Глава XXX Финансовая, кредитно-денежная политика и меры контроля

Он проявил удивительное мужество, смело взявшись за проблему, с которой

столкнулась эта страна, эта Система Свободного Предпри­нимательства и это

Свободное Общество. Он ввел контроль над заработной платой и ценами.

Бывший министр финансов Джон В. Конноли (о президенте Никсоне)

Нам остается рассмотреть вопрос о том, как следует руководить планирующей и

рыночной системами, чтобы они обеспечивали надежное поступление дохода и

производство изделий по достаточно стабильным ценам. Как ни важны остальные

реформы, они не устраняют по­требности в достижении нормального функционирования

экономики. Нельзя иметь совершенную с социальной точки зрения экономическую

систему, не имея самой эконо­мической системы. К счастью, достижение

справедливых результатов экономической деятельности и эффективное

функционирование экономики неразрывно связаны. Про­вал в этом деле почти всегда

является результатом поли­тики, которая проводится в интересах не большинства, а

немногих, и всегда с претензией на то, что она служит именно большинству.

Как всегда, изложим вкратце проблему, подлежащую разрешению. Планирующая система

не может гарантиро­вать, что спрос будет достаточным, чтобы заставить ее

ра­ботать с полным использованием своих мощностей. Реше­ния о сбережениях и

инвестициях осуществляются сравни­тельно небольшой горсткой фирм; их

насчитывается несколько тысяч. Какого-либо механизма, способного обеспечить

правильное соотношение между совокупным результатом принятых решений

относительно инвестиций и совокупным результатом решений о накоплении, не

су­ществует. Если инвестиции окажутся недостаточными, то система будет

испытывать тенденцию к снижению объема производства и доходов, которая в свою

очередь вызовет сокращение инвестиций большими темпами, чем накопле­ний.

Последствия такой тенденции могут накапливаться, и она в течение длительного

времени будет иметь стойкий характер.

Планирующая система не располагает также возмож­ностями для преодоления

сопутствующей тенденции к по­вышению цен. Современный профсоюз, требующий

увели­чения зарплаты, не может согласиться с ограничениями, возникающими в связи

с существующим уровнем цен. Современная же корпорация обладает властью над

ценами, которая позволяет ей переложить затраты, связанные с увеличением

заработной платы, на общество. Конкурен­ция между профсоюзами и необходимость

учитывать рост стоимости жизни в результате еще не реализованных по­вышений

заработной платы также придают повышатель­ной тенденции кумулятивный и стойкий

характер. Без вмешательства со стороны государства планирующая система склонна к

депрессии или инфляции.

Меры государства для предотвращения депрессии или инфляции в прошлом и в

настоящее время имеют пять основных недостатков, а именно:

1. Существом стратегии, направленной на стабилизацию, являются большие

государственные расходы, поддерживаемые прогрессивной и гибкой налоговой

системой. Государственные расходы, являющиеся центральным звеном в этом

процессе, широко используются в интересах планирующей системы. В результате

происходит деформация развития, изменение распределения доходов, другие сектора

экономики лишаются необходимого капитала и создается потенциал для всеобщего

разрушения. О подобных последствиях уже говорилось немало.

2. Необходимая для осуществления этих мер налоговая система также во все большей

мере стала отражать инте­ресы планирующей системы, в особенности интересы

высо­кооплачиваемых членов техноструктуры. В результате она неуклонно становится

менее прогрессивной по сфере своего охвата, менее чувствительной к росту и

снижению дохода и менее эффективной для стабилизации дохода и расхода.

3. Кроме того, в последнем десятилетии, когда необходимо было повысить спрос,

упор делался прежде всего на сокращение налогов, а не на увеличение

государственных расходов. Экономисты и члены законодательных органов, путая

интересы планирующей системы с интересами общества, одобряли это. Такое

сокращение было очень благоприятным для высоких доходов техноструктуры. С другой

стороны, налоговая система создает более благоприятные условия для товаров

планирующей системы, как, например, обстояло дело с отменой акцизного налога на

автомобили в 1971 г. Что касается отсрочки налогов на средства для инвестиций в

том же году, имело место непосредственное субсидирование планирующей системы.

