиту. О причинах этого явления также было предложено высказаться экспертам. Их мнения отражены в табл. 18.

Таблица 18. Причины состояния общества в начальный период возникновения ЧС

Характеристика причины Группы экспертов
Все опрошенные Служащие Управленцы Военные, МВД
Слабая подготовка населения к ЧС 72 72,7 80 76,2
Недостоверность информации из СМИ 31,7 27,3 15 36,5
Внезапность, уникальность ЧС 30,5 29,6 30 23,8
Недостатки профподготовки аварийно-спасательных служб 14,6 6,8 30 9,5
Низкий порог критического отношения населения к слухам 13,4 18,2 10 12,7
Недостатки в работе управленческого аппарата 13,4 11,4 25 11,1
Эмоциональная неустойчивость к формам управления в условиях ЧС 7,3 11,4 0 9,5

Практически все группы экспертов единодушны в том, что главная причина деструктивного состояния общества на начальном этапе чрезвычайной ситуации – слабая подготовка населения к рациональным действиям в условиях ЧС. В этом, конечно, присутствует элемент естественного желания видеть причины проблем в первую очередь в других, не зависящих от них обстоятельствах. Однако высокий уровень значимости этой позиции, по-видимому, правильно отражает реальную ситуацию.

Вторая позиция – недостоверность и недостаточность информации, поступающей через СМИ, бесспорно, верна. При этом обращает на себя внимание тот факт, что непосредственные участники ЧС – военные – выше остальных категорий экспертов оценивают степень его деструктивного влияния.

Внезапность, уникальность самих ЧС, конечно же, влияют на характер первого этапа ЧС, и этот фактор эксперты поставили на третье место. У военных, однако, зафиксирован самый низкий уровень его значимости (23,8% по сравнению с 30,5% в целом).

В оценке уровня деструктивного влияния недостатков профессиональной подготовки аварийно-спасательных служб наблюдаются "ножницы": самое низкое значение этому фактору придают служащие (6,8%) и военные (9,5%), в то время как управленцы – самое высокое (30%). Легко понять, что в этом противоречии сказывается разность позиций и ролей названных категорий экспертов.

Неумению значительной части населения критично оценивать поступающие сведения и слухи о ЧС наибольшее значение придают служащие (18,2%), в то время как военные и управленцы по понятным причинам оценивают влияние этого фактора значительно ниже (10% и 12,5% соответственно).

Психологическое состояние общества может оказывать как негативное, так и позитивное воздействие на характер любого социального процесса. Выше были рассмотрены факторы, негативно влияющие на это состояние в начальный период ЧС. Отражением психологического состояния общества в обычных условиях может служить общественное мнение (ОМ). А поскольку самым эффективным инструментом воздействия на общественное мнение являются средства массовой информации, представляется целесообразным рассмотреть мнения экспертов о том, как они оценивают роль СМИ в формировании ОМ по проблемам чрезвычайных ситуаций. Их оценки представлены в табл. 19.

Таблица 19. Оценка работы СМИ по формированию общественного мнения по проблемам ЧС различными группами экспертов

Характеристика оценки Группы экспертов
Все опрошенные Служащие Управленцы Военные, МВД
Эффективна 16,5 13,6 30 14,3
Скорее эффективна, чем нет 43,3 40,9 40 50,8
Скорее не эффективна 33,5 40,9 25 30
Затруднились ответить 4,9 4,6 5 1,6

Как видно, эксперты в большинстве склонны оценивать работу СМИ положительно. Выше остальных ее оценивают управленцы, служащие более скептичны в этом вопросе. Учитывая это бесспорное обстоятельство, конструктивным представляется анализ мотивировки тех экспертов, которые отрицательно оценили работу СМИ в области формирования ОМ по проблемам ЧС. Эти мотивы представлены в табл. 20.

