§ 2. Система российского законодательства об охране интеллектуальной собственности

Законодательство об авторском праве и смежных правах. В иерархии нормативных актов, регулирующих авторские отношения, главенствующая роль принадлежит законам. Центральное место среди них занимает Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г.1 В соответствии со ст. 1 указанного Закона им регулируются две большие группы относительно самостоятельных отношений. Первую из них образуют отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства и составляющие предмет регулирования авторского права в его точном и традиционном смысле. Во вторую группу входят отношения, связанные с созданием и использованием фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Эти отношения не являются авторскими, но настолько тесно взаимосвязаны с последними, что их регулирование отдельным законом едва ли было бы оправданным.

По своей юридической природе Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» носит многоотраслевой характер, являясь частью российского гражданского законодательства. Нормы иной отраслевой принадлежности в Законе практически не представлены. Исключение составляют правила, содержащиеся в ст. 50, которые носят граждан-ско-процессуальный характер, а также отсылочные нормы к уголовному и административному законодательству (ст. 48). Указанное обстоятельство, безусловно, усиливает целостность Закона и обеспечивает более тесную взаимоувязку его норм.

Оценивая Закон в целом, можно отметить следующее. Прежде всего с его принятием российское авторское право впервые за всю его историю сблизилось с уровнем авторско-правовой охраны, которая обеспечивается в большинстве развитых стран мира. Первый серьезный шаг к этому был сделан Основами гражданского законодательства 1991 г., однако содержащиеся в них нормы были явно недостаточны для урегулирования возникающих на практике вопросов. Иными словами, если Основы гражданского законодательства определили принципиальный подход законодателя к регулированию авторско-правовых

Ведомости РФ. 1993. № 32. Ст. 1242; СЗ РФ. 1995. № 30. Ст. 2866. 24

отношений, то Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» впервые подробно регламентировал все основные их аспекты с учетом гарантий, которые обеспечиваются Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений. Что касается отношений, связанных со смежными правами, то их развернутое правовое регулирование вообще дано впервые в истории российского законодательства. При этом безусловным достоинством Закона является то, что подавляющая часть его норм рассчитана на прямое применение. Напротив, число бланкетных (отсылочных) норм, чрезмерным количеством которых характеризовались ранее действовавшие акты по авторскому праву, в Законе весьма невелико.

Далее, характерной чертой Закона является его рыночная направленность. Закон значительно расширяет возможности участников авторских и смежных с ними отношений по свободному распоряжению принадлежащими им правами. Имущественные права авторов стали своеобразным товаром, который может свободно отчуждаться и передаваться на основании гражданско-правовых сделок. Одновременно отменены многие из существовавших ранее в законе гарантий и ограничений, которые были призваны ограждать права создателей творческих произведений. Такой подход, конечно, является достаточно жестким, но он характерен для рыночных отношений, которые внедряются в рассматриваемую сферу.

Наконец, особенностью Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» является изменение некоторых ключевых моментов правового регулирования авторских отношений по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Указанные изменения прямо не связаны ни с повышением уровня авторско-правовой охраны, ни с рыночной ориентацией нового Закона, а выражаются лишь в ином юридико-техническом подходе к регулированию некоторых аспектов авторских правоотношений. В качестве примера можно сослаться на отказ законодателя от конструкции авторства юридических лиц на некоторые виды произведений, в частности энциклопедические издания, словари, журналы и т.п., введение понятия коллективного управления имущественными правами и т.д.

Закон, конечно, не свободен от пробелов и недостатков, причем некоторые из них, как, например, отсутствие среди прав автора права на опубликование произведения, достаточно очевидны. Но эти недостатки, которые, следует полагать, будут постепенно устранены, не должны заслонять главного — с принятием этого Закона в России, наконец, создана правовая база для цивилизованного регулирования отношений, связанных с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, а также со смежными правами.

25

Наряду с указанным Законом, который имеет общее значение и распространяется на любые произведения науки, литературы и искусства, а также объекты смежных прав, к числу источников авторского права относится Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992 r.1 Данный Закон имеет более узкий предмет регулирования, так как касается лишь отношений, возникающих в связи с созданием, правовой охраной и использованием программных средств. В ст. 2 Закона подчеркивается, что программы для ЭВМ и базы данных относятся к объектам авторского права: программам для ЭВМ предоставляется правовая охрана как произведениям литературы, а базам данных — как сборникам. Распространение на программы для ЭВМ и базы данных авторско-правовой охраны закреплено и ст. 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Принятие закона, специально посвященного регулированию отношений, связанных лишь с одним из объектов авторского права, обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, во внимание принята важная роль, которую играют программные средства в развитии всех современных отраслей науки и техники. Над созданием программных средств работают миллионы людей, а с их использованием в той или иной степени, в работе или в быту соприкасается подавляющее большинство граждан. Во-вторых, программы для ЭВМ и базы данных выделяются среди других объектов авторского права формами своего объективного выражения, способами передачи, видами использования и т.д. Указанная их специфика требует более детальной правовой регламентации связанных с ними общественных отношений, которая и обеспечивается специальным законом.

Вместе с тем изучение Закона показывает, что большая часть содержащихся в нем норм полностью или в существенной части совпадает с нормами Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Специфика программных средств как особых объектов авторского права отражена лишь в нормах, посвященных отдельным имущественным правам правообладателей, а также правилам регистрации программ для ЭВМ и баз данных в специально созданном Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем.

К иным нормативным актам того же иерархического уровня законодательства об авторском праве могут быть отнесены и другие акты, имеющие силу закона, например Закон РСФСР «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. Многие нормы этого Закона посвящены регулированию вопросов авторско-правового характера, которые

Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2325. 26

возникают в деятельности органов массовой информации. В частности, в Законе раскрывается понятие выхода в свет продукции средств массовой информации (ст. 27—28), порядок ce распространения (ст. 25), условия использования авторских произведений и писем (ст. 42) и др. Другим примером является Закон РФ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г.1, в котором авторскому праву на произведения архитектуры посвящена специальная глава (ст. 16 — 19), хотя вопросы авторского права затрагиваются и во многих других статьях Закона (ст. 2, 12, 14, 15, 21 и др.). •

Наконец, в авторское законодательство входят отдельные статьи законодательных актов, регулирующих в целом иные общественные отношения. Сюда относится, например, ст. 146 Уголовного кодекса РФ, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение авторских и смежных прав, ст. 385 ГПК. РСФСР, которая посвящена порядку обращения взыскания на авторское вознаграждение, и др.

Особого внимания заслуживает вопрос о применении к авторским отношениям норм ГК- Авторское право рассматривается доктриной как составная часть гражданского права, хотя авторские отношения и регулируются специальным законом. Из этого теоретического положения вытекает важный практический вывод, суть которого сводится к тому, что к авторским отношениям применимы все те правила ГК, которые носят общий характер и рассчитаны на регулирование всех гражданско-правовых отношений. В частности, не вызывает сомнений, что на авторские отношения распространяются нормы раздела «Общие положения», которые содержат правила о сделках, право- и дееспособности, средствах и способах защиты нарушенных прав и т.д. К авторскому праву применимы и такие разделы Кодекса, как «Наследственное право» и «Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров». Юридической наукой сделан вывод о том, что к авторским правоотношениям должна полностью применяться и общая часть обязательственного права, если только специальные нормы авторского права прямо не вносят в нес коррективы или если необходимость таких коррективов не вытекает из особенностей авторских правоотношений2. Это, в частности, означает, что в соответствии с общими положениями обязательственного права в авторском праве должны трактоваться такие понятия, как убытки, множественность лиц

' СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4473.