Подобное сокращение налогов увеличило неравенство в распределении доходов. В

качестве метода увеличения опроса оно также оказывается неэффективным, так как

доход возвращается к богатым налогоплательщикам, где он в значительной мере

обращается в накопления. Экономия в результате увеличения государственных

расходов с целью привлечения рабочей силы для выполнения необходимых

общественных работ намного ниже. Наконец, когда необходимо снова ограничить или

сократить спрос, налоги не так легко повысить. Вместо этого те, кто

придерживается традиционного здравого смысла, призывают к экономии в

государственных расходах, а сострадательным людям остается только желать, чтобы

этого не произошло. Поскольку расходы в интересах планирующей системы

оправдываются ссылками на высшие национальные интересы, то урезанными

оказываются расходы на общественные нужды.

4. Лица, ответственные за руководство экономикой, не способны ощутить снижения

роли рынка либо в связи со своими естественными правами на обладание в муках

приобретенными знаниями не желают этого признавать. Поэтому вера в

ортодоксальную финансовую и кредитно-денежную политику умирает медленной смертью

и по­пытки борьбы с повышающейся спиралью заработной пла­ты и цен имеют

апологетический, нерешительный и явно временный характер.

5. Наконец, попытки как увеличения, так и сокраще­ния спроса привели к

осуществлению определенной кре­дитно-денежной политики. Ущерб в результате ее

приме­нения неодинаков для рыночной и для планирующей систем.

Исходным пунктом для мер, направленных на исправление положения, являются не

требования, связанные со стабилизацией, а требования, обусловленные общей

реформой. Для проведения реформы в свою очередь тоже требуется стабильное

осуществление в большом объеме государственных расходов, которые направлены на

нужды общества, а не планирующей системы. Справедливое распределение доходов

требует, чтобы они выплачивались при строго прогрессивной структуре налогов, при

такой структуре налогов, которая отражает заинтересованность общества в

справедливости, а не заинтересованность планирующей системы и составляющих ее

техноструктур в собственной выгоде. Как эти расходы, так и эти налоги прямо

согласуются с требованиями политики стабилизации.

Расходы, которые отвечают требованиям общественного сознания, безусловно, более

эффективны для обеспечения нормального функционирования экономики, чем те,

которые служат интересам планирующей системы. Последние из них в значительной

мере попадают в карман высокооплачиваемых членов техноструктуры или превращаются

в прибыль. И в том и в другом случае характерна высокая доля сбережений в

доходах. Такие сбережения не увеличивают спроса. С другой стороны, расходы на

общественные нужды идут в основном на обычное жалованье или заработную плату

либо тратятся в форме пенсий, пособий по безработице, поддержание дохода и

другой помощи нуждающимся. Сбережения здесь намного меньше, а по некоторым

категориям расходов вообще отсутствуют. Таким образом, значительная часть таких

расходов способствует увеличению спроса. Следует иметь в виду, что в Соединенных

Штатах у людей, относящихся к нижней половине шкалы доходов, нет чистых

сбережений.

С налогами дело обстоит точно так же. Налоги, которые служат цели достижения

большего равенства, наиболее эффективны в деле стабилизации. Корпоративные и

личные подоходные налоги больше всего способствуют выравниванию доходов. Это

также те налоги, которые возрастают в большей пропорции с возрастанием дохода и

платежеспособного спроса и уменьшаются также в большей пропорции с уменьшением

дохода и платежеспособного спроса. Поэтому подобные налоги лучше всего подходят

для осуществления стабилизации. Чем в большей мере (в разумных пределах)

используется подоходный налог на корпорации и чем быстрее возрастает ставка

подоходного налога на отдельных лиц по мере роста их доходов, тем больше его

воздействие в сторону стабилизации и обеспечения равенства.

