3. Государство и право в их соотношении (н.и. Матузов)

Исторически государство и право (как система исходящих от публичной власти норм)

возникают одновременно в силу одних и тех же причин, а именно, в результате

разложения родового общества и перехода его в более высокое, цивилизованное

состояние. Одновременно – не значит одномоментно и адекватно. Речь идет о

сравнительно длительном периоде, в рамках которого генезис права и государства

имеет свои особенности. Но в принципе «родословная» у названных явлений

одинакова, их типология, социальные и гносеологические корни совпадают.

В науке широко известно классическое и достаточно обоснованное

положение о том, что «на определенной, весьма ранней ступени развил тия общества

возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты

производства, распределения и обмена продуктов, позаботиться о том, чтобы

отдельный индивид подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило,

вначале выражающееся в обычае, становится затем законом. Вместе с законом

возникают и органы, которым поручается обеспечивать его соблюдение, –

публичная власть, государство».

Таким образом, право вырастает из обычаев и экономической необходимости. Как

заметил Ф. Энгельс, «люди забывают о происхождении, права из экономических

условий, подобному тому как они забыли о своем собственном происхождении из

животного царства»2. Право возникло как реакция общества на объективную

необходимость иметь

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т 18 С. 272. 2 Там же. С 273.

1

более жесткий и властный (императивный) регулятор социальных отношений,

снабженный принудительной силой, ибо моральные и другие подобные нормы с этой

задачей уже не справлялись.

Жизненные потребности, прежде всего материального порядка, лежат и в основе

зарождения государства. Именно эти причины обусловили появление рассматриваемых

институтов. При этом закон и

власть возникают как взаимозависимые понятия. Они немыслимы друг без друга.

В то же время в литературе существует точка зрения, согласно которой право

возникает еще до государства. Оно складывается там, где люди вступают в

социальное общение, где развиваются товарообмен, собственность, владение. А

вместе с государством рождается уже закон как цивилизованная и наиболее

совершенная форма права.

И все же господствующее мнение состоит в том, что становление и развитие

государства и права – единый процесс, и трудно сказать, что чему в этом процессе

предшествует.

Интересные взгляды поэтому поводу высказаны А.Б. Венгеровым, который считает,

что право возникло как продукт присваивающей и производящей экономики. Это

созвучно с известной мыслью о том, что «в наиболее ранние и примитивные эпохи...

индивидуальные, фактические отношения в их самом грубом виде и являются

непосредственно правом»2.

Есть и другие теории, школы, концепции, объясняющие так или иначе происхождение

и сущность права: естественная, историческая, социологическая, нормативистская

(об этом подробнее см. темы 2 и 8). Бесспорно, что на формирование права помимо

экономических причин оказывают свое влияние также культурные, национальные,

религиозные, этнические, геополитические и другие факторы.

Назначение государства и права состоит в том, что они выступают средством

упорядочения общественных отношений, «ведения общих дел», призваны обеспечивать

нормальные условия жизнедеятельности людей, служить для них способом (формой)

совместного удовлетворения интересов, согласования и выражения коллективной

воли. Государство и право вносят в жизнь организующие начала, гарантируют ее «от

просто случая и просто произвола» (Маркс).

Если государство возникает из необходимости поддержания порядка, защиты «всех

против всех» (Гоббс), то право создает юридические механизмы для этого. По мере

того как право появляется и легализует-

См.: Венгеров А.Б. Происхождение права / Общая теория права: Курс лекций.

Ч.Новгород, 1993. С. 155-168.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 336.

ся, оно начинает играть доминирующую роль во всей системе нормативного

регулирования, опираясь при этом на особый аппарат. С момента своего зарождения

государство и право логически и онтологически связаны между собой, объективно

нуждаются друг в друге, взаимообусловлены, действуют и развиваются вместе,

поэтому раздельное их существование и функционирование невозможно.

