4. Принципы права

Сущность и социальное назначение права раскрывается и конкретизируется в его

принципах и функциях.

Принципы права – это исходные, определяющие идеи, положения,

установки, которые составляют нравственную и организационную основу

возникновения, развития и функционирования права. Принципы права есть то, на чем

основаны формирование, динамика и действие права, что позволяет определить

природу данного права как демократического или, напротив, тоталитарного.

Принципы права, с одной стороны, отражают его объективные свойства,

обусловленные закономерностями развития данного общества, всей гаммой

исторически присущих ему интересов, потребностей, противоречий и компромиссов

различных классов и слоев населения. С другой – в принципах права воплощается

его субъективное восприятие членами общества, их нравственные и правовые

взгляды, чувства, требования, выражаемые в различных учениях, теориях,

направлениях правопонимания. Поэтому принципы права должны рассматриваться

с учетом как единства, так и особенностей обеих сторон, с позиций сложившегося в

юридической и философской науках общего представ-ления об объективном и

субъективном в праве.

Принципы права выражают то главное, основное в праве, что должно быть

ориентировано, устремлено на его развитие. В сравнении о правовыми нормами,

соответствующими той или иной эпохе, опреде-ленному историческому периоду,

принципы права отличаются болы шей устойчивостью, остаются неизменными в течение

длительного времени*.

В юридической науке сложилось деление принципов права на1 общие (общеправовые),

межотраслевые и отраслевые.

Общие принципы права характеризуются тем, что относятся к праву в целом,

распространяются на псе его отрасли, объединяют и как

бы цементируют их, способствуют стабильности действующей системы права.

Общеправовые принципы, в свою очередь, можно подразделить на морально-этические

(или нравственные) и организационные.

Первые из них образуют нравственную основу права, его духовный фундамент. Эти

принципы непосредственно воздействуют на нормативное содержание права. Вторая

группа общих принципов, тесно взаимосвязанная с первой, составляет

организационно-процедурную основу права, ориентированную на обеспечение его роли

как особого, государственного регулятора общественных отношений, выполнение

правом его специфически юридических функций.

Сообразно этому право любого демократического государства, в том числе

современной России, наряду с определенными, исторически обусловленными

особенностями (например, в зависимости от унитарного или федерального устройства

государства), характеризуется также общими чертами, средствами, присущими

всякому праву, основанному на международно признанных, общечеловеческих

принципах.

Принципы права выражаются в международных и внутригосударственных декларациях,

получают закрепление в исходных (отправных, учредительных) нормах конституций и

законах демократических государств, но могут также выводиться из общего

содержания права той или иной страны.

Согласно концепции единства естественного и позитивного права,

морально-этические принципы современного российского права составляют

естественные законы, символизирующие основные фундаментальные права человека и

гражданина, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и в

последующих международных и

1 См Бабаев В К Теория современного советского права. Н Новгород, 1991. С. 24.

инутригосу дарственных документах, в том числе Конституции Российской Федерации.

К этим принципам относятся: свобода, равенство, право на жизнь,

право частной и других форм собственности, безопасность, достоинство,

справедливость, семья, народ – источник власти; человек – высшая ценность;

охрана естественных прав человека – цель и обязанность государства.

К организационным принципам российского права относятся: федерализм, законность,

сочетание убеждения и принуждения, стимулирование и ограничения в праве.

Принцип федерализма отражает федеральное устройство России. Основным Законом

государства (ст. 4) закреплено, что Конституция Российской Федерации и

федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

Вместе с тем четко определены соотношение, различных нормативных актов,

издаваемых в РФ, и

юридиче5»кая сила выражаемых в них правовых норм.

Упорядочивая соотношение и взаимодействие федеральных и региональных нормативных

правовых актов и содержащихся в них правовых норм, принцип федерализма служит

предупреждению и разрешению возможных коллизий между ними, обеспечению

стабильного и гармоничного функционирования единой для всей федерации системы

права.

Принцип законности, закрепленный в Конституции РФ (ст. 15

и др.), утверждает всеобщность требования соблюдения законов и основанных на них

подзаконных нормативных актов, верховенство и единство закона, равенство граждан

перед законом и судом и вытекаю-1 щую из него неотвратимость юридической

ответственности любого лица за совершенное правонарушение, пронизывает все

стороны дей- ствия права, начиная с его формирования в процессе правотворчества

и заканчивая применением и другими видами реализации права.

На примере законности особенно наглядно проявляется связь между общими

принципами права и его межотраслевыми и отраслевыми принципами, каждый из

которых, обладая известной самостоятельностью, вместе с тем является производным

от общеправовых принципов, развивает и конкретизирует их применительно к двум

или нескольким отраслям права или к какой-либо одной из них.

Так, в Уголовном кодексе РФ в качестве отраслевых принципов законности

закреплено, что «преступность деяния, а также его наказуемость и иные

уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» (ч. 1 ст.

3); «применение уголовного закона по аналогии не допускается» (ч. 2 ст. 3);

«лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной

ответственности не-

зависимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, иму+1. щественного

и должностного положения, места жительства, отноше- ния к религии, убеждений,

принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств» (ст.