См., напр.: Гаврилов Э. П. Советское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М., 1984. С. 59; Егоров Н. Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. Л., 1988. С. 147, и др.

27

в обязательстве, прекращение обязательств и т.д. Сказанное позволяет сделать вывод, что хотя ГК и не относится непосредственно к источникам авторского права, его правила широко применяются при регулировании авторских отношений.

Данный вывод, однако, не распространяется на нормы раздела IV «Авторское право» ГК 1964 г. Нормы указанного раздела, равно как и нормы аналогичного раздела Основ гражданского законодательства 1991 г., которые до принятия Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» были основным источником правового регулирования авторских отношений в нашей стране, в настоящее время утратили свое значение'.

Вопрос о том, должен ли новый ГК, проект третьей части которого сейчас разрабатывается, включать в свой состав подобный раздел, достаточно сложен и вызывает неоднозначную оценку специалистов. При его решении должны быть приняты во внимание следующие соображения. С одной стороны, нужно учитывать, что создание произведений науки, литературы и искусства приводит к возникновению авторских прав, которые являются одними из важнейших гражданских прав. Поэтому в ГК как в акте базисного характера должно быть, безусловно, обозначено значение и место этих прав в системе других гражданских прав, а также отражены хотя бы принципиальные положения, касающиеся их правовой охраны и использования.

С другой стороны, необходимо помнить о том, что ГК не может, да и не призван подменять собой все иные законы, регулирующие гражданские отношения. Он должен выполнять цементирующую роль главенствующего акта системы гражданского законодательства и включать в свой состав такие нормы, которые имеют общее значение. Закрепление в нем специальных правил, посвященных регулированию отдельных аспектов тех или иных отношений во всем их многообразии, не только едва ли возможно, но и вряд ли целесообразно. Поэтому часть третья ГК не должна содержать детальной правовой регламентации авторских отношений в том ее виде, в каком ее давал ГК 1964 г. В условиях существования специального закона об авторском праве такое решение вопроса лишь создаст ненужную проблему коллизии рассматриваемых актов. Опыт других стран, имеющих кодифицирован-

Раздел IV Основ гражданского законодательства 1991 г. признан не действующим на территории РФ со дня введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» (п. 10 постановления Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г.); раздел IV ГК 1964 г., хотя формально и не признан утратившим силу, фактически утратил ее в своей основной части еще тогда, когда на территории РФ вступили в действие Основы гражданского законодательства 1991 г.

28

ное гражданское законодательство, да и история развития отечественного законодательства об авторском праве доказывают предпочтительность регулирования авторских отношений специальным законом.

Помимо законов, источниками авторского права являются подзаконные акты. Основанные на законе и призванные развивать содержащиеся в нем правила, подзаконные акты не совпадают друг с другом по юридической силе, что позволяет провести их дальнейшую дифференциацию. Все они могут быть подразделены на три основные группы:

подзаконные акты общего характера, ведомственные нормативные акты и локальные акты.

Общий характер имеют подзаконные акты, изданные органами общей компетенции либо теми ведомствами, которые наделены правом принимать акты, обязательные для всех лиц, в том числе и тех, которые им прямо не подведомственны. Прежде всего к таким актам относятся постановления Правительства РФ. Последним, в частности, приняты:

постановление «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21 марта 1994 г. № 218', постановление «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения (постановки)» от 17 мая 1996 г.2, Положение о регистрационных сборах за официальную регистрацию программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем от 12 августа 1993 г. (с последующими изменениями и дополнениями)3, Положение о регистрации кино- и видеофильмов от 28 апреля 1993 г.4 и др.

Наряду с Правительством РФ правом принимать подзаконные акты общего характера в области авторского права пользуются Министерство культуры, Государственный комитет РФ по печати, а также некоторые другие органы управления функционального назначения. Ими могут издаваться обязательные для всех предприятий, учреждений и организаций независимо от их ведомственной подчиненности, а также для граждан нормативные акты по вопросам, отнесенным к их компетенции.

В настоящее время к числу подзаконных актов общего характера относятся как отдельные акты органов государственного управления РФ, например приказ Министерства печати и информации РФ от 28 июля 1993 г. № 127 «Об утверждении перечня выходных сведений, размещаемых в непериодических изданиях»5, так и некоторые из про-

Собрание актов РФ. 1994. № 13. Ст. 994.

СЗ РФ. 1996. № 21. Ст. 2529.

Собрание актов РФ. 1993. № 34. Ст. 3182; СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 98.

Собрание актов РФ. 1993. № 18. Ст. 1607.

БНА. 1993. № 11. С. 58.

29

должающих действовать актов бывшего Союза ССР, например Инструкция о нормах издательской и авторской правки, утвержденная приказом Госкомиздата СССР от 11 июня 1986 г. № 257.

Второй уровень подзаконных актов, являющихся источниками"ав-торского права, образуют ведомственные акты в точном смысле этого слова. В рассматриваемой области они издаются в основном теми высшими органами государственного управления, которые руководят организациями, использующими произведения науки, литературы и искусства, например тем же Министерством культуры. Однако в данном случае это министерство выступает как орган специальной компетенции, и принимаемые им акты носят ведомственный характер, то есть распространяются лишь на лиц, относящихся к данному ведомству. Ведомственные акты принимаются также теми отраслевыми министерствами, которые имеют в своем подчинении специализированные издательства и иные организации, использующие авторские произведения. В настоящее время ведомственное законодательство в рассматриваемой области представлено многочисленными актами бывших союзных министерств и ведомств, которые применяются в той мере, в какой они не противоречат принятым в России законам. Например, рсдакционно-издательский процесс регулируется множеством инструкций, положений, правил и других актов, утвержденных бывшим Госкомиздатом СССР2. Ведомственные акты должны основываться на законе и подзаконных актах общего характера и в случае расхождения с ними не подлежат применению, а также могут быть оспорены в судебном порядке.

Наконец, третий уровень в иерархии подзаконных актов по авторскому праву составляют локальные акты. Они, в свою очередь, подразделяются на акты местных органов государственной власти и органов местного самоуправления и внутренние акты учреждений и организаций. Акты местных органов, например распоряжения глав местных администраций и др., которые распространяют свою юридическую силу на лиц, находящихся на территории соответствующей области, края, района и т.д., вопросы собственно авторского права затрагивают сравнительно редко. Обычно они касаются проблем, связанных с проведением творческих конкурсов, организацией вернисажей и выставок, упорядочением реализации произведений изобразительного искусства и т. п.