Тем не менее государство и право – относительно самостоятельные явления, и их

отождествление недопустимо, дистанция между ними всегда сохраняется. По

образному выражению М.А. Аржанова, «государство и право ни на минуту не остаются

наедине, с глазу на глаз». I У каждого из них своя жизнь, свои цели, задачи,

методы. Они взаимодействуют, но не сливаются, не поглощают друг друга.

\ Особенности реального взаимодействия государства и права в решающей степени

зависят от характера того общества, в котором они существуют, – демократическое

оно или тоталитарное, правовое или пеправовое, гражданское или негражданское.

Отсюда – разные воззрения на рассматриваемый вопрос.

Н.А. Бердяев различал два типа учений об отношениях права и государства. Первый

тип он называл государственным позитивизмом, который видит в государстве

источник права (теория и практика самодержавия, абсолютизма). Противоположный

тип признает абсолютность права и относительность государства: право имеет своим

источником не то или иное положительное государство, а трансцендентную природу

личности. Не право нуждается в санкции государства, а государство должно быть

санкционировано правом, судимо правом, подчинено праву,растворено в праве2.

Здесь выражен, с одной стороны, этатистский подход к взаимосвязи государства и

права, который безраздельно господствовал в советской политико-идеологической

практике, а с другой – естественно-правовой, который основывается на признании

прав человека как изначаль-, ной и непреложной ценности. Он только сейчас взят

на вооружение и законодательно закреплен в новой российской Конституции.

Идея правового государства предполагает связанность власти правом, законами,

которые она обязана уважать и соблюдать. Согласно этой идее, право не просто

«спутник» государства или его «приложение», «придаток»; в нетоталитарной системе

оно способно играть существенную ограничительную роль. Это один из

фундаментальных принципов всякого демократического общества, гарантия от

волюнтаризма

) Аржанов МЛ. Государство и право в их соотношении. М., 1960. С. 46. 2 См.:

йерйяев Н.А. Государство // Власть и право. Из истории русской правовой мысли.

Л., 1990. С. 289, 290.

и произвола. Однако конкретные формы проявления этого принципа могут быть

различными.

В современной литературе указывается на три возможные модели во взаимоотношениях

государства и права: 1) тоталитарная (государство выше права и им не связано);

2) либеральная (право выше государства); 3) прагматическая (государство создает

право, но связано им). Первая – для России не подходит, вторая – выражает скорее

желаемое, третья – также по своей сути либеральная, но она ближе к нынешним

реальностям. Именно эта модель сегодня практически осуществима.

Наиболее рациональное решение вопроса может быть найдено не на путях

противопоставления государства и права, а на путях их «взаимовыгодного

сотрудничества», что при нормальном ходе вещей обычно и происходит.

Словосочетания «государственное право» и «правовое государство» уже одним своим

звучанием и смыслом подчеркивают неразрывную связь этих явлений. Это высшая

форма их единства.

Право имеет качество государственного регулятора общественных отношений – таков

его социальный статус. С другой стороны, деятельность государства носит по

преимуществу правовой характер. Поэтому был бы неуместен чисто риторический спор

о том, что важнее и нужнее – государство или право, ибо здесь заведомо нет

никакой дилеммы. Представляется не совсем корректным исходить из принципа, что

первично и что вторично, или рассматривать их с позиций дели и средства.

Важны и нужны оба эти института: один – как «организация силы», другой – как

форма выражения воли. Нет нужды ни возвеличивать, ни умалять какой-либо из них.

В их логической связке объективную ценность имеет не только право (о чем в

последнее время чаще всего говорят и пишут), но и государство. Более того, на

определенных этапах именно твердая государственность оказывается более всего

необходимой. Не переживаем ли мы сегодня как раз такой период?