Чем всестороннее налоговая система, чем меньше в ней лазеек, тем лучше она

служит как интересам равенства, так и стабилизации. Общепризнанной целью особых

льгот и лазеек является стимулирование определенных видов экономической

деятельности. На практике льготами го­раздо чаще пользуются фирмы и отдельные

лица в пла­нирующей системе, чем в рыночной системе [Таков, в частности,

результат льготного налогообложения прибылей в виде возрастания стоимости

корпоративного капи­тала.]. Происходит стимулирование, если оно вообще имеет

место, гипертро­фированно развитой, а не отсталой части экономики. Преобладающим

правилом в современной экономике яв­ляется одинаковое отношение ко всем формам

обогаще­ния - применение общей ставки налога к любому виду обогащения независимо

от того, имеет ли оно форму жа­лованья, дохода от капитала, дохода от

недвижимости, наследства, даров или, если уж быть совершенно точным, кражи,

мошенничества или присвоения чужого имуще­ства. Обогащение - это основной факт;

раз оно имеет место, то за ним следует налог. Поскольку не должно быть

необлагаемых доходов, эта ставка могла бы быть ниже, чем при нынешней системе

выборочного обложения дохода. Разумеется, она была бы строго прогрессивной.

В последние годы рассмотрение вопросов налогообло­жения все больше идет по

указанным направлениям. Та­кую налоговую систему предложила Канадская

королев­ская комиссия. Аналогичные предложения выдвинул Джозеф А. Печман, по

всей вероятности являющийся ведущим американским авторитетом в области

налого­обложения. Такая реформа имеет исключительно большое значение как для

более эффективного функционирования современной экономики, так и для

необходимого воздей­ствия на распределение доходов.

Итак, финансовая политика в прямом смысле этого слова начинается с определения

уровня государственных расходов. Этот уровень не диктуется потребностями самой

финансовой политики; он зависит от потребностей в услу­гах государства в отличие

от услуг рыночной и плани­рующей. систем. Установленный таким образом вро­вень

государственных расходов определяет в свою оче­редь необходимую сумму

поступлений от налогообло­жения.

Нет гарантий, что упомянутое сочетание расходов и прогрессивного налогообложения

создает нужный уровень спроса. Он может оказаться слишком высоким или слиш­ком

низким, если исходить из перечисленных ниже кри­териев. При чрезмерном спросе

приемлемой процедурой общего порядка будет повышение налогов. Необходимый

уровень государственных расходов был определен исходя из потребностей. Уже было

представлено достаточно дока­зательств, что планирующая система пользуется своей

властью, чтобы завоевать приоритет для индивидуального потребления ее товаров.

Сюда относится преимущество перед услугами государства, не имеющими значения для

планирующей системы. Последствия повышения налогов состоят в снижении объема

второстепенных видов част­ного потребления и в защите более важных видов

общест­венного потребления. В той степени, в какой налоговая система является

прогрессивной и повышение налогов ло­жится больше на богатых, доводы в пользу

сокращения частного потребления по сравнению с общественными на­много

убедительнее.

Если спрос недостаточен, то в общем случае правиль­ной процедурой будет

повышение государственных расхо­дов. Как было отмечено ранее, это наиболее

эффективный путь увеличения спроса. Он также отражает вообще бо­лее существенную

потребность в общественном потребле­нии в отличие от частного.

