§ 1. Основания возникновения правоотношений между родителями и детьми

Общие положения. Семейно-правовые нормы сами по себе не порождают родительское правоотношение и образующие его содержание права и обязанности родителей и детей. Издание правовой нормы (принятие нормативного акта) создает предпосылки для урегулирования родительского правоотношения и предусматривает обстоятельства, возникновение которых способно породить субъективные права и обязанности, изменить или прекратить их. Нормы права могут придавать юридическое значение обстоятельствам, считавшимся ранее юридически безразличными, и наоборот. Так было с фактическим браком и установлением правовой связанности ребенка с отцом, не состоявшим в браке с матерью ребенка. С 1917 по 1944 г. родство, действительное происхождение ребенка от определенных родителей признавалось основанием возникновения родительского правоотношения. Допускалось установление отцовства в судебном порядке. С 1944 по 1968 г. основанием возникновения правовой связи матери и ее ребенка оставалось родство, а для возникновения прав и обязанностей между отцом и ребенком требовалось родство и состояние отца и матери этого ребенка в зарегистрированном браке. Исключалась возможность судебного и добровольного признания отцовства без вступления в брак с матерью ребенка.

По действующему СК (как и по КоБС РСФСР 1969 г.) взаимные права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном порядке (ст. 47 СК).

Возникновению родительского правоотношения предшествуют:

1) рождение ребенка (происхождение); 2) связанное с этим состояние родства; 3) удостоверение происхождения в установленном порядке.

Отношения между родителями и детьми складываются обычно на почве кровно-родственных связей как результат происхождения детей от родителей. Однако современный уровень развития медицины способен обеспечить появление ребенка на свет не только в результате биологического происхождения (кровного родства), но и путем пересадки эмбриона, зачатого в организме одной женщины, для вынаши-вания и рождения другой женщиной, искусственного оплодотворения и даже выращивания эмбриона в специальных камерах. В связи с этим к родительским приравниваются отношения, основанные не на кровном родстве, а на иных фактах, которым закон придает юридическое значение.

350

К традиционному институту усыновления, когда отношения, складывающиеся между усыновителем и усыновленным, приравниваются к родительским, присоединяются такие, которые возникают в результате рождения ребенка с использованием «суррогатной матери» (абз. 2 п. 4 ст. 51 СК), применением метода искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона (п. 3 ст. 52 СК), служащие основанием так называемых «социальных» материнства или отцовства1.

«Социальные» материнство и отцовство приравниваются к происхождению от родителей по крови, однако не отождествляются с ним. Различие между «социальным» родительским правоотношением ^правоотношением между родителями и детьми по крови выражается в основаниях их возникновения (наличие кровного родства при происхождении ребенка от данных родителей и отсутствие родства между ребенком и его родителями или одним из них при «социальных» отцовстве и материнстве).

Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, не признаются родителями появившегося на свет ребенка, если женщина, родившая ребенка, не даст согласия на то, чтобы они были записаны в качестве родителей данного ребенка. С другой стороны, суррогатная мать, пожелавшая быть записанной в качестве матери ребенка, выношенного ею из эмбриона другой женщины, окажется состоящей с ребенком в «родительском» правоотношении без наличия кровного родства с ним. Не будет кровного родства между ребенком и отцом, давшим согласие на искусственное оплодотворение своей жены — матери ребенка, хотя правовая связанность «социального» отца и ребенка окажется неоспоримой.

В отношениях, приравниваемых к родительским, прослеживаются различия в основаниях не только их возникновения, но также дальнейшего развития и прекращения. В известном смысле родительскими можно назвать и отношения по усыновлению. Однако усыновитель не лишается родительских прав, как это происходит с кровным родителем, например, при уклонении от выполнения возложенных на него родительских обязанностей или при злоупотреблении родительскими правами, для него основанием прекращения правоотношения с усыновленным служит отмена усыновления.

Исключения, сделанные законодателем для отношений, приравненных к родительским, не влияют на общее правило о том, что права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном порядке (ст. 47 СК). Происхождение и его удостоверение являются двумя признаками (усло-

' См.: Антокольская М.В. Указ. соч. С. 184—185. 351

виями) одного и того же юрвдического факта, а не двумя (либо несколькими —при различных способах удостоверения происхождения) самостоятельными юридическими фактами.

Само по себе происхождение без его удостоверения в порядке, предусмотренном законом, как и удостоверение без происхождения, никаких правовых последствий не порождает. Происхождение детей от данных родителей, удостоверенное в установленном законом порядке, имеет значение юридического факта, являющегося по своим последствиям правопорождающим.