4).

Или другой пример: согласно отраслевым принципам законности, выраженным в

Гражданско-процессуальном кодексе РСФСР, всякое заинтересованное лицо вправе в

порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенного или

оспариваемого права или охраняемого законом интереса (ст. 3); правосудие по

гражданским делам осуществляется только судом и на началах равенства перед

законом и судом всех граждан (ст. 5); при осуществлении правосудия по я

гражданским делам судьи и народные заседатели независимы и подчи- няются только

закону (ст. 7); решение суда должно быть законным и обоснованным, суд

основывает решения лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в

судебном заседании (ст. 192) и т.д.

Одним из основополагающих принципов является сочетание убеждения и принуждения.

Следует, однако, иметь в виду, что убеждение и принуждение, равно как и их

сочетание, не являются специфически юридическими явлениями. Убеждение и

принуждение – универсальные методы функци-онирования любой разновидности

общественной власти, осуществления всякого социального управления. Их

использование свойственно всем известным разновидностям социальных регуляторов –

обычаям, нравственным, корпоративным, религиозным и другим социальным нормам.

Отличительная особенность убеждения, принуждения и их сочетания в праве состоит

в том, что они связаны с регламентируемой правовыми нормами деятельностью

государства, правовыми формами выполнения им своих функций. Лишь тогда убеждение

и принуждение становятся государственными, т.е. такими, за которыми стоит

аппарат государства, и приобретают вследствие этого юридический характер, когда

они используются в качестве средств, метода осуществления правом своей роли

официально-властного регулятора общественных отношений.

Трудно согласиться с давно бытующим мнением некоторых ученых, согласно которому

правовые нормы «охраняются силою общественного убеждения и мерами

государственного принуждения». Приведенное утверждение основано на

предположении, будто в способах охраны права существует некое искусственное

разграничение прерогатив:

1 См.: Иоф11е О.С, Шаргородский МД. Вопросы теории права М., 1961. С. 81.

убеждение – компетенция лишь общественных организаций, принуждение – только

государства.

В действительности меры убеждения, воспитания, организации,

как и меры принуждения, применяются в целях охраны норм права от нарушений и

государственными органами, и общественными организациями. Однако различие в том,

что в первом случае убеждение и принуждение выступают как принципы права,

специфически юридические меры правового регулирования, а во втором – как

общесоциаль- ные, морально-этические, корпоративные и др. методы (способы, при-

емы) регулирования общественных отношений.

Для права современной России, развивающейся в направлении

формирования цивилизованного гражданского общества и правового государства,

характерны, с одной стороны, выдвижение на первый план убеждения, с другой –

некоторого сужения сферы применения государственного принуждения. Однако это ни

в коей мере не означает ни какой-либо недооценки или умаления значения

принуждения в праве, ни какого-либо сокращения сферы правового регулирования в

целом. Напротив, как показывает опыт последнего времени, круг общественных

отношений (в частности, имущественных, финансово-налоговых, жилищных, семейных,

экологических и др.), охватываемых регулирующим воздействием юридических норм,

возрастает. Сообразно этому повышается и роль права в реформировании различных

сторон жизни общества, особенно в сфере развития и охраны прав и

свобод граждан.

Тесно связанным с рассмотренным выше и столь же распространенным в праве

является принцип сочетания стимулирования и ограничений.

Этот принцип ориентирует на парное использование обеспечения

действия права, достижение целей правового регулирования разносторонних

юридических средств, таких как, с одной стороны, правомочия, дозволения,

охраняемые законом интересы, льготы и иные виды поощрения и т.д., с другой –

запреты, приостановления, наказания и другие виды юридической ответственности и

т.п. Данный принцип пронизывает всю правовую материю.

Как справедливо замечено, «правовые стимулы должны разумно

сочетаться с правовыми ограничениями, ведь для законодателя важно не только

побуждать к социально полезному поведению, но и сдерживать поведение социально

вредное, которое может причинить урон интересам личности, коллектива,

государства, общества».

Подробнее об этом см/ Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994.

Наряду с общими принципами права, изучение которых относи!.-, к предмету теории

государства и права, существуют также межотрас( левые и отраслевые принципы,

специально изучаемые отдельными

юридическими дисциплинами, "л

Сказанное не исключает того, что межотраслевые принципы, дейст-1 вие которых

распространяется на две или несколько отраслей прав.1, и отраслевые принципы,

действующие в пределах одной отрасли, представляют определенный интерес и для

общей теории государства и права

В качестве примеров межотраслевого принципа можно сослаться на принципы

гласности и состязательности (в гражданско-процесс. у-альном и

уголовно-процессуальном праве), неотвратимости юридической ответственности за

совершение правонарушения (практически для всех отраслей права), «закон обратной

силы не имеет» (для уголовно! о и административного права) и другие.

Примерами отраслевых принципов могут служить принципы равенства сторон и свободы

договора – в гражданском праве, принцип субординации (соподчиненности) – в

административном праве, принцип презумпции невиновности – в уголовном праве и

другие.