Возможны утверждения, а, кое-кто попытается поднять шум, что предлагаемая здесь

политика означает со време­нем постепенное повышение налогов. Дело обстоит

именно так. Но это означает только, что финансовая политика должна исправить

общее пристрастие экономической си­стемы в пользу товаров планирующей системы -

товаров, которые отражают, среди всего прочего, ее преобладаю­щую силу

навязывать убеждения. Однако нет вечной политики. Возможно, придет время, когда

общественные потребности, в том числе потребности больших городов, будут столь

же хорошо удовлетворяться, как теперь удовлетворяются частные потребительские

нужды тех, кто платит подоходные и корпоративные налоги. Когда наступит такой

день, это будет сразу замечено и от­праздновано. Тогда придет время

воспользоваться сокра­щением налогов как мерой, устраняющей недостаточность

спроса [Имеются доводы в пользу таких государственных расходов, которые

возрастают более или менее автоматически с увеличе­нием безработицы и

уменьшаются, когда уменьшается безрабо­тица. Это так называемая служба

государственных услуг - использование государства как работодателя на крайний

случай. Привлеченная таким образом рабочая сила будет играть вспомо­гательную

роль по отношению к постоянно работающим мусор­щикам, сотрудникам парков,

полицейским, надзирателям, специа­листам в области здравоохранения и начального,

среднего и выс­шего образования. Административные проблемы, включая соотно­шение

их уровней заработной платы, довольно значительны. Однако столь же значительны

выгоды для людей, которые полу­чают работу, и для общества, которое получает

услуги.].

Cледующим шагом в осуществлении реформы является сокращение, притом навсегда,

сферы применения кредитно-денежной политики. Лакая политика заключается в прямом

или косвенном сокращении или увеличе­нии количества денег, доступных в качестве

кредитов. Те, кто меньше всего нуждается в кредите и кто является на­иболее

желательным заемщиком, находятся в планирую­щей системе. Те, кто больше всего

зависит от заемных средств и к кому меньше всего благоволят банки, нахо­дятся в

рыночной системе. Планирующая система - это наиболее развитая часть экономики, а

рыночная система наименее развитая. Кредитно-денежная политика, таким образом,

благоприятствует самой сильной и наиболее развитой части экономики и подвергает

дискриминации наиболее слабую и наименее развитую часть.

С технической стороны для кредитно-денежной поли­тики характерна крайняя

ненадежность результатов. Ни­кто не знает, какой будет реакция на увеличение или

уменьшение имеющихся в наличии средств для кредитова­ния или когда наступит

такая реакция, поскольку фак­торы, которые определяют эту реакцию, никогда не

бывают одинаковыми. В свою очередь эта неопределенность скрывается за

напряженным и серьезным обсуждением с применением таинственной терминологии -

ставка пе­реучета, основная ставка, операции на открытом рынке, диапазоны

колебаний, твисты [Ускоренная продажа ценных бумаг.-Прим. перев.], - ведущимся в

условиях монашеского уединения. Люди ошибочно предполагают, что дискуссия

проистекает от знания. В действительности там, где существует знание и

определенность, когда люди знают, что произойдет в результате данных действий,

там мало что нужно обсуждать.

Ставка процента, как и другие цены в планирующей системе, теперь устанавливается

в практическом смысле Федеральной резервной системой, так как она оказывает

влияние на ставки, назначаемые банками. Первый шаг к правильной политике состоит

в признании понятия о сравнительно постоянном уровне и структуре процент­ных

ставок. Активная политика больше не может состоять в ограничении займов и

соответственно объема расходов за счет заемных средств, а тем самым, в сущности,

количе­ства наличных денег путем повышения процентных ставок или ограничения

предложения заемных средств, доступ­ных по текущей ставке, что является первым

шагом к бо­лее высоким ставкам.

Уровень, на котором должна быть установлена ставка процента, выбирается в

основном произвольно, однако предпочтение должно оказываться его понижению.

Низкие процентные ставки благоприятны для заемщиков, а не для кредиторов. Как

правило, и это не вызывает особого удив­ления, у заемщиков меньше денег, чем у

кредиторов. Поэ­тому более низкие процентные ставки способствуют более

справедливому распределению дохода. Поскольку именно рыночная система зависит

больше всего от заемных средств, низкие ставки процента благоприятствуют

разви­тию этой части экономики, что тоже совпадает с необходи­мостью и

общественными целями.