Внутренние акты организаций, действие которых ограничивается

Нормативные материалы по издательскому делу: Справочник. М., 1987. С. 163. См., напр.: Нормативные материалы по издательскому делу: Справочник. М.,

30

пределами издавших их организаций, представлены индивидуальными уставами и положениями издательств, редакций газет и журналов, киностудий, учебных и научных заведений и т. д., правилами их работы, должностными инструкциями и т. п. На первый взгляд, указанные акты не имеют прямого отношения к регулированию авторских отношений, однако это обманчивое впечатление. Например, заключая авторский договор с организацией, следует выяснить, имеет ли она право заниматься деятельностью, связанной с использованием произведений. Если таким правом она не обладает, заключенный договор не. будет иметь юридической силы со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Кроме того, внутренние акты организаций определяют, например, в каких случаях и в каких пределах произведения их сотрудников должны рассматриваться в качестве выполненных в порядке служебного задания, что оказывает весьма существенное влияние на правовой режим таких произведений и т.д. Все локальные акты, как и акты ведомственного характера, должны соответствовать закону и подзаконным актам общего характера.

Наряду с законами и подзаконными актами источником авторского права является судебная практика, концентрированным выражением которой выступают руководящие постановления и разъяснения Верховного Суда РФ. Указанный орган наделен правом рассматривать материалы обобщения судебной практики и давать руководящие разъяснения судам по вопросам применения авторского законодательства при рассмотрении судебных дел. Эти руководящие разъяснения уже не связаны непосредственно с решением конкретных авторско-правовых споров, а представляют собой результат обобщения судебной практики. Хотя по своему статусу Верховный Суд РФ должен лишь разъяснять судам, как правильно применять действующие нормы права, на практике им создается немало таких норм, которые не только по внешнему виду, но и по содержанию ничем не отличаются от новых норм права. Руководящие разъяснения Верховного Суда РФ обязательны для судов, участников процесса и вообще любых лиц, применяющих закон. Если решение по конкретному делу противоречит правилу, сформулированному в руководящем постановлении Верховного Суда РФ, это решение подлежит отмене. Поэтому имеются все основания для того, чтобы отнести руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ к числу источников авторского права.

В настоящее время Верховным Судом РФ пока не принято специальных постановлений о практике применения авторского законодательства. Суды в своей практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О применении

31

судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из авторских правоотношений» от 18 апреля 1986 г.

Судебную практику в той ее части, в какой она является источником авторского права, не следует смешивать с практикой такого государственного органа, как Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ (далее — Судебная палата), образованная в соответствии с Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г.2 Согласно Положению о Судебной палате ее основной задачей является содействие Президенту РФ в эффективной реализации им конституционных полномочий гаранта закрепленных Конституцией РФ прав, свобод и законных интересов в сфере массовой информации (п. 2). Указанная задача конкретизируется в функциях Судебной палаты, знакомство с которыми показывает, что Судебная палата призвана обеспечивать реализацию демократических принципов в сфере массовой информации, в частности, достоверность и объективность сообщений в средствах массовой информации, соблюдение равноправия, осуществление принципа политического плюрализма и т. п. В этом основном направлении и развивается деятельность Судебной палаты.

Вместе с тем, как показал опыт прошедшихлет. Судебная палата время от времени высказывает свое мнение и по вопросам, связанным с толкованием действующего авторского законодательства применительно к деятельности средств массовой информации3. Учитывая важность затрагиваемых вопросов, необходимо иметь ясное представление о юридической природе и характере даваемых Судебной палатой разъяснении.

В соответствии с п. 8 Положения Судебная палата разрешает споры и иные дела, возникающие в сфере деятельности средств массовой информации, кроме тех, которые отнесены законом к компетенции судов Российской Федерации. Судебная палата выносит по рассматриваемым ею информационным спорам и иным делам решения, которые являются окончательными (п. 10 Положения), а также рекомендации, экспертные заключения и заявления (п. 30). К сожалению, Положение о Судебной палате не содержит четкого определения понятия «информационный спор» и не раскрывает юридическую природу актов, при-

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 3. С. 19. 2 Собрание актов РФ. 1994. № 6. Ст. 434.

См., напр.: О правовой природе программ теле- и радиопередач, публикуемых в периодических изданиях: Рекомендация Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 19 мая 1994 г. № 2 // Российская газета. 1994. 28 мая; О правовой природе материалов ИТАР-ТАСС: Рекомендация Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ от 19 октября 1994 г. № 4 // Российская газета. 1994. 22 окт. и др.

32

нимаемых Судебной палатой. Однако анализ правового статуса Судебной палаты позволяет прийти к выводу, что она является своего рода экспертным органом при Президенте РФ и не более того. Решения и иные правовые акты, принимаемые Судебной палатой, в том числе и те из них, в которых дается толкование действующего законодательства об авторском праве, носят рекомендательный характер. Правом же разрешать авторско-правовые споры между конкретными заинтересованными лицами Судебная палата вообще не обладает, так как подобные споры относятся к компетенции судебных органов Российской Федерации.

Все сказанное позволяет прийти к выводу, что правовые акты Судебной палаты, относящиеся к рассматриваемой сфере, должны внимательно изучаться и приниматься во внимание юристами и пользователями произведений, но они не являются источниками авторского права.

Важнейшим источником российского авторского права являются международные договоры и соглашения. Статья 3 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» закрепляет принципиальную норму о том, что «если международным договором, в котором участвует Российская Федерация, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора». Такое решение вопроса, содержащееся и в других законодательных актах, посвященных охране иных объектов интеллектуальной собственности, имеет большое практическое значение. Оно означает, что нормы международных договоров РФ имеют преимущество перед внутренним российским законодательством, в связи с чем их роль в регулировании авторских отношений чрезвычайно важна.

К числу международных договоров РФ в рассматриваемой области относятся как те из них, что были заключены еще бывшим Советским Союзом, так и те, что подписаны уже Россией как самостоятельным государством. Как известно, СССР с 1968 г. был членом Всемирной организации интеллектуальной собственности, с 1973 г. участвовал во Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 г.2, а также имел ряд двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав со странами Восточной Европы, Швецией, Австрией, Малагасий-

См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ратификации Стокгольмского акта Парижской конвенции по охране промышленной собственности и Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности» от 19 сентября 1968 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 40. Ст. 363.

2 СП СССР. 1973. № 24. Ст. 139.

ской Республикой и некоторыми другими странами'. 26 декабря 1991 г. Российская Федерация подтвердила свое участие во всех заключенных СССР в рамках ЮНЕСКО или под ее эгидой конвенциях и соглашениях специальной нотой Министерства иностранных дел, направленной Генеральному директору ЮНЕСКО2.

Однако принятие Россией международных обязательств в том виде, в котором они существовали для бывшего СССР, не решило кардинальным образом проблему участия России в международной системе охраны авторских прав, так как в наиболее важных международных соглашениях в рассматриваемой сфере Советский Союз не участвовал. Кроме того, распад СССР создал в области охраны авторских прав новые проблемы, которых раньше не существовало. Наиболее актуальной из них стала задача по обеспечению признания и охраны авторских прав в отношениях между новыми независимыми государствами — бывшими республиками единого СССР. Вначале эту задачу РФ пыталась решить путем заключения двусторонних соглашений с отдельными государствами, однако 24 сентября 1993 г. одиннадцатью государствами — бывшими республиками СССР подписано многостороннее Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав4. Данное соглашение создало правовую базу для охраны прав российских авторов в ближнем зарубежье, равно как и обеспечило охрану прав авторов из этих республик в Российской Федерации.

Решающим шагом по включению России в международную систему охраны авторских прав стало ее присоединение в 1994 г. к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в редакции 1971 г.), Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г. (в редакции 1971 г.) и Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г.5

Тексты некоторых соглашений см.: Авторское право: Сборник нормативных актов. М-, 1985. С. 63-80.