Признание происхождения, удостоверенного в установленном законом порядке, в качестве единого юридического факта, порождающего родительское правоотношение, позволяет объяснить, почему правоотношение считается возникшим с момента рождения ребенка.

Действия граждан или события, характеризующие правовое состояние граждан, а также влияющие на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, являются актами гражданского состояния (п. 1 ст. 3 Закона «Об актах гражданского состояния»). Для совершения записи акта гражданского состояния должны быть представлены документы, являющиеся основанием для государственной регистрации актов гражданского состояния. Для удостоверения факта государственной регистрации акта гражданского состояния выдается свидетельство. Свидетельство об актовой записи, в частности записи о рождении, является документом, удостоверяющим происхождение ребенка.

Основанием для регистрации рождения служат: документ установленной формы о рождении, выданный медицинской организацией независимо от ее организационно-правовой формы, в которой происходили роды; документ установленной формы о рождении, выданный медицинской организацией, врач которой оказывал медицинскую помощь при родах или в которую обратилась мать после родов, либо лицом, занимающимся частной медицинской практикой, — при родах вне медицинской организации; заявление лица, присутствовавшего во время родов, о рождении ребенка —при родах вне медицинской организации и без оказания медицинской помощи (п. 1 ст. 14 Закона «Об актах гражданского состояния»). При отсутствии указанных документов регистрация рождения ребенка производится на основании решения суда об установлении факта рождения ребенка данной женщиной.

Установление происхождения ребенка. Условия установления и удостоверения происхождения ребенка от матери существенно отличаются от условий удостоверения происхождения ребенка от отца. Происхождение ребенка от матери—вещь обычно очевидная. Если ребенок родился в медицинском учреждении или, хотя и вне его стен, но под

352

надзором во время родов врача, то документом, подтверждающим происхождение ребенка от данной женщины (матери), служит справка медицинского учреждения, на основании которой производится актовая запись о рождении ребенка.

В некоторых случаях факт происхождения ребенка от матери подтверждается решением или даже приговором суда. Так, в порядке особого производства может быть подтвержден факт происхождения ребенка, имеющий юридическое значение, при утрате свидетельства о рождении, если выдача повторного свидетельства невозможна в связи с уничтожением архива загса. Решением суда подтверждается происхождение ребенка в случае спора о материнстве. Приговором суда по уголовному делу может быть подтверждено материнство в случаях совершения матерью преступления против жизни и здоровья своего ребенка.

Если в результате ошибки или злоупотребления в качестве матери в книге регистрации рождений будет записана другая женщина, то фактическая мать ребенка, а после достижения совершеннолетия и сам ребенок вправе оспорить совершенную запись в судебном порядке. На эту категорию споров исковая давность не распространяется (п. 1 ст. 52 СК).

Установление отцовства зиждется на презумпции о том, что отцом ребенка матери, состоящей в браке, является ее муж. Если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное. Отцовство супруга матери ребенка удостоверяется записью об их браке (п. 2 ст. 48 СК).

Презумпция отцовства мужа матери устанавливается в интересах ребенка. Наличие свидетельства о браке избавляет мать от необходимости доказывания, что отцом ребенка является ее муж, что именно он должен выполнять наряду с ней обязанность по воспитанию и содержанию ребенка.

Если муж матери не считает себя отцом ребенка, он вправе оспорить произведенную актовую запись о его отцовстве и само отцовство (п. 1 ст. 52 СК). Бремя доказывания обстоятельств, исключающих отцовство, возлагается на супруга матери ребенка. Право на опровержение презумпции отцовства предоставляется также и матери ребенка. Если мать ребенка заявляет, что отцом ребенка является не ее супруг (бывший супруг), отцовство в отношении ребенка устанавливается по правилам добровольного признания фактическим отцом своего отцовства или установления отцовства в судебном порядке (п. 3 ст. 48 СК).

В действующем СК не говорится о праве матери, состоящей в браке, на регистрацию ребенка по правилам рождения детей у одиноких матерей. Взамен регистрации мужа матери в качестве отца ее ребенка может быть произведена запись фактического отца ребенка. Но при всех обстоятельствах в графе об отце ребенка не допускается прочерк, то есть отсутствие какой бы то ни было записи.

Запись родителей в книге записи рождений может быть оспорена в судебном порядке. Действующий СК внес существенные уточнения в перечень лиц, которым предоставлено право на оспаривание отцовства или материнства. Ими являются лица, записанные в качестве отца или матери ребенка, сам ребенок по достижении им совершеннолетия, опекун (попечитель) ребенка, опекун родителя, признанного судом недееспособным. Существенным является то, что СК закрепил право на оспаривание отцовства за лицом, фактически являющимся отцом ребенка, независимо от того, записан ли муж матери ребенка в качестве отца ребенка или нет, является ли мать ребенка одинокой или состоит в браке. Лишение родительских прав не служит основанием для исключения сведений о родителях из записи о рождении ребенка.