Хотя при правильной, политике ставка процента пере­стает быть инструментом

контроля над объемом займов, этот объем не является бесконтрольным. Контроль

осу­ществляется посредством воздействия политики налогов и расходов на размер

спроса в экономике. Объем заемных средств будет чрезмерным, когда наряду с

другими источниками спроса он способствует повышению цен. В этом случае он может

быть снижен при помощи повышения на­логов: это сокращает способность людей брать

деньги под закладные и осуществлять другие формы личных займов, и по мере того,

как спрос на товары падает, происходит снижение стимулов и возможностей

осуществления займов и использования средств для расширения деловой актив­ности.

Налоги, которые служат этой политике, одинаково бьют по крупным и мелким фирмам,

и по богатым налого­плательщикам так же, как и по бедным. Если же налоги имеют

прогрессивный характер, о чем мы только что гово­рили, они гораздо больше

воздействуют на зажиточные слои. Эта политика справедлива по своей сути.

Поскольку дна не зависит от не поддающейся предсказанию реакции на изменение

ставки процента или предложения кредитных средств, ее последствия гораздо более

определенны [Аналогичные, хотя несколько менее суровые, рекомендации о

сокращении применения монетарной политики содержатся в: А. О k u n. Rules and

Roles for Fiscal and Monetary Policy, в «Issues in Fiscal and Monetary Policy:

The Eclectic Economist Views the Controvercy», edited by James J. Diamond,

Chicago, De Paul Univercity, 1971. Он полагает, что первое правило политики

стаби­лизации должно состоять в том, чтобы «держать монетарные условия как можно

ближе к середине дороги». Доводы в пользу твердой налоговой политики, основанной

деятельности, связанной с общественными работами,успешно выдвигались Мелвиллом

Ульмером (см.: M. Ulmer, Toward Public Employment and Economic Stability, The

Journal of Economic Issues, vol. VI, № 4, 1972, December, p. 149).].

В экономической теории мало абсолютных истин. Могут иметь место случаи, когда

общее превышение спроса в ре­зультате чрезмерных займов оправдывает повышение

ста­вок процента. И могут быть случаи, когда низкие ставки могут поощрять рост

займов. Но основной принцип эффек­тивного и справедливого экономического

руководства дол­жен состоять в том, что такие изменения являются исклю­чениями.

Любая активная кредитно-денежная политика основана на периодическом и

дискриминационном сокращении инвестиций в слабейшей части экономической системы.

Таким образом, она прямо способствует неравенству в доходах и неравенству в

развитии. Подобная политика таким образом усиливает главные и наиболее

болезненные пороки современной экономики. И почти садистски она перекладывает

страдания на тех, кто меньше всего способен вынести их.

Тот факт, что экономическая теория служит особым интересам, совсем не нов,

однако изощренность теории, когда речь идет о кредитно-денежной политике, не

может не вызывать восхищения. Хотя дискриминация имеет явный характер, почти

всегда утверждается, что она социально нейтральна. Благочестивый характер таких

утверждений обезоруживает потенциального критика и заставляет его полностью

отказаться от своих доводов. В прошлом смутное стремление к популярности

заставляло определять кредитно-денежную политику как социально вредную, а ее

инструменты, в особенности Федеральную резервную систему, подвергать нападкам.

Но даже самые либеральные экономисты прилагали усилия, чтобы отмежеваться от

критической тенденции, которую все респектабельные люди обязаны были считать

непросвещенной и наивной. Как это часто бывает, то, что респектабельно, то

служит влиятельным и богатым.

Самая старая цель кредитно-денежной и финансовой политики, которая обычно прежде

всего приходит на ум самому примитивному ученому - это полная занятость при

достаточно стабильных ценах. Мы должны теперь покинуть эту древнюю

интеллектуальную гавань, поистине ничто в жизни не вечно. Полная занятость, как

мы видели, означает такую заработную плату и такие условия тpyдa для многих

рабочих, которые социально невыносимы. Отсутствие квалификации и неудобное

размещение (а также, частично, расовая непригодность) привязывают людей к

рыночной системе. В ней они могут найти работу, только согласившись на

выполнение унизительной роля за мизерную заработную плату или с помощью

эксплуатации. Задачи создания альтернативных или гарантированных источников

дохода состоят в том, чтобы найти подходящую замену такой работе и оплате. Тем

самым признается, что некоторые виды работы и оплата хуже, чем безработица.