2 Бюллетень по авторскому праву. ЮНЕСКО.Т. XXVII. 1994. № 1. С. 11.

Например, Советский Союз так и не подписал Парижскую редакцию Всемирной конвенции об авторском праве, которая значительно повысила уровень авторски-правовых гарантий, и поэтому данная Конвенция действовала для него в своей первоначальной редакции 1952 г.

Права на результаты интеллектуальной деятельности: Сборник нормативных актов/Сост. В.А.Дозорцев. М., 1994. С. 318.

5 СЗ РФ. 1994. № 29. Ст. 3046. Тексты указанных Конвенций см.: Права на результаты интеллектуальной деятельности: Сборник нормативных актов/Сост. В.А-Дозорцев. М., 1994.

34

Патентное законодательство. Основным источником патентного права России является Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г.1 Как следует из ст. 1 указанного Закона, им регулируются имущественные, а также связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Объединение в одном Законе правовых норм, посвященных трем, хотя и схожим, но вполне самостоятельным объектам промышленной собственности, является особенностью российского Патентного. закона. Данный опыт можно признать вполне удачным. Четыре пятых норм закона действует в отношении всех трех объектов промышленной собственности. Это позволило в значительной степени сократить объем нормативного материала, устранив его дублирование в различных нормативных актах. Особенности, обусловленные спецификой отдельных объектов охраны, в достаточной степени отражены в нормах, посвященных условиям патентоспособности и оформлению на каждого из них патентных прав.

Патентный закон РФ представляет собой комплексный нормативный акт, регулирующий патентные отношения различной отраслевой принадлежности. При этом по сравнению с ранее действовавшим законодательством значительно возрос удельный вес гражданско-правовых норм, которые в настоящее время регулируют практически все ключевые вопросы изобретательской деятельности. Сейчас к их числу могут быть отнесены, к примеру, нормы, регламентирующие подачу и рассмотрение заявок на объекты промышленной собственности, которым ранее традиционно приписывался административно-правовой характер. Как следует из Закона, Патентное ведомство РФ не пользуется по отношению к заявителям никакими властными полномочиями. Гражданско-правовые начала внедрены и в такую важную сферу, как регулирование отношений между работником и работодателем, возникающих в связи с созданием и использованием служебных разработок (п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ), и т.д.

Наряду с гражданско-правовыми Патентным законом РФ регламентируются и некоторые административно-правовые (ст. 26, 33, 34) и процессуальные (ст. 31) отношения, в нем содержатся отсылки к уголовному, налоговому и иному законодательству.

Патентный закон РФ относительно невелик по объему, он состоит всего из 37 статей, большинство из которых, в свою очередь, включает несколько самостоятельных норм. Подавляющая часть из них является нормами прямого действия, бланкетный характер имеют лишь тринад-

Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2319. 2* 35

цать норм. Сравнительно небольшой объем Патентного закона РФ объясняется несколькими причинами. Прежде всего сказалось отсутствие опыта патентно-правовой охраны разработок в нашей стране, в силу чего многие вопросы оказались неурегулированными. Далее, для созда- ' ния полноценного патентного закона требовалось, конечно, большее время, чем то, которым располагали его разработчики. Между тем реально складывавшаяся ситуация требовала скорейшего принятия закона, пусть даже не доведенного до полной готовности. Наконец, некоторые вопросы сознательно выведены за рамки действия Патентного закона РФ. К их числу относится, в частности, вопрос о служебных изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах, охрана и использование которых должны быть более детально урегулированы специальным законом*.

Оценивая Патентный закон РФ в целом, укажем следующее. Безусловно, данный акт, рожденный в столь непростых условиях, имеет множество недостатков. Он не свободен от пробелов и противоречий, редакция рада его норм ухудшена по сравнению с Законом СССР «Об изобретениях в СССР» 1991 г.2, некоторые его положения представляют собой явные результаты компромиссов противоборствующих сил3. Однако при всем этом новый Закон следует признать весьма прогрессивным и в целом квалифицированно составленным актом. С его принятием возник правовой фундамент для воссоздания в России общепринятой системы охраны новых разработок, без которого было бы немыслимо дальнейшее научно-техническое развитие страны в новых рыночных условиях. В дальнейшем, по мере накопления опыта применения Патентного закона РФ, он будет совершенствоваться, в частности, пополняться новыми нормами, а также станет более последовательным.

Помимо Патентного закона РФ вопросы, связанные с охраной и использованием объектов промышленной собственности, затрагиваются в ряде других законодательных актов, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Так, вопросы, связанные с предоставлением авторам и хозяйствующим субъектам, которые используют объекты промышленной собственности, льготных условий

' В настоящее время проект закона о служебных разработках принят Государственной Думой РФ, одобрен Советом Федерации, но не подписан Президентом РФ.

2 Ведомости СССР. 1991. № 25. Ст. 703.

В качестве примеров можно привести создание Высшей патентной палаты вместо Патентного суда, присвоение охранному документу на полезную модель наименования свидетельства, а не патента и др.

36

налогообложения и кредитования, решаются в законах о налогах и инвестициях* и т.д.

Вопрос об отнесении ГК к источникам патентного права решается так же, как и в авторском праве. Хотя ГК источником патентного права не является2, закрепленные им правила не должны сбрасываться со счетов при регулировании патентных отношений. В частности, нормы ГК в полной мере применяются к таким практически не урегулированным Патентным законом РФ вопросам, как лицензионные договоры, способы защиты авторских и патентных прав и др.,

В соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г.3 данный Закон применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие, то есть после 14 октября 1992 г., когда он был официально опубликован. Такой подход является вполне естественным, однако он порождает множество вопросов, связанных с правовым режимом ранее зарегистрированных объектов промышленной собственности, судьбой поданных, но еще не рассмотренных заявок и т.д. В основном эти вопросы решены в названном выше постановлении, которое в связи с этим также является важным источником патентного права. Конкретные вопросы, связанные с переходом от действовавшей ранее системы охраны разработок к патентно-правовой их охране, будут подробно рассмотрены ниже. Здесь же отметим следующее. Признание действия на территории России всех ранее выданных охранных документов СССР на изобретения и промышленные образцы, включая авторские свидетельства и свидетельства, и установление добровольного порядка их обмена на патенты РФ означают, что в РФ в течение достаточно продолжительного времени будет действовать определенная часть выданных в прежние годы авторских свидетельств (свидетельств). Выданные ранее патенты, а также патенты, полученные взамен авторских свидетельств (свидетельств), будут признаваться недействительными на основе процедурных правил, установленных Патентным законом РФ, но с учетом критериев патентоспособности, которые были закреплены прежним законодательством. Эти примеры (а также другие, которые можно было бы привести) показывают, что, хотя основным источником патентного права стал Патентный закон РФ, в целом ряде

К сожалению, обещанные изобретателям и патентообладателям налоговые льготы до сих пор не предоставлены, что серьезно тормозит внедрение новой техники.

Данный вывод не распространяется, однако, на те нормы ГК, которые будут сосредоточены в разделе ГК, посвященном интеллектуальной собственности.