Таблица 20. Мотивы отрицательной оценки экспертами работы СМИ по формированию общественного мнения по проблемам ЧС

Характеристики мотивов Доля ответов
У журналисты преобладает желание дать "жареные" факты, сенсации, взбудоражить аудиторию, что приводит к преувеличению масштабов ЧС и в конечном счете приносит вред, а не помощь 32%
Идут непроверенные, не согласованные с ГО и МЧС "факты" 24%
Оперативно сообщают о ЧС, но ничего – об их профилактике, причинах. Нет их анализа 20%
Идет извращение фактов, манипулирование ими в угоду властям или хозяевам СМИ 20%
Некомпетентность, непрофессионализм журналистов 12%
Преподносят ЧС как обычное, рядовое явление 8%
Люди верят СМИ, так как нет других источников информации 4%
Практически нет учебных передач 4%

Общий мотив отрицательной оценки очевиден: отсутствие у работников СМИ заинтересованности в государственном, конструктивном подходе к освещению фактов и событий, связанных с чрезвычайными ситуациями. Поэтому нет ничего удивительного в том, что подавляющее большинство экспертов (98%!) твердо убеждены в необходимости организовать регулярный выпуск специальных телепередач, разъясняющих населению его действия, а также действия сил РСЧС в условиях различных видов ЧС.

Подведем итог.

Роль социально-политической составляющей деятельности по противостоянию ЧС очень велика. Ее усиление является стратегической задачей. Традиционный путь, основанный на количественном увеличении соответствующих сил и средств, повышении их профессионализма и технической оснащенности, оказывается уже недостаточным для обеспечения адекватной реакции общества на неуклонное увеличение численности и рост разрушительной силы катастрофических процессов.

В частности, подразделения МЧС России, в силу объективных обстоятельств берут на себя все новые и новые функции, превращающие эту структуру в институт, способный влиять на политические и экономические процессы, происходящие в стране. Поэтому необходимо расширять научные исследования в этом направлении и переходить к мониторингу социально-политической ситуации в России с точки зрения предупреждения и уменьшения масштабов ЧС.

Результаты опросов показали, что при высоком внимании граждан к происходящим ЧС, в том числе и техногенного характера, наибольшую обеспокоенность в общественном сознании вызывают именно ЧС, связанные с социально-политическими факторами. Среди наиболее важных негативных последствий возникающих катастроф называются повышение напряженности в обществе, увеличение количества правонарушений, и что наиболее опасно, снижение доверия к властям.

Имеет место весьма негативная оценка россиянами деятельности соответствующих органов (за исключением МЧС России), направленной на предотвращение ЧС и их ликвидацию, а также чрезвычайно низкая степень готовности граждан к самостоятельным действиям в условиях ЧС. Необходимо существенно повысить эффективность обучения граждан знаниям и навыкам поведения в условиях ЧС с обязательным учетом специфики различных социально-демографических групп населения. Одной из причин невнимательного отношения экспертов к социально-политической составляющей деятельности РСЧС является технократический подход к анализу проблематики чрезвычайных ситуаций. Часто к сведению не принимаются социально-политические процессы, происходящие в стране, а также такие факторы, как нравственность, правосознание, общественное мнение населения.

При отсутствии должного уровня помощи со стороны федеральных властей и правоохранительных органов по профилактике и ликвидации ЧС значительным резервом повышения эффективности функционирования РСЧС является устранение недостатков в работе управленческого аппарата и постоянная модификация механизма взаимодействия соответствующих министерств и ведомств.

Исследование показало важность и актуальность работы по повышению уровня подготовки населения к действиям в условиях ЧС, что позволит уменьшить стресс людей на начальных этапах ЧС. Особая роль при этом отводится работе со средствами массовой информации. Это тем более актуально, что сегодня риск осознается россиянами как глобальная социальная ситуация, сопутствующая им в повседневной жизни.

Сам образ спасателя становится все более востребованным массовым сознанием, в том числе и массово-политическим сознанием. Это принципиально новый элемент социально-политической ситуации. В настоящее время приходит понимание того, что Россия может выйти из кризиса только собственными силами на позитивной, конструктивной основе. Образ спасателя постепенно трансформируется в основополагающую, системообразующую ценность. Все отчетливее осознается потребность формирования массовой "культуры безопасности". Важное значение в работе по ликвидации ЧС имеет и мотивация лиц, непосредственно причастных к этой деятельности.