Современным критерием для определения финансовой политики служит объем

производства в планирующей системе, позволяющий привлечь на работу за приемлемую

заработную плату имеющийся резерв квалифицированных рабочих с учетом тех, кто

меняет работу или чья квали­фикация устарела. Повсеместная занятость для всех

рабочих не может быть мерой успехов. Для тех, чья квалификация и место

проживания не дают возможности получить работу, которая оплачивается в

приемлемых с социальной точки зрения размерах, следует допустить возможность

использования гарантированного или альтер­нативного источника дохода.

Критерием политики в отношении планирующей системы является уровень выпуска по

сравнению с количе­ством имеющихся и квалифицированных рабочих. Для рыночной

системы критерием служит динамика дел. При условии правильной политики цены в

рыночной системе будут в общем стабильными, кроме тех случаев, когда рост цен

является результатом улучшения конкурентной позиции, более высокой минимальной

заработной платы и прочих мер, направленных на обеспечение большего ра­венства в

отношениях с планирующей системой.

Избыток квалифицированных рабочих, ищущих ра­боту в планирующей системе, наряду

с падающими (или даже стабильными) ценами в рыночной системе создает недостаток

спроса, который необходимо будет устранить. Нехватка квалифицированных рабочих в

пла­нирующей системе и упорное движение цен вверх в ры­ночной системе являются

указанием на то, что спрос чрез­мерен и должен быть ограничен.

Финансовая политика продолжает оставаться важным инструментом для поддержания

общего равновесия между спросом и предложением. Никакое современное развитие не

снижает важности этой политики и обеспечения равно­весия между совокупным

спросом и предложением. Это щекотливая проблема. До определенной степени высокий

уровень спроса улучшает условия торговли для рыночной системы. Но инфляция в

этом случае, как показал недавний опыт, указывает на необходимость более

жест­кой финансовой политики.

Окончательным этапом в общем руководстве экономи­ческой системой является

регулирование заработной платы и цен в планирующей системе. Здесь рынок

ликви­дирован. Планирование, необходимое для поддержания стабильности цен,

выходит за рамки компетенции отдель­ной фирмы В результате при отсутствии

вмешательства государства наблюдается неуклонно расширяющаяся по­вышающаяся,

спираль заработной платы и цен. Поэтому государственный контроль здесь

неизбежен.

Как мы видели, из всех предложенных здесь мер за­щитнику традиционных взглядов

психологически труднее всего согласиться с мерами контроля над ценами и

зара­ботной платой. На другие инструменты планирования, применяемые планирующей

системой, такие, как контроль над отдельными ценами, контроль над издержками,

орга­низация поставок исходя из этих издержек, обеспечение внутреннего источника

капитала, навязывание государству мнений в отношении потребностей, руководство

государством в том, что касается закупок, можно не обращать внимания или

приуменьшать их значение, если человек полон решимости делать это. Нужно

приложить немало усилий, чтобы добиться подобного непонимания, но выгоды в виде

экономии умственного и денежного капитала велики. Удается сохранить видимость

существо­вания рынка. С введением мер контроля над ценами и заработной платой

игра кончается. Рыночная система, в которой заработная плата и цены

устанавливаются государством, - это уже больше не рыночная система. Только

блаженный дурачок может «примирять» эту сис­тему свободного предпринимательства

с введением контроля над делами и зарплатой.