Б.А. Кистяковский с горечью писал:

«В представлении многих государство является каким-то безжалостным деспотом,

который давит и губит людей. Государство – это чудовище, зверь – Левиафан, как

прозвал его Гоббс. Государство даже в настоящее время вызывает иногда ужас и

содрогание. Но действительно ли государство создано и существует для того, чтобы

угнетать и мучить личность? Мы должны самым решительным образом ответить на эти

вопросы отрицательно. Все культурное человечество живет в

См.: Кудрявцев ВИ О правопонимапии и законности // Государство и право. 1994.

№ 3 С. 7.

государственном единении. Культурный человек и государство – это два понятия,

взаимно дополняющие друг друга. Настоящие задачи и истинные цели государства

заключаются в осуществлении солидарных интересов людей. При помощи государства

осуществляется то, что нужно, дорого и ценно всем людям».

Между государством и правом могут быть противоречия, коллизии, расхождения (в

целях, методах, устремлениях), их отношения не всегда складываются гладко.

Помимо прочих причин это объясняется тем, что I осударство и право, будучи тесно

связанными, в то же время в некотором роде «антиподы», их позиции не во всем

совпадают. Власть имеет тенденцию к неограниченности, выходу из-под контроля,

она тяготится всякой внешней зависимостью, а право стремится «поставить ее на

место», ввести в юридические рамки. Как заметил С.С. Алексеев, «право существует

и развивается в известном противоборстве с государством... оно – мощный

антитоталитарный фактор»2.

Право способно лишь в принципе ограничить, «обуздать» власть, не допустить ее

произвола, но на деле это редко ему удается, если власть сама не пойдет на

известное самоограничение. В сущности, так всегда и происходит – государственные

структуры (точнее, власти предержащие) сами определяют ту или иную меру своей

связанности правом. Никто со стороны не в состоянии продиктовать государству

свои условия, поскольку оно суверенно, независимо. Но это не значит, что вооб- •

ще бессмысленно ставить вопрос о подчиненности власти праву, необходимости

уважения ею прав человека, законов. Или что такой подход изначально неверен.

В свое время концепция правового государства критиковалась у нас • за то, что

она поднимала право над государством, проповедовала «господство», «примат»,

«первенство» права. Считалось, что право не может на равных конкурировать с

властью, так как выступает ее инструментом, средством, орудием и т.д. Особенно,

когда речь шла о «диктатуре пролетариата», которая представляла собой «ничем не

ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную,

непосредственно на силу опирающуюся власть» (Ленин).

В этих условиях праву не придавалось сколько-нибудь самостоятельного значения,

его всячески принижали, отодвигали на второй план. В лучшем случае в нем видели

политико-идеологическую силу, «орудие в руках господствующего класса». На этой

почве укоренился и расцвел юридический нигилизм.

* См • Кистяковский Б Л Государство и личность // Русская философия

собственности ХУШ-ХХ СПб., 1993 С 250-251

2 Алексеев С.С. Право время новых подходов//Государство и право 1991.№2. С.6.

Лишь в середине 80-х годов с выдвижением идеи правового государства и признанием

таких его принципов, как верховенство закона, уважение к праву, положение стало

меняться. Но скорее в теории, чем на практике. В праве начали усматривать не

только один из «рычагов» политики, но и общепризнанную историческую, социальную

и культурную ценность.

Было наконец признано, что в подлинно демократическом правовом государстве

должен господствовать закон. В этом смысле (в идеале) закон сильнее власти.

Старая истина гласит: «Там, где кончаются законы, начинается произвол,

самоуправство». Это хорошо понимали еще римляне, заявлявшие: «Пусть рухнет мир,

но восторжествует закон»; «Закон – единственный Бог, которому все обязаны

поклоняться»; «Надо быть рабами законов, чтобы стать свободными»; «Государством

должен править закон».

Соотношение государства и права включает в себя три главных аспекта: единство,

различие и взаимодействие.

Единство, как уже показано, выражается в их происхождении, типологии,

детерминированности экономическими, культурными и иными условиями, общности

исторической судьбы; в том, что они выступают средствами социальной регуляции и

упорядочения, аккумулируют и балансируют общие и индивидуальные интересы,

гарантируют права личности.

