§5. Системные свойства новой реальности

§5. Системные свойства новой реальности
Стимул технического прогресса – наша беззащитность перед техникой.

Карл Краус

По-видимому, главный урок, который был преподан специалистам по управлению рисками в конце XX века, можно сформулировать в виде утверждения: «Чтобы обеспечить безопасность, надо внимательно следить за изменением системных свойств нашего мира».

Системные свойства связаны с тем, что у сложной системы, у целого, могут появиться качества, которыми не обладают части. В нынешнем, быстро развивающемся мире создаются и уничтожаются сотни и тысячи новых причинно-следственных связей, а с ними появляются и новые риски. Длинная цепь таких связей может привести к тому, что объект начинает вести себя парадоксальным образом.

Конец XX века показал, что главный итог уходящего столетия – не огромные технические достижения и радикальные геополитические перемены, а изменение системных свойств нашего мира. С ними связаны и новые ресурсы развития, и новые риски. Появились новые методы борьбы, новые области соперничества, новые угрозы. Сегодня даже трудно осознать, насколько новой и парадоксальной является сложившаяся ситуация.

Если на заре истории главной ареной соперничества была суша и противоречия разрешались путем вооруженных конфликтов, то с течением времени противостояние было перенесено на море, потом в глубины океана, в воздушное пространство и, наконец, в космос (концепция "высокой границы" и "звездных войн" Р. Рейгана). В XXI веке, как полагают многие эксперты, главной ареной станет информационное пространство (киберпространство, в западной терминологии). Цель борьбы в этом пространстве – изменение массового сознания, представлений, ценностей отдельных людей и социальных групп. Нынешние информационные технологии позволяют разрушить конкурирующее государство без единого выстрела, если оно не осознает опасности и не выстраивает защиту от нее.

Опыт создания систем вооружений и организационных структур показывает, что несмотря на все усилия, не удается создать объекты, лишенные "ахиллесовой пяты". Это означает новые "экологические ниши" для терроризма, для тех, кто "готов играть не по правилам". И это естественно – система без ахиллесовой пяты будет не способна к адаптации, к радикальному изменению своих действий в кризисной ситуации. Поэтому вполне естественно, что большинство социально-технологических систем не таковы.

Подчеркнем, что часто наиболее серьезные угрозы находятся на системном уровне. Разумеется, мы можем ценой больших затрат повысить надежность отдельных элементов, приборов, структур, однако обычно это не повышает существенно безопасность объекта в целом. Ответ на возникшую угрозу тоже должен быть комплексным и системным.

В самом деле, при анализе сложных химических и биологических систем широко используется принцип узкого горлышка, или лимитирующего процесса. Применяя определенную технику анализа, обычно удается найти тот элемент (механизм, взаимосвязь), который при данных условиях ограничивает эффективность всей системы (узкое горлышко). По-видимому, таким же образом дело обстоит с опасными технологиями в современных социально-технических системах. На то, чтобы расширить горлышко, и должны быть направлены основные усилия. Другими словами, специалистам надо учиться ставить на математическом языке задачи управления риском.

Поскольку анализ рисков связан либо с эффектами, возникающими в сложных системах, либо с ответом на угрозы, который дает многоэлементная система, естественно воспользоваться методами синергетики или нелинейной динамики. Термин "синергетика" (в дословном переводе – "теория совместного действия") был введен более четверти века назад Г. Хакеном. Автор вкладывал в него два смысла. Во-первых, это междисциплинарный подход, разработка которого требует совместных, кооперативных усилий специалистов в области управления, технологии, представителей разных научных дисциплин. Во-вторых, это подход, изучающий возникновение у сложной системы, состоящей из взаимодействующих элементов, новых свойств, которыми отдельные элементы не обладают.

Обе эти отличительные черты синергетики имеют непосредственное отношение к управлению рисками. С одной стороны, риск, угроза, опасность часто оказываются связаны с кооперативными эффектами, с взаимодействием разнородных элементов, механизмов, людей, факторов. Угрозы часто возникают на грани между одним и другим уровнями организации. С другой стороны, нет ни одной технологии или профессии, в которой бы не могли быть предприняты усилия по уменьшению риска. И требуется междисциплинарный подход, сотрудничество разных специалистов, чтобы искать наиболее эффективные методы снижения опасности, повышения устойчивости, смягчения последствий аварий и катастроф.

