5.2. Риск. Субъективная основа

5.2. Риск. Субъективная основа
Выше, говоря о риске, мы исключали из рассмотрения человека. Понятие риска выступало как синоним понятия "опасность". Во многих случаях это оправдано. Землетрясения, наводнения, ураганы происходят независимо от нашей воли. Однако есть множество других ситуаций, в которых человек является главным действующим лицом. Он может строить или не строить атомные электростанции, заниматься профилактическим ремонтом плотин или не делать этого, уделять внимание своему здоровью или пренебрегать им. В этом аспекте объективной категории "опасность" противостоит субъективная категория "риск".

Этот аспект, связанный с принятием решений, неотъемлем от восприятия риска, от его психологии. Однако психологическое восприятие риска, которое исследовано далеко не в полной мере, по сути своей парадоксально. Оно является отражением нашей культуры, нашего отношения к себе и к миру. Парадоксальность ситуации иллюстрируют данные, представленные в табл. 1.

В табл. 1 показаны технологии и виды деятельности. В последней колонке приведены показатели ежегодной смертности. В соответствии с ней с большим отрывом лидирует курение, потребление алкоголя и аварии на автомобильном транспорте. Если буквально следовать критерию максимизации продолжительности жизни, то в основном на искоренение этих бед и должны быть направлены главные усилия общества.

Примерно такую же картину дают данные Американской ассоциации врачей. В соответствии с ними, наибольшее число жизней в США уносят сердечно-сосудистые заболевания, рак, инсульты, неверное лечение пациентов. Несчастные случаи, аварии, катастрофы и стихийные бедствия вместе взятые занимают в этом списке лишь пятую позицию. Отличается от "очевидной" последней колонки и реальная практика управления риском в США. Затраты на спасение одной человеческой жизни при осуществлении специальных программ варьируются от нескольких десятков тысяч долларов до нескольких миллионов.

Интерес представляют и другие колонки табл. 1, показывающие, как общество относится к риску. При этом ядерная энергетика, смертность от которой весьма невелика, в представлении студентов и бизнесменов выходит по степени опасности на первое место, а употребление алкоголя смещается на шестое и седьмое. Ранее такое положение дел связывали с несовершенством формируемой в ходе образования картины мира, с предрассудками, со средствами массовой информации, "отражающими действительность в кривом зеркале".

Таблица 1.Результаты ранжирования степени риска[1]

Технологии и вид деятельности Геометрическое среднее для групп
бизнесмены студенты члены женского клуба эксперты ежегодная смертность
Ядерная энергетика 1 1 8 20 100
Наземный транспорт 2 5 3 1 50000
Огнестрельное оружие 3 2 1 4 17000
Курение 4 3 4 2 150000
Езда на мотоцикле 5 6 2 6 3000
Потребление алкоголя 6 7 5 3 100000
Частная авиация 7 15 11 12 1300
Работа в полиции 8 8 7 17 160
Пестициды 9 4 15 8
Хирургия 10 11 9 5 2800
Работа пожарным 11 10 6 18 195
Большие конструкции 12 14 13 13 1100
Охота 13 18 10 23 800
Баллончики с аэрозолем 14 13 23 26
Альпинизм 15 22 12 29 30
Езда на велосипедах 16 24 14 15 1000
Коммерческая авиация 17 16 18 16 130
Электрическая энергия 18 19 19 9 14000
Купание в водоемах 19 30 17 10 3000
Противозачаточные ср-ва 20 9 22 11 150
Горные лыжи 21 25 16 30 18
Рентген (медицина) 22 17 24 7 2300
Футбол (травмы) 23 26 21 27 23
Железные дороги 24 23 20 19 1950
Пищевые консерванты 25 12 28 14
Пищевые красители 26 20 30 21
Мотокары 27 28 28 28 24
Антибиотики 28 21 26 24
Домашняя аппаратура 29 27 26 22 200
Вакцинация 30 29 27 25 10

Однако существует и другая точка зрения. Возможно, субъективные алгоритмы оценки риска гораздо сложнее и эффективнее, чем кажутся на первый взгляд. И прежде чем вводить формализованные, "искусственные" правила оценки риска, полезно понять "естественные". В самом деле, алкоголизм локализован во времени (в пределах одной человеческой жизни) и в социальном пространстве (он связан обычно с одним человеком и его близкими). Для него существует большой арсенал профилактических и лечебных мер. Он в большой степени связан с выбором образа жизни самим человеком. Обратная ситуация имеет место с атомной энергетикой. С последствиями уже принятых решений придется иметь дело далеким потомкам, локальные действия в этой сфере могут коснуться очень многих, да и от выбора одного человека здесь зависит немногое. Кроме того, эта технология является сравнительно новой, множество острых проблем в ней не решены, отдаленные последствия ее использования не очевидны. Поэтому в интуитивно высокой оценке ее опасности в сравнении с другими рисками есть своя логика.