Происхождение ребенка от родителей, не состоящих между собой в браке, по отцовской линии устанавливается путем добровольного признания предполагаемым отцом своего отцовства либо путем судебного установления отцовства.

Отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в орган записи актов гражданского состояния совместного заявления отцом и матерью ребенка. Для добровольного установления отцовства требуется четко выраженная воля обоих родителей: признание отцом своего отцовства и подтверждение матерью его отцовства путем согласия на запись заявителя в качестве отца ее ребенка. Отцовство мужчины безотносительно к согласию матери ребенка может быть установлено в добровольном порядке в четырех прямо предусмотренных законом случаях: 1) смерть матери; 2) признание ее недееспособной; 3) невозможность установления места нахождения матери; 4) лишение ее родительских прав. Установление отцовства в этих случаях производится по заявлению отца ребенка с согласия органа опеки и попечительства, а при отсутствии такого согласия —по решению суда (п. 4 ст. 48 СК).

Установление отцовства в добровольном порядке является обстоятельством, подтверждающим происхождение ребенка от заявителя. Органы опеки и попечительства, прежде чем дать согласие (отказать в согласии) на установление отцовства, должны не просто дать оценку личности предполагаемого отца, как это происходит при усыновлении, но и попытаться установить происхождение ребенка от заявителя. Это

354

можно сделать с большей степенью вероятности, если орган опеки и попечительства располагает данными о совместном проживании матери с заявителем в период беременности или есть возможность ознакомиться с медицинской картой беременности матери ребенка, где могут содержаться сведения о ее сожителе на момент зачатия ребенка, данные анализов крови, сданной на анализ не только матерью, но и будущим отцом ребенка, и пр. Если орган опеки и попечительства не дает согласия на установление отцовства заявителя в добровольном порядке, фактический отец ребенка вправе обратиться в суд..

Добровольное установление отцовства допустимо в отношении всех детей, рожденных вне брака. В отношении лица, достигшего восемнадцати лет (совершеннолетия), установление отцовства допускается только с его согласия (п. 5 ст. 48 СК).

Заявление о добровольном установлении отцовства может быть подано как в момент регистрации рождения ребенка, так и в любое время после этого. В последнем случае после внесения исправления и дополнения в запись акта о рождении ребенка в связи с установлением отцовства выдается новое, а не повторное свидетельство о рождении.

При наличии обстоятельств, дающих основание предполагать, что подача совместного заявления об установлении отцовства может оказаться после рождения ребенка невозможной или затруднительной, родители будущего ребенка, не состоящие между собой в браке, вправе подать заявление в органы загса во время беременности матери. Запись о родителях производится после рождения ребенка (абз. 2 п. 4 ст. 48 СК).

По смыслу п. 2 ст. 51 СК с заявлением об установлении отцовства в органы загса могут обратиться лишь родители ребенка. Лицо, фактически не являющееся отцом ребенка, может приобрести права и обязанности, приравниваемые к родительским, на основании усыновления, но не признания отцовства. Подав заявление о признании отцовства в отношении не своего ребенка, заявитель лишает себя возможности последующего оспаривания произведенной записи. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК (добровольное признание отцовства), об оспариваний отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что он фактически не является отцом ребенка (п. 2 ст. 52 СК).

Закон не связывает возможность добровольного признания отцовства с фактом достижения лицом, признающим отцовство, определенного возраста. Несовершеннолетние родители имеют право признавать и оспаривать свое отцовство и материнство на общих основаниях, а также имеют право требовать до достижения ими 14 лет установления

отцовства в отношении своих детей в судебном порядке (п. 3 ст. 62 СК). При этом не требуется согласия родителей, опекуна или попечителя на признание несовершеннолетним своего отцовства.

Признание отцовства (материнства) —акт безотзывный. Его оспа-ривание может быть произведено в установленном порядке только в суде, причем истцами в соответствии с требованиями СК могут выступать и несовершеннолетние, достигшие 14 лет. Если записанному в актовой записи родителю нет 14 лет, истцами по делу об оспариваний записи могут выступать родители как законные представители своих детей, на которых возложена обязанность по защите их прав и интересов (п. 1 ст. 64 СК). ;

Установление отцовства (материнства) в судебном порядке. Как уже отмечалось, российское семейное законодательство в разные периоды послеоктябрьского развития государства по-разному регулировало отношения по поводу установления отцовства в отношении внебрачных детей. Именно поэтому по делам об установлении отцовства, оспариваний отцовства (материнства) следует исходить из времени возникновения правоотношений сторон.