Еще несколько примеров. Долгие годы хлорфторуглероды считались одним из самых эффективных и безопасных продуктов химической индустрии. О сложной цепи химических реакций, в которых они будут участвовать на высотах в десятки километров, просто не задумывались. Однако если бы эти вопросы своевременно были заданы, то, возможно, не понадобился бы ни Монреальский протокол, ни многомиллиардные затраты, которые потребуются, чтобы отказаться от выпуска этих веществ, в которых большинство экспертов видит главных виновников разрушения озонового слоя. Разумеется, трудно вытянуть счастливый билетик и почти невозможно предусмотреть отдаленные последствия сегодняшних решений.

Современная наука пока не достигла уровня надежного, достоверного моделирования многих длинных причинно-следственных связей и жизненно важных для общества кольцевых структур. Это дело будущего. Однако если ошибка уже сделана, то должны существовать быстрые и надежные механизмы, позволяющие ее исправить с наименьшими издержками. Остается констатировать, что механизмов такого сорта ни на национальном, ни на международном уровнях пока не существует.

Другой пример – антипирены – вещества, используемые в компьютерах и бытовой электронике для понижения их пожароопасности. Некоторые из этих веществ являются сильными ядами, которые выделяются техникой в процессе эксплуатации, что с учетом повсеместной ее распространенности представляет большую опасность. И наконец, надо просто отдавать себе отчет в том, что постоянно увеличивающееся количество различных химических веществ, применяемых человеком, ведет к росту числа аллергических заболеваний и другим неблагоприятным воздействиям на здоровье людей, которые порой трудно предусмотреть.

Процесс сокращения стратегических вооружений показывает, что лучше всего договариваться о еще не созданных системах оружия. А есть ли сейчас в области рисков обстоятельства, которые в будущем могут вырасти в серьезную опасность? Естественно предположить, что есть. При этом особого внимания требуют малые воздействия, результаты которых могут накапливаться со временем. Жизнь началась с бактерий. Мы живем на берегу своеобразного океана, населенного этими существами. Наши лекарства многократно ускорили их эволюцию. Сегодня ученые, занимающиеся глобальными климатическими изменениями, пристально следят за циклом углерода, который невозможен без фотосинтеза, без растений, и без которого невозможна наша жизнь. Но она невозможна и без цикла азота, в котором ключевую роль играют бактерии, помогающие связывать атмосферный азот. Однако гипотетически, а может быть, и не совсем гипотетически, можно представить штаммы, противостоящие первым и имеющие другую стратегию, связанную с использованием азотосодержащих соединений. Если в своем мире эти бактерии (а о нем мы знаем поразительно мало) "добьются больших успехов", то нам в биосфере места может и не остаться.

Впрочем, на горизонте видна еще более грозная опасность, непосредственно связанная с жизнью и здоровьем человека. Изобретение пенициллина когда-то позволило медицине справиться со многими болезнями. Однако жизнь не стоит на месте, и по мере создания и применения новых антибиотиков бактерии мутировали, адаптируясь к ним. Своей борьбой с возбудителями заболеваний человек резко ускорил их прогресс. Из-за появления устойчивых к антибиотикам штаммов уже целые поколения препаратов практически утратили свою эффективность. Например, такая судьба постигла антибиотики пенициллиновой группы, разрушающие клеточную стенку бактерий. Бездумное применение антибиотиков в животноводстве, их излишне частое назначение пациентам и неверная терапия, использование антибиотиков широкого спектра действия только стимулируют этот процесс. Здесь надо отчетливо понимать, что потенциальные возможности приспособления микроорганизмов намного шире, чем наши возможности совершенствования средств борьбы с ними. Может оказаться, что через несколько десятилетий многочисленные болезни, против которых бессильны антибиотики, окажутся опасностью не менее страшной, чем СПИД.

В сложных системах большую опасность могут представлять не только катастрофические сверхсильные воздействия, но и воздействия сверхслабые, способные накапливаться. Заметим, что, несмотря на замечательные результаты Л.А. Чижевского и его последователей, мы на удивление плохо осведомлены о действии электромагнитных полей на живое.