Есть и другие грани единства и взаимообусловленности рассматриваемых категорий.

Они, в частности, проявляются в идее правового государства, о чем

свидетельствует само это выражение; в сочетании в них классовых и

общечеловеческих начал, корреляции функциональных связей. О родственности

указанных понятий говорит и то, что они традиционно изучаются одной наукой –

общей теорией государства и права. Ведь государственное и правовое развитие –

единый процесс. Поэтому искусственный его разрыв неизбежно сказался бы на

глубине научного осмысления двух сложнейших феноменов общественной жизни.

Сказанное не означает, что все свойственное государству свойственно и праву, и

наоборот. Они остаются достаточно автономными и самобытными образованиями.

Именно поэтому познание сущности государства и права предполагает необходимость

выявления как их общих, так и специфических черт.

Различия вытекают уже из определений этих понятий, их онтологического статуса и

общественной природы. Если государство есть особая политико-территориальная

организация публичной власти, форма существования классового общества, то право

– система официально установленных и охраняемых норм, выступающих регуляторами

поведения людей. У них разное социальное назначение, различные роли. Го

сударство олицетворяет силу, а право – волю. Эти категории лежат в разных

плоскостях, не совпадают по форме, структуре, элементному

составу, содержанию.

Они, каждая по-своему, отражают реальную действительность, назревшие

потребности, по-разному воспринимаются и оцениваются общественным сознанием.

Наконец, при известных обстоятельствах государство и право могут действовать в

противоположных направлениях, резко коллизировать между собой.

Взаимодействие государства и права выражается в многообразном влиянии их друг на

друга. Воздействие государства на право состоит прежде всего в том, что оно его

создает, изменяет, совершенствует, охраняет от нарушений, претворяет в жизнь.

«Право формируется при непременном участии государства, оно есть

непосредственный продукт, результат государственной деятельности»*.

Разумеется, первопричины права лежат не в государстве как таковом, а в

социальной необходимости, общественных потребностях. Но после того как эти

потребности осознаются государством, оно переводит их на язык законов,

юридических норм, т.е. создает, учреждает право. Правотворчество –

исключительная прерогатива государства. При этом имеется, в виду как аутентичное

(авторское) Правотворчество,

так и делегированное.

Государство либо само устанавливает правовые нормы, либо санкционирует уже

действующие. Оно может также делегировать возможность принимать отдельные

юридические акты общественным и иным негосударственным организациям, придавать

силу закона судебным и административным прецедентам, нормативным договорам и

соглашениям.

Это значит, что процесс формирования права может идти как сверху вниз, так и

снизу вверх, вырастая из народных корней, обычаев, традиций, индивидуальной

саморегуляции, и государству остается лишь «согласиться» с этим, закрепить

сложившиеся правила в законах. Словом, власть не является единственной

правотворящей силой. В известном смысле право создается воем обществом.

Но в конечном счете право исходит все же от государства как официального

представителя общества. Так что без его ведома или вопреки его воле «свое» право

никто создавать не может. В противном случае нельзя говорить о суверенности

власти. Разумеется, если под правом наряду с юридическими нормами понимать также

естественные и не-отчужДаемые права человека, то источником его, конечно, будет

уже не только государство.

* См.: Иаювски //.-Единство и взаимодействие государства и права. М„ 1982. С.

48;

см. также: Макаров О.В. Соотношение права и государства // Государство и право.

1995.

№5.

Однако и «прирожденные» права личности государство обязано признавать, уважать,

защищать, способствовать их осуществлению. Правовое государство потому и

называется правовым, что оно действует на основе и в соответствии с этими

правами. Правоохранительная и правообеспечительная его миссия неоспорима. Законы

должны стоять на страже прав.