В соответствии со ст. 169 СК нормы этого Кодекса применяются к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие. К семейным отношениям, возникшим до введения Кодекса в действие, нормы Кодекса применяются только к тем правам и обязанностям, которые возникли после введения его в действие.

Суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства, должен исходить из даты рождения ребенка (абз. 1 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов»1).

В отношении детей, родившихся до введения СК в действие, суд, решая вопрос об отцовстве, должен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС РСФСР, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совместное воспитание либо содержание ими ребенка или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.

КоБС РСФСР предусматривал исчерпывающий перечень доказательств, которые суд мог положить в основу решения об установлении отцовства. СК разрешил судам при рассмотрении дел об установлении отцовства принимать во внимание любые доказательства, с достовер-

' Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 1. 356

ностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (п. 4 ст. 48 СК) происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия (ст. 49 СК).

Из приведенного перечня лиц, управомоченных обратиться в суд с иском об установлении отцовства, следует, что таким правом наделен и фактический отец ребенка, если мать ребенка отказывается подать совместное с ним заявление в орган загса об установлении отцовства. Если отцом ребенка записано другое лицо, например муж матери ребенка, фактический отец ребенка вправе оспорить сделанную запись (п. 1 ст. 52 СК), доказав в суде, что ребенок происходит не от мужа матери, а от него. Четкая формулировка п. 1 ст. 52 СК положила конец сомнениям о том, целесообразно ли при наличии записи об отце ребенка по данным мужа матери ребенка наделять «постороннее» лицо правом на обращение в суд на предмет оспаривания этой записи и установления своего отцовства. Аргументы, которые сводились к тому, что подобного рода обращения могут использоваться в целях вымогательства, подрыва устойчивости семьи и т.п., не приняты законодателем во внимание. Актовая запись должна подтверждать происхождение, кровную связь, и если этого нет, она может быть оспорена.

Действующее семейное законодательство предоставляет даже несовершеннолетним родителям право самим требовать установления отцовства в отношении своих детей в судебном порядке по достижении 14 лет (п. 3 ст. 62 СК). Следовательно, иск об установлении отцовства вправе предъявить как мать, так и фактический отец ребенка, если им исполнилось 14 лет. Фактический отец ребенка, достигший 14 лет, может выступать в деле и в качестве ответчика.

СК не устанавливает сроков для обращения в суд с требованием об установлении отцовства. Лишь в отношении лица, которому исполнилось 18 лет, установление отцовства допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным, —с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства (п. 5 ст. 48 СК).

Иск предъявляется к предполагаемому отцу и при этом используются любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от ответчика. Как и прежде, в качестве доказательств можно использовать признание ответчиком своего отцовства, сделанное как письменно, так и устно. Отношения, характер-

357

ныс для семейных и возникшие в целях создания семьи,— совместное проживание с ведением общего хозяйства, совместная забота о ребенке, участие в его воспитании и содержании и т.п., также должны учитываться при рассмотрении дел об установлении отцовства.

При рассмотрении дел об установлении отцовства в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г., когда допустимо представление любых доказательств, повысится роль экспертиз: медико-генетической, биологической, гинекологической и т.п. Заключение эксперта, геномная дактилоскопия и т. п., исключающие вероятность происхождения ребенка от ответчика, и раньше служили основанием для отказа в иске об установлении отцовства. Нельзя было только по данным экспертизы, не исключающим происхождение ребенка от ответчика, вынести решение суда об установлении отцовства. Теперь заключение эксперта может быть положено в основу положительного решения суда даже тогда, когда не было совместного проживания и ведения хозяйства, совместного содержания и воспитания ребенка или признания ответчиком своего отцовства. Однако из этого не следует делать вывод о том, будто по всем делам об установлении отцовства необходимо проведение экспертизы. При несомненно высоком уровне достоверности современных медицинских экспертиз, учитывающих не только данные анализа крови, но и генетические особенности ребенка и предполагаемого отца, математический обсчет внешнего сходства и пр., заключение эксперта все же не может быть абсолютно достоверным. В ряде случаев назначение экспертизы не вызывается необходимостью. Например, ответчик представил в суде неопровержимые доказательства того, что на момент зачатия ребенка состояние его здоровья исключало его способность к деторождению или возможность интимной связи с истицей. В других случаях, напротив, проведение экспертизы целесообразно, но сторона, участие которой необходимо при проведении экспертизы, уклоняется от явки. На этот случай ГПК содержит правило, согласно которому в случае уклонения одной из сторон от участия в экспертизе, когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости оттого, какая сторона уклоняется от экспертизы и какое это имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч. 3 ст. 74 ГПК). Конечно, оценка этому должна даваться в сочетании с другими материалами по делу. Например, ответчик по просьбе будущей матери в период ее беременности сдал кровь на определение совместимости их крови на резус-фактор, а впоследствии в связи с делом об установлении его отцовства уклоняется от участия в медико-ге-