3 Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 3220. 37

случаев к отношениям, связанным с охраной и использованием объектов промышленной собственности, будет применяться прежнее законодательство. Поэтому оно также в известном смысле может рассматриваться в качестве источника патентного права.

Важную группу источников патентного права образуют подзаконные акты, принятые в развитие Патентного закона РФ и других законодательных актов. В рассматриваемой области подзаконные акты в основном носят общий характер, то есть распространяются на всех лиц, так или иначе связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Напротив, ведомственных и локальных актов относительно немного. Среди подзаконных актов общего характера различаются нормативные акты, принятые Правительством РФ, и нормативные акты, принятые Патентным ведомством РФ.

К компетенции Правительства РФ Патентный закон РФ отнес решение таких важных вопросов, как определение правового статуса Федерального фонда изобретений России (ст. 9), утверждение Положения о патентных поверенных (п. 3 ст. 15), установление видов, размера и сроков уплаты патентных пошлин (ст. 33) и др. Кроме того, в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1993 г. Правительству РФ поручено подготовить и издать нормативные акты о порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения, о порядке обращения с секретными изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами и компенсации за их засекречивание, о гарантиях прав работающих на государственных предприятиях, в организациях, учреждениях авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов и др. Некоторые из названных выше актов уже приняты1, другие находятся в стадии подготовки.

Большая роль в регулировании патентных отношений отводится актам Патентного ведомства РФ. В соответствии со ст. 2 Патентного закона РФ, а также Положением о Российском агентстве по патентам

См., напр.: Положение о патентных поверенных, утвержденное постановлением Совета Министров РФ от 12 февраля 1993 г. // Патенты и лицензии. 1993. № 5—6. С. 22—24; Постановление Совета Министров РФ «О порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения» от 12 июля 1993 г. // Собрание актов РФ. 1993. № 29. Ст. 2681; и др.

38

и товарным знакам (сокр. Роспатент), утвержденным постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1997 г. № 1203', Патентное ведомство РФ разрабатывает, принимает и издает правила и разъяснения по применению законодательства РФ в области охраны промышленной собственности. Важнейшее практическое значение в этом плане имеют утвержденные Патентным ведомством РФ Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на выдачу охранных документов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы2.

Помимо правил, касающихся составления и подачи патентных заявок, Патентным ведомством РФ 16 февраля 1993 г. утверждены Правила проведения аттестации и регистрации патентных поверенных3, а 25 июня 1993 г. —Правила подачи и рассмотрения ходатайств о прекращении действия на территории РФ авторских свидетельств СССР на изобретения, свидетельств СССР на промышленные образцы, а также патентов СССР, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, и выдачи патентов РФ на оставшийся срок4 и др. Что касается разъяснении Патентного закона РФ, то они, принимая во внимание предшествующую практику, могут иметь форму различных инструкций, правил, разъяснении, положений и т.п. Указанные акты, если только при их издании Патентное ведомство не превышает своей компетенции, носят обязательный характер и должны исполняться всеми без исключения лицами.

К числу ведомственных подзаконных актов относятся нормативные акты различных министерств и ведомств, посвященные развитию изобретательства, охране и использованию объектов промышленной собственности в соответствующей отрасли народного хозяйства. Количество таких актов, равно как и сфера их действия, в последнее время значительно уменьшились в связи с реформой патентного законодательства, а также сокращением числа отраслевых министерств. Ведомственный характер имеют, однако, и некоторые акты Патентного ведомства РФ, регламентирующие внутреннюю деятельность организаций, которым поручено выполнение отдельных функций, закрепленных законом за Патентным ведомством РФ, в частности Федеральным институтом промышленной собственности.

Локальные подзаконные акты представлены, с одной стороны,

' СЗРФ. 1997. №39. Ст. 4541.

2 См.: Патенты и лицензии. 1993. № 1—2. С. 18; Российские вести. 1994. № 133; Экономика и жизнь. 1994. № 43—47.

3 Патенты и лицензии. 1993. № 5—6. С. 27—32.

4 Там же. № 9—10. С. 24—26.

нормативными актами местных органов власти и органов местного самоуправления, а с другой — внутриорганизационными актами учреждений, связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Число актов, принятых в рассматриваемой сфере местными органами власти и органов местного самоуправления, крайне ограниченно. В качестве примеров можно привести распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 1 июля 1992 г. «О правовой охране интеллектуальной собственности Санкт-Петербурга»', положения о региональных фондах поддержки деятельности изобретателей и новаторов и т. п. Внутриорганизационные нормативные акты, действующие в пределах издавших их организаций, включают индивидуальные уставы (положения) тех юридических лиц, которые занимаются охраной и организацией использования объектов промышленной собственности как одним из основных видов своей уставной деятельности. Сюда же относятся правила их работы, должностные инструкции отдельных работников и т. п.

Рассматривая систему подзаконных актов, посвященных охране и использованию объектов промышленной собственности, нельзя не затронуть вопроса о судьбе тех многочисленных актов, которые были приняты до вступления в силу Патентного закона РФ. К сожалению, в постановлении Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1992 г., кроме общих указаний Правительству РФ о приведении законодательства в соответствие с вновь принятым Законом, об этом ничего не говорится. Было бы неверньм утверждение о том, что все эти акты автоматически утратили силу. Безусловно, такая участь постигла большинство из них. Например, прекратили свое действие все те нормативные акты, которые касались разрешительного порядка патентован™ объектов промышленной собственности за границей, обмена патентов на авторские свидетельства и др. Некоторые из прежних актов продолжали действовать в той части, в какой они не противоречили принятому Патентному закону, и до того момента, пока они не были заменены другими актами. Наконец, отдельные подзаконные акты, несомненно, подлежат применению и в дальнейшем в связи с тем, что на территории РФ будут действовать те авторские свидетельства, которые их владельцы не обменяют на патенты РФ.

Наряду с законами и подзаконными актами к источникам патентного права относится судебная практика, разумеется, в той ее части, которая имеет нормативное значение. До последнего времени судебная

' Вестник Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов. 1992. №11. С. 60—61.

40

практика по патентным делам была чрезвычайно скупа по ряду объективных и субъективных причин.

Сейчас положение стало меняться, что находит подтверждение в хотя и медленном, но постоянном росте числа судебных споров, связанных с нарушением патентных и изобретательских прав. С принятием Патентного закона РФ патент стал единственной формой охраны прав в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Появились не только формальные, но и реальные возможности осуществления и реализации исключительных прав на использование запатентованных объектов, что будет порождать споры. Для представительства и защиты прав и законных интересов изобретений и патентообладателей создан институт патентных поверенных, способный оказать квалифицированную правовую помощь потерпевшим. Все это дает основания считать, что значение судебной патентной практики в системе источников патентного права в ближайшие годы неизмеримо возрастет.