В свою очередь этот психологический барьер является фактором первостепенной

важности в управлении меха­низмом контроля. Такое управление обычно становится

обязанностью людей, которые считают эти действия несов­местимыми с их

внутренними убеждениями. Это проблема врача, занимающегося абортами, который

является рев­ностным католиком; неисправимого развратника, кото­рый возглавляет

полицейскую бригаду по борьбе с порнографией. Никто не считает, что профсоюзы и

корпорации, которые делают контроль неизбежным, представляют со­бой временное

явление. Но остается глубокая вера, что не должно существовать то, чего человек

не хочет. Господь правит, господь заодно с добрыми консерваторами. И если

требуется светская причина, ее следует изобрести [Этим объясняется нижеследующее

замечание в докладе пре­зидента по экономическим вопросам за 1972 г.: «Основная

пред­посылка для системы контроля над ценами и заработной платой состоит, в том,

что инфляция 1970 и 1971 гг. была результатом ожиданий,, контрактов и образов

действий, возникших в более раннем периоде, начиная с 1965 г., когда наблюдался

инфляционный, чрезмерный рост. Поскольку больше нет избыточного спроса, темп

инфляции будет неуклонно падать, пока не исчезнет этот остаток прошлых

излишеств. Цель системы контроля в том, чтобы дать стране период принудительной

стабильности, в течение которого ожидания, контракты и поведение постепенно

приспособятся к тому факту, что быстрая инфляция больше не будет предпола­гаемой

перспективой условий жизни в Америке. Когда это про­изойдет, контроль будет

отменен» (см. «Economic Report of the President», 1972, p. 108).].

Томас Балог, один из первых защитников политики контроля, к которой английское

правительство было вы­нуждено обратиться, утверждает, что ни один согрешив­ший

не добивается полного прощения. Лучше истинный защитник веры, чем правота

человека, впадающего в грех. Первое требование состоит в том, что меры контроля

должны рассматриваться как введенные навсегда, или по крайней мере до тех пор,

пока существуют профсоюзы и корпорации в их теперешнем соотношении в планирующей

системе. Без такого признания политика будет подобна маятнику. Инфляция или

безработица, либо и то и другое сразу, будучи неприемлемыми, породят требования

об использовании мер по контролю. Меры будут введены и будут продолжаться, пока

кажется, что они действуют. Затем их отменят и движение начнется заново. В то же

время не будет приложено никаких или почти никаких усилий и энергии на

разработку или применение этих мер, с тем чтобы сделать их действенными и

справедливыми.

При условии принятия мер контроля их применение подчиняется пяти основным

принципам. Эти правила отнюдь не неожиданно следуют из доводов, содержащихся в

предыдущих главах. Вот они:

1. Меры контроля должны применяться только к за­работной плате, которая

устанавливается в результате заключения коллективных догов ров, и к ценам фирм,

входящих в планирующую систему. Это означает, что в Соединенных Штатах контроль

над ценами следует применить только к нескольким тысячам крупнейших фирм. В

рыночной системе стабильность или относитель­ная стабильность достигается не

контролем над ценами, а с помощью финансовой политики. В планирующей сис­теме,

хотя контроль над заработной платой и ценами предотвращает рост цен в результате

взаимодействия за­работной платы и цен, спрос не должен превышать возможного

предложения по текущим ценам. Это устра­няет всякую тенденцию к продаже сверх

установленной цены, в том числе и на полулегальном и черном рынке с помощью

такого эффективного средства, как возмож­ность приобретения всего необходимого

по законной цене. Повторяем, меры контроля - это не замена финансовой политики,

которая гарантирует примерное соответствие между совокупным спросом и тем, что

может дать эко­номика. Они являются лишь существенным дополнением к этому

соответствию.

2. Меры контроля не должны замораживать цены и заработную плату. Существенный

компромисс, который в принципе уже получил известную степень признания, состоит

в том, что увеличение заработной платы должно ограничиваться средним ростом

производительности в планирующей системе. Таким образом, издержки на за­работную

плату будут постоянными и цены в целом тоже останутся постоянными. Однако нельзя

отказывать в уве­