Более того, если обратиться не к простейшему одномерному ранжированию, когда риск характеризуется одним числом, а к "плоскости рисков", используемой рядом экспертов (см. табл. 2), то интуитивные предпочтения студентов и бизнесменов (см. табл. 1) уже не будут казаться столь странными и не адекватными реальной ситуации. Действительно, новые риски, эффективные меры для противодействия которым пока не найдены, должны идти с гораздо большим приоритетом. На практике это так и происходит. Исследования, проведенные известным специалистом по математической психологии В.Ю. Крыловым, подтверждают этот вывод. На основе соответствующих методик можно установить, какова геометрия субъективных пространств, сколько переменных на самом деле сравнивает человек, чтобы установить, насколько одно событие опаснее другого. Выяснилось, что субъективное пространство, связанное с категорией "риск", действительно двумерно. При этом обычно одна переменная характеризует объективную угрозу, а другая – степень вовлеченности человека в создание или предотвращение опасной ситуации. Очевидно, это коррелирует с "невидимостью" и "неконтролируемостью" угроз, приведенных в табл. 2.

Можно выделить два принципиально разных подхода к принятию решений, касающихся безопасности техногенной сферы и защиты от природных катастроф. Первый идет "от человека", второй – "от существа проблемы".

При первом подходе эксперты или лица, принимающие решения, четко представляют себе, как следует действовать в различных конкретных случаях. И задача состоит в том, чтобы, опираясь на формальные методы и компьютерные системы, верно ставя перед ними вопросы и обсуждая различные модельные ситуации, извлечь это знание, очистить его от внутренних противоречий и на этой основе строить решающие правила и оценивать возможные варианты действий. При реализации ряда крупных технологических проектов, связанных с объектами повышенной опасности, с необходимостью согласования интересов многих сторон, такие процедуры оказались весьма эффективными. Они особенно нужны, если мы предполагаем подходить индивидуально к каждому объекту и принимаемому решению. Это скорее тактика, а не стратегия управления риском.

При втором подходе мы формируем общие принципы применяемые ко многим разнородным объектам, соответствующие нормы и методики, а затем закрепляем их в законодательных актах. Этот подход более прост и нагляден, чем первый, но менее конкретен и гибок. По-видимому, при анализе управления риском необходимо, прежде всего, решить важный методический вопрос – когда следует отдавать предпочтение первому, а когда второму подходу.

Таблица 2.Представление угроз в двумерном пространстве риска

Невидимые риски, неизвестные для тех, кто им подв ержен, с отсроченным эффектом, новые риски, риски, неизвестные науке
микроволновые печи ДНК-технология
фторирование воды нитриты электромагнитные поля
поливинилхлориды азотные удобрения
рентгенодиагностика радиоактивные отходы
внутриматочные спирали аварии на ядерных объектах
антибиотики урановые рудники
аспирин свинец (авто) пестициды ядерное оружие (осадки)
вакцины свинцовые краски асбест аварии спутников
ртуть
сжигание угля
Контролируемые риски неглобальные катастрофы с несмертельными последствиями, с низким риском для будущих поколений, легко сокращаемые Неконтролируемые риски глобальные катастрофы со смертельными последствиями, с высоким риском для будущих поколений, нелегко сокращаемые
роликовые коньки CO (авто)
курение хранение и транспортировка жидкого природного газа
снегоходы
трамплины трактора несчастные случаи с нервными газами
ленточные пилы большие плотины
домашние бассейны лифты пожары в небоскребах
горные лыжи ядерное оружие (война)
катание на лодках мотоциклы подводное строительство
велосипеды спортивные парашюты аварии в шахтах
аварии, связанные с алкоголем гражданская авиация
пиротехника высотное строительство
железнодорожные столкновения
Видимые риски, известные для тех, кто им подвержен, с немедленным эффектом, риски, известные науке коммерческая авиация
автогонки автоаварии
динамит личное оружие

Разумеется, многие проблемы, связанные с управлением рисками, достаточно очевидны и не требуют привлечения формальных методов и научного анализа. К примеру, и практика, и учебники убеждают в том, что контролирующие или инспекционные органы не могут быть юридически или фактически подчинены тем службам и ведомствам, которые они призваны контролировать. Иначе падает эффективность деятельности соответствующих структур, а с ней – и степень безопасность. Так, Атомнадзор не может быть подчинен министерству атомной энергетики. Высший аттестационный комитет – министерству образования и т.д. Реализация многих других подобных положений – это вопрос не науки, а практики.