Пока, однако, ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ еще не приняты какие-либо специальные постановления о практике применения нового патентного законодательства. Суды в практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, регулирующего отношения, возникающие в связи с открытиями, изобретениями, рационализаторскими предложениями и промышленными образцами» от 15 ноября 1984 r.1

Наконец, в системе источников патентного права важное место занимают международные договоры и соглашения. Советский Союз участвовал с 1965 г. в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, а с 1978 г. — в Договоре о патентной кооперации. Кроме того, странами бывшего социалистического лагеря был заключен ряд соглашений, направленных на углубление сотрудничества в области изобретательства. Распад СССР как единого государства создал в рассматриваемой области ту же проблему, что и в сфере авторского права. В отношении себя Российская Федерация решила эту проблему уже 26 декабря 1991 г., официально заявив о том, что «членство СССР в ВОИС и во всех ее органах, а также участие во всех конвенциях, соглашениях и других международно-правовых документах, подписанных в рамках ВОИС или под ее эгидой, продолжается Российской Федерацией». Тем самым обеспечена непрерывность участия нашей страны в универсальных международных соглашениях по охране промышленной собственности.

' Бюллетень Верховного Суда СССР. 1985. № 1. С. 13—18. 41

В 1994 г. страны СНГ приняли Евразийскую патентную конвенцию1, в соответствии с которой в г. Москве создано Евразийское патентное ведомство, выдающее с 1 января 1996 г. патенты на изобретения, действующие на территории всех государств, участвующих в Конвенции.

Это, однако, не решило всех проблем, возникающих в рассматриваемой сфере в отношениях между бывшими республиками единого СССР. В частности, Конвенция не распространяется на полезные модели и промышленные образцы, не затрагивает вопроса о признании действия на территории независимых государств охранных документов бывшего СССР и т.д. Для решения этих и других проблем, которые не удалось урегулировать на многосторонней основе, РФ заключены двусторонние соглашения с рядом стран СНГ2.

Законодательство о средствах индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). В настоящее время правовое регулирование отношений, связанных с фирменными наименованиями, товарными знаками, знаками обслуживания и наименованиями места происхождения товаров, осуществляется нормами, содержащимися в ряде законов РФ, актах подзаконного характера, а также международных договорах, в которых участвует Российская Федерация.

Специальный закон, посвященный фирменным наименованиям, принятие которого предусмотрено п. 4 ст. 54 ГК, в России пока отсутствует. В ГК имеется около десятка статей, в той или иной степени затрагивающих вопрос о фирменных наименованиях. Центральное место среди них занимает ст. 54 ГК, содержащая ряд нормативных предписаний принципиального характера. Прежде всего в ней указывается, что все юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, должны иметь фирменное наименование. Эта норма позволяет судить о субъектах права на фирму, каковыми являются коммерческие юридические лица, а также констатировать, что право на пользование фирмой одновременно выступает и как обязанность коммерческой организации.

Далее, в ст. 54 ГК говорится о том, что юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право на его использование. Данное положение имеет также двойное смысловое значение: во-первых, право

' Патенты и лицензии. 1994. № 5—6. С. 21

2 См., напр.: Патенты и лицензии. 1993. № 9—10. С. 20; 1994. № 5—6. С. 27;

1995. № 10. C. 23; 1996. № 2. C. 23.

42

на фирму признается исключительным (то есть монопольным) субъективным гражданским правом его обладателя и, во-вторых, фирменное наименование подлежит специальной государственной регистрации, которая осуществляется в установленном порядке.

Следующее правило ст. 54 ГК развивает предыдущее положение об исключительном характере права на фирму, поскольку предоставляет фирмовладельцу возможность требовать от любого незаконного пользователя фирменным наименованием прекращения его дальнейшего использования, а также возмещения причиненных таким использованием убытков.

Наконец, ст. 54 ГК указывает на то, что порядок регистрации и использования фирменного наименования определяется специальным законом и иными правовыми актами в соответствии с настоящим Кодексом.

Как видим, ст. 54 ГК решает целый ряд вопросов, определяющих принципиальные моменты правового режима фирменных наименований. Вместе с тем в ней ничего не говорится о самом понятии и структуре фирменного наименования, а также условиях включения в него отдельных обозначений, когда это затрагивает интересы третьих лиц, не раскрывается содержание права на фирму, не указывается на основания и порядок прекращения данного права и т.д. Эти и другие вопросы должны быть решены в специальном законе и иных правовых актах, которые будут приняты в развитие положений, закрепленных ГК.

Анализ других статей ГК, в которых упоминается о фирменных наименованиях, позволяет подразделить содержащиеся в них нормы на три относительно самостоятельные группы. Одну из них, наибольшую по объему, образуют нормы, содержащие требования к фирменным наименованиям отдельных видов коммерческих организаций. Так, в п. 3 ст. 69 ГК указывается на то, что фирменное наименование полного товарищества должно содержать либо имена (наименования) всех его участников и слова «полное товарищество», либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов «и компания» и слов «полное товарищество». Аналогичный характер имеют нормы, которые закреплены п. 4 ст. 82, п. 2 ст. 87, п. 2 ст. 95, п. 2 ст. 96, п. 2 ст. 107, п. 3 ст. 113, п. 3 ст. 115 ГК и посвящены фирменным наименованиям товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, акционерного общества и т.д. Поскольку правовое положение некоторых коммерческих организаций, в частности акционерных обществ, определяется наряду с Кодексом специальными законами, последние также включают нормы об их фирменных наименованиях (см., напр., ст. 4 Закона РФ «Об акционерных обществах» от

43

26 декабря 1995 г.1, ст. 3 Закона РФ «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 г.2 и др.).

Во второй группе норм ГК право на фирменное наименование упоминается в связи с его принадлежностью к числу исключительных прав. Так, согласно ст. 138 ГК, раскрывающей понятие интеллектуальной собственности, фирменное наименование выступает в качестве составной части последней со всеми вытекающими отсюда последствиями. В соответствии со ст. 132 ГК право на фирменное наименование входит наряду с другими средствами индивидуализации предприятия в состав предприятия как единого имущественного комплекса. Следует полагать, что указанные выше положения найдут соответствующее развитие в третьей части ГК, посвященной исключительным правам.

Наконец, к третьей группе норм ГК, затрагивающих вопросы о фирменных наименованиях, следует отнести те правила, которые посвящены переходу права на фирменное наименование от правооблада-теля к иным лицам, а также предоставлению права на использование чужого фирменного наименования (ст. 559,656,1027,1032,1039 и др.). Указанные нормы регламентируют договорные отношения, связанные с продажей и арендой предприятий, а также предоставлением права использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю.

Наряду с ГК отдельные правила о фирменных наименованиях содержатся в раде других законодательных актов. Так, Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г.3 рассматривает использование чужого фирменного наименования в качестве одной из форм недобросовестной конкуренции, которая запрещена законом (ст. 10). Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г.4 обязывает все торговые предприятия, предприятия бытового и иных видов обслуживания иметь вывеску с указанием фирменного наименования, если оно имеется (ст. 9). Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» не допускает регистрацию в качестве товарных знаков обозначений, воспроизводящих известные на территории РФ фирменные наименования (или их часть), принадлежащие другим лицам (п. 2 ст. 7), и т.д.

Что же касается ст. 149 Основ гражданского законодательства

' СЗ РФ. 1996. № 1. Ci. 1.

2 Там же. 1995. № 50. От. 4870; 1997. № 10. Ст. 1120.

3 Ведомости РФ. 1991. № 16. Or. 499; СЗ РФ 1995. № 22. Ст. 1977.

4 Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст.766; СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140.

44

1991 г., то, не будучи формально отмененной, она с принятием ГК фактически утратила свое значение, поскольку все содержащиеся в ней предписания вобрала в себя ст. 54 ГК.

Дискуссионен вопрос, сохранило ли силу Положение о фирме, утвержденное ЦИК и СНК СССР 22 июня 1927 г.1 Данное Положение невелико по объему и состоит всего из 14 статей. Рад из них полностью или частично утратил силу в связи с тем, что эти статьи вошли либо в прямое противоречие с принятыми позднее актами, либо утратили актуальность по причине изменения организационно-правовых^ форм субъектов предпринимательской деятельности. Однако для вывода о том, что Положение о фирме вообще прекратило действие2, нет оснований. В условиях отсутствия специального закона о фирменных наименованиях и неурегулированности целого рада вопросов в ГК было бы нелепо отбрасывать в сторону нормативный акт, содержащий многие важные правовые предписания, вполне пригодные для практического применения в современных условиях. Таковыми являются, в частности, нормы, раскрывающие хотя бы в общем виде структуру и содержание фирмы, указывающие более детально, чем ГК, на права фирмовладельцев, определяющие условия их передачи другим лицам, и т.д.

Нельзя сбрасывать со счетов и еще два взаимосвязанных обстоятельства. Во-первых, в официальном порадке Положение о фирме никем не отменено, что весьма затрудняет бесспорное определение момента утраты им силы. Во-вторых, хотя вновь принятое законодательство и устанавливает необходимость специальной регистрации фирменного наименования как условие приобретения исключительного права на него, система такой регистрации до сих пор отсутствует и неизвестно, когда она будет реально введена. Поэтому до настоящего времени право на фирму возникает в явочном порадке, что и предусматривается Положением о фирме 1927 г. Переход к регистрационной системе неизбежно породит множество вопросов относительно того, за кем должны закрепляться права на дальнейшее пользование фирменными наименованиями, которые уже давно параллельно применяются в хозяйственной практике разными предпринимателями. Решать эти вопросы можно будет, лишь опираясь на Положение о фирме 1927 г.

Таким образом, Положение о фирме 1927 г. продолжает оставаться (конечно, в соответствующей части) действующим правовым актом, и

' СЗ СССР. 1927. № 40. Ст. 395.

Патентное законодательство и практика: 100 вопросов—100 ответов // Интеллектуальная собственность. 1993. № 5—6. С. 59 и др.

45

необходим цивилизованный, продуманный переход от него к будущему закону о фирменных наименованиях.

Иерархическая система законодательства о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров возглавляется Законом РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г.1 (далее —Закон РФ о товарных знаках). Указанный Закон состоит из трех разделов, посвященных соответственно товарным знакам и знакам обслуживания (I), наименованиям мест происхождения товаров (II) и заключительным положениям (III). Основные положения Закона совпадают с общепринятыми в мире правилами охраны данных средств индивидуализации.

Из числа других законов, в которых либо просто упоминается о праве на эти объекты промышленной собственности, либо решаются какие-либо частные вопросы их охраны и использования, можно назвать соответствующие нормы ГК (ст. 132, 138, 559, 656, 1027 и др.), Закон РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст. 10) и др.

Содержащиеся в названных выше законах положения дополняются подзаконными актами, принятыми в их развитие Правительством РФ, Патентным ведомством РФ, а также некоторыми другими органами государственного управления2. Ими более детально регламентируются вопросы составления, подачи и рассмотрения заявок, обжалования принятых по заявкам решений, уплаты патентных пошлин и т.д.

Судебная практика по спорам, связанным с использованием фир-

Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2322.

См., напр.: Положение о пошлинах за патентованис изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров (в дальнейшем — Положение о пошлинах за патенгование), утвержденное постановлением Правительства РФ от 12 августа 1993 г. № 793 (в редакции постановления Правительства РФ от 12 августа 1996 г. № 947) // СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. 4123; 1997. № 16. Ст. 1902; № 34. Ст. 3993;

Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные Роспагентом 29 ноября 1995 r. // Интеллектуальная собственность. 1996. № 3—4. С. 61—80; Правила продления срока действия регистрации товарного знака и знака обслуживания в РФ, внесения изменений в регистрацию и свидетельство на товарный знак и знак обслуживания, утвержденные Роспатентом 20 сентября 1993 г. // Там же. 1993. № 9—10. С. 37—40;

Правила продления срока действия свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара в РФ и внесения изменений в регистрацию и свидетельство, утвержденные Роспатентом 16 сентября 1993 г. // Там же. С. 40—43, и др.

46

менных наименований и товарных знаков, в Российской Федерации до самого последнего времени фактически отсутствовала. В этой связи ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ пока еще не принято руководящих постановлений по данному вопросу. Известный интерес имеют, однако, рекомендации совещаний по судебно-ар-битражной практике, а также экспертная практика Патентного ведомства РФ, которые хотя и не являются источниками права, но показывают, как применяются нормы патентного права в реальной жизни. ^

Наконец, важное значение в рассматриваемой области имеют положения международных конвенций, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации. Действия РФ, направленные на признание правопреемства России в отношении международных обязательств Советского Союза, обеспечили участие РФ практически во всех основных международных договорах, прямо посвященных или затрагивающих вопросы международно-правовой охраны средств ивдиввдуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Российская Федерация в настоящее время участвует в Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.. Мадридском соглашении о международной регистрации знаков 1891 г. и Ниццком соглашении о международной классификации товаров и услуг для регистрации эиааевв 1957 г.

Что касается охраны средств индиввдуализавдю участников гражданского оборота и производимой ими продукции в странах ближнего зарубежья, то пока Российская Федерация не заключила на этот счет каких-либо специальных соглашений. Однако те двусторонние договоры об охране промышленной собственности с бывшими союзными республиками, которые уже подписаны, предусматривают и развитие сотрудничества сторон в рассматриваемой сфере.

Законодательство об охране нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Законодательство, определяющее правовой режим нетрадиционных объектов права интеллектуальной собственности, состоит из ряда относительно самостоятельных образований источников права, содержащих правила о каждом из этих объектов интеллектуальной собственности. В иерархии нормативных актов, посвященных научным открытиям, главенствующее место занимает раздел «Право на открытие» ГК 1964 г. Однако содержащиеся там нормы лишь констатируют, что открытие относится к числу охраняемых объектов, указывают на права автора, возможность перехода некоторых из них по наследству и судебный порядок разрешения споров об авторстве.

Основным нормативным актом, раскрывающим понятие и признаки открытия, порядок оформления прав на него, содержание этих прав

47

и иные важнейшие вопросы, продолжает оставаться Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденное Советом Министров СССР 21 августа 1973 r.1 В связи с принятием в 1992 г. Патентного закона РФ, а также рада других нормативных актов многие нормы данного Положения автоматически утратили силу. Это, однако, не коснулось правил, посвященных открытиям, которые хотя и не применяются сейчас на практике, но формально сохраняют свою юридическую силу.

В 1978 г. странами — участницами ВОИС принят Договор о международной регистрации научных открытий. Договор дает определение научного открытия, указывает на критерии его охраноспособности, вводит международную регистрацию открытий непосредственно Международным бюро ВОИС, а также закрепляет принцип свободного использования открытий. Однако до настоящего времени указанный Договор не вступил в силу.

Российское законодательство об охране служебной и коммерческой тайны в настоящее время представляет собой совокупность статей, которые содержатся в различных правовых актах, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Центральной из них является ст. 139 ГК, содержащая определение служебной и коммерческой тайны, раскрывающая условия признания ее самостоятельным объектом правовой охраны и указывающая на основные юридические средства защиты прав ее обладателя. С принятием ГК фактически прекратила действие ст. 151 Основ гражданского законодательства 1991 г., которая была посвящена решению этих же вопросов.

Не менее важное значение имеет в рассматриваемой сфере рад статей Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», которые запрещают незаконное использование информации, составляющей коммерческую тайну, определяют функции и права государственных антимонопольных органов, содержат санкции, применяемые к нарушителям правил добросовестной конкуренции, и т.д. Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 г. хотя и не содержит специальных правил, посвященных охране коммерческой тайны, но включает целый рад норм, имеющих к ней непосредственное отношение. В частности, в нем раскрывается понятие информационных ресурсов, конфиденциальной информации, защиты информации и т.д.

' СП СССР. 1973. № 19. Ст. 109. 2 СЗ РФ. 1995. № g. от. 609.

КЗоТ РФ допускает включение в трудовой договор условий неразглашения работником сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну, ставших известными ему в связи с исполнением своих должностных обязанностей1. Законы РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» от 27 декабря 1991 г.2, «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июля 1993 г.3, «О частой детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г.4, «Отаможенном тарифе» от 21 мая 1993 г.5 и др. содержат специальные статьи, возлагающие на работников соответствующих органов и организаций обязанность по неразглашению сведений, ставших им известными в связи с выполнением служебных обязанностей и составляющих коммерческую тайну предприятий и организаций6.

Из числа подзаконных актов, принятых в развитие указанных выше правил, следует выделить прежде всего постановление Правительства РСФСР «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну» от 5 декабря 1991 г. № 357, указывающее на те вицы информации, которые не могут засекречиваться участниками оборота. Целый рад иных подзаконных актов посвящен детализации обязанностей должностных лиц соответствующих органов по сохранению в тайне сведений, полученных при исполнении служебной деятельности.

Основным нормативным актом, посвященным правовой охране топологий интегральных микросхем, является Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г.9 В

См.: Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в ст. 15 КЗоТ РФ» от 6 мая 1998 г. // СЗ РФ. 1998. № 19. Cr. 2065.

2 'Ведомости РФ. 1992. № 14. Ст. 527.

3 Там же. 1993. № 29. Ст. 1114.

4 Там же. 1992. № 17. Ст. 888.

5 Там же. 1993. № 23. Ст. 821.

6 Специальный закон, посвященный коммерческой тайне, в Российской Федерации пока отсутствует, хотя проект такого закона разрабатывается Государственной Думой РФ. О проекте Закона РФ «О коммерческой тайне» см. подробнее:

Яковлева В.Ф., Тарасеико К.А. Обсуждение проекта закона «О коммерческой тайне» // Правоведение. 1997. № 4. С. 177-179.

' СП РФ. 1992. № 1-2. Ст. 7.

См., напр.: постановление Совета Министров — Правительства РФ от 19 апреля 1993 г. «Об утверждении Положения о Федеральной службе России по надзору за страховой деятельностью» // Собрание актов. 1993. № 17. Ст. 1464;

Приказ ГКАП РФ от 24 ав1уста 1992 г. № 185 «Об утверждении Положения о порядке выдачи предписаний ГКАП России и его территориальными управлениями по вопросам о нарушении законодательства о защите прав потребителей» и др.

9 Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2329. 49

связи с тем, что топология ИМС рассматривается в качестве самостоятельного объекта, отличного от объектов, охраняемых авторским и патентным правом, Закон включает нормы, регулирующие все виды гражданских и иных отношений, возникающих по поводу создания и использования топологий. Данное положение, конечно, не исключает того, что в рассматриваемой сфере могут применяться общие нормы гражданского права, а по вопросам, для которых специфика охраняемого объекта не имеет существенного значения, и некоторые правила авторского и патентного права.

Важное значение для разрешения вопросов, связанных с охраной ранее созданных топологий, имеет постановление Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 r.1

Положения Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г. развиты подзаконными актами, посвященными регистрации топологий в Российском агентстве по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем, регистрации договоров на топологии, уплате регистрационных сборов и т.д.2

Российская Федерация участвует также в подписанном 26 мая 1989 г. в Вашингтоне Договоре об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем, который, однако, не вступил В действие.

Правовая охрана селекционных достижений обеспечивается Законом РФ «О селекционных достижениях» от 6 августа 1993 г.3 Указанный Закон раскрывает понятие, признаки и виды охраняемых законом селекционных достижений, общий порядок оценки их охраноспособности, исключительные права патентообладателей и авторов селекционных достижений, ответственность за их нарушения и т. д. Положения Закона развиты в ряде подзаконных актов, принятых Правительством РФ, Министерством сельского хозяйства и продовольствия РФ и Го-

' Ведомости РФ. 1992. № 42. Cr. 2330.

См., напр.: Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на официальную регистрацию топологий интегральных микросхем, утв. Российским агентством по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем 5 марта 1993 г. // Российские вести. 1993. № 62; Правила регистрации договоров на программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем, утв. Российским агентством по правовой охране программ для ЭВМ, баз данных и топологии интегральных микросхем 5 марта 1993 г. // Там же. 1993. № 64, и др.

3 Ведомости РФ. 1993. № 36. Ст. 1436. 50

сударственной комиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений1.

Система правового регулирования отношений, возникающих в сфере рационализаторской деятельности, в настоящее время переживает этап существенной перестройки. Постановление Совета Министров РСФСР «О мерах по развитию изобретательства и рационализаторской деятельности в РСФСР» от 22 июня 1991 г.2 знаменовало отход от господствовавшего 60 лет принципа единого государственного регулирования всей совокупности рационализаторских отношений. Предприятиям и организациям предоставлено право самостоятельно определять порядок рассмотрения заявлений на рационализаторские предложения, их внедрения и выплаты авторского вознаграждения и пр. Таким образом, сфера централизованного государственного регулирования рационализаторской деятельности значительно сузилась, так как регламентация целого ряда вопросов должна осуществляться самими предприятиями. В связи с этим действующие нормативные акты, в частности Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г., а также дополняющие и развивающие его подзаконные акты Патентного ведомства РФ утратили в соответствующей части свое обязательное значение. В то же время сохраняют силу те нормы Положения 1973 г. и дополняющих его актов, которые определяют понятие и признаки рационализаторского предложения как особого объекта интеллектуальной собственности (с учетом изменений, внесенных постановлением Совета Министров РСФСР от 22 июня 1991 г.), круг прав, которые приобретают рационализаторы, порядок их защиты и т.д.

См., напр.: Положение о Государственной комиссии РФ по испытанию и охране селекционных достижений, утв. постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. № 390 // СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 100; Правила составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение, утв. Приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ от 14 октября 1994 г. № 201/3 // Российские вести. 1995. 30 марта; Положение о патентных пошлинах за селекционные достижения, утв. постановлением Правительства РФ «О мерах по реализации Закона РФ «О селекционных достижениях» от 12 августа 1994 г. № 918 // СЗ РФ. 1994. № ig. Cr. 2080, и др.

2 Вопросы изобретательства. 1991. № 7. С. 5. 51