358

нетичсской экспертизе. У суда в этом случае есть все основания считать доказанным факт происхождения ребенка от ответчика.

В делах об установлении отцовства широко используются свидетельские показания. Однако оценку им следует давать в сочетании с другими доказательствами по делу. Свидетель может заблуждаться в пересказе того, что он видел или слышал, а бывает, и лжесвидетельствует. Свидетельские показания лишь тогда могут быть положены в основу решения суда об установлении отцовства, когда они объективно и бесспорно подтверждаются другими данными по делу. •

Вещественными доказательствами могут быть вещи, оставленные сторонами друг у друга, подарки с надписями или символами и пр.

В заявлении истца об установлении отцовства должны быть указаны обстоятельства, могущие служить основанием для установления отцовства. Суд, исследовав обстоятельства по делу и убедившись в происхождении ребенка от данного ответчика, вправе удовлетворить иск. Если достаточных доказательств для установления отцовства не представлено, суд отказывает в иске.

Суд может установить отцовство и в тех случаях, когда рождение ребенка явилось следствием насильственного полового акта.

Решение суда об установлении отцовства служит основанием для внесения (или исправления) соответствующих актовых записей и выдачи свидетельства о рождении ребенка с указанием в нем сведений об отце и матери ребенка.

Измененная редакция ч. 2 ст. 34 ГПК не исключает права суда на утверждение мирового соглашения по делам об установлении отцовства. Однако при этом суд должен убедиться в том, что мировое соглашение соответствует интересам ребенка, что отказ от иска связан с согласием ответчика подать заявление в загс о добровольном признании отцовства. Суд должен быть убежден в том, что отказ истца от иска является добровольным. Кроме того, суд должен разъяснить истцу процессуальные последствия мирового соглашения: прекращение производства по делу и невозможность повторного обращения в суд с таким же иском1.

Установление судом факта признания отцовства. В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, факт признания им отцовства может быть установлен в судебном порядке по правилам, установленным ГПК (ст. 50 СК). Факт признания отцовства имеет юридическое значение и может служить основанием для возникновения наследственных, пенсионных

См.: Семейный кодекс Российской Федерации. Комментарий / Отв. ред. И.М. Кузнецова М., 1996. С. 142—143.

359

и иных правоотношений. Зафиксированная в ст. 50 СК норма уравнивает возможности детей, фактических отцов которых нет в живых, с внебрачными детьми, родители которых вправе добровольно признать отцовство или установить его в судебном порядке.

В порядке особого производства могут устанавливаться такие юридические факты, как признание отцовства, факт отцовства и регистрация отцовства.

Факт признания отцовства устанавливается в отношении детей, родившихся до 1 октября 1968 г. в случае смерти лица, не состоявшего в браке с матерью ребенка и признававшего себя отцом ребенка при условии, что ребенок находился на иждивении этого лица к моменту его смерти или ранее (абз. 2 п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9). Факт отцовства может быть установлен в отношении детей, родившихся после 1 октября 1968 г., в случае смерти предполагаемого отца, не состоявшего в браке с матерью ребенка. Если ребенок родился после 1 марта 1996 г., то при установлении факта отцовства суды должны учитывать доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от данного лица. В отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. по 1 марта 1996 г., в подтверждение факта отцовства приводятся те же доказательства, которые требовались при установлении отцовства в отношении внебрачных детей (ст. 48 КоБС РСФСР).

Таким образом, при подтверждении факта отцовства представляются в зависимости от времени рождения ребенка те же доказательства, что и при установлении отцовства при жизни предполагаемого отца.

Заявителями по данной категории дел могут быть как сам ребенок, обладающий гражданско-процессуальной дееспособностью и имеющий соответствующий материально-правовой интерес в наследственном, пенсионном или ином деле, так и его законные представители (ст. 41, 42 ГПК). Лиц, на иждивении которых находится ребенок, ст. 50 СК не упоминает среди тех заявителей, которым предоставлено право на судебное установление факта отцовства'.