Как видим, государство оказывает на право разностороннее и эффективное

воздействие. Оно не может быть «посторонним наблюдателем» процессов

правообразования и правореализации (соблюдения, использования, исполнения и

применения юридических норм). В то же время существуют объективные пределы

такого «вмешательства», ибо право – в значительной мере самостоятельное и

независимое явление, живущее своей жизнью и по своим внутренним законам.

Воздействие государства на него не абсолютно. В этом заключается диалектика

вопроса.

Не менее существенно и многообразно обратное влияние права на государство. Право

прежде всего легализует и конституирует государственную деятельность, определяет

ее общие границы (пределы), дозволенность или недозволенность, обеспечивает

контроль над легитим-ностью (законностью) этой деятельности, ее соответствие

международным стандартам.

С помощью права закрепляются внутренняя организация государства, его форма,

структура, аппарат (механизм) управления, статус и Компетенция различных органов

и должностных лиц, принцип разделения властей, оформляются необходимые

институты. Государство создает право и для регламентации собственной

деятельности.

В 1840 г. молодой Энгельс, возражая тем, кто видел процветание государства в

единении государя и народа, в их взаимной любви, привязанности и стремлении к

общему благу, писал: «Для нас, наоборот, незыблемо, что отношения между

правящими и управляемыми должны быть установлены на почве права раньше, чем они

могут стать и оставаться сердечными».

Посредством права осуществляются задачи и функции государства, проводится его

внутренняя и внешняя политика, законодательно определяется и закрепляется

общественный строй, положение личности в обществе. Собственно, вся основная

государственная «работа» должна протекать и протекает в правовом режиме, в

юридических формах, процедурах.

Право играет немаловажную роль в становлении, развитии и совершенствовании

государства как такового, в придании ему цивили-

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 41. С. 125.

кованного вида, современных черт. Никакая государственность немыслима без права

или вне права. Последнее «облагораживает» ее, делает зрелой и полноценной.

Поэтому естественно, что «нет ни одной стороны права, которая не находилась бы в

тесной и прямой связи с государством».

В специальной юридической литературе давно идет философский спор о том, какова

диалектическая природа (тип) связей между государством и правом. По мнению одних

ученых, эти связи носят лишь функционально-координационный характер, по мнению

других – причинно-следственный. Думается, возможна компромиссная точка зрения.

Нам представляется, что вопрос не должен решаться по принципу:

или – или, ибо между государством и правом могут существовать как одни, так и

другие связи. Во-первых, сами причины бывают разные (основные и производные,

главные и второстепенные, формальные и материальные); во-вторых, решение вопроса

во многом зависит от того, как понимается право («узконормативно» или более

широко, с включением в него правовых взглядов, правоотношений, естественных прав

человека и даже охраняемого властью фактического порядка); в-третьих, множество

правовых норм создается не государством непосредственно, а общественными и иными

субъектами, разумеется, с санкции государства.

Важно также помнить, что «после того» – не значит «вследствие того», что, как

указывал Ф, Энгельс, «причины и следствия, если их рассматривать в общей цепи

явлений, сходятся, переплетаются и постоянно меняются местами»2. Причина не

только предшествует следствию, но и может функционировать вместе с ним.

Таким образом, между государством и правом существуют сложные и многосторонние

диалектические взаимосвязи и взаимопроникновения, которые необходимо учитывать

как при теоретическом осмыслении данных институтов, так и в реальном процессе

проводимых в стране демократических преобразований, в том числе в

государственно-правовой сфере.

Весьма современно звучат сегодня слова И.А. Ильина: «Для того чтобы право и

государство действительно вступили на путь обновления и возрождения, необходимо

верно осознать их природу, их цель, их основу и затем сделать осознанное

предметом воли и жизненного действия. Одинаково важно понимание как их здоровья,

так и недугов»3.

Аржанов М.А Указ. соч. С. 35.

2 Маркс К, Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 22.

3 Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1993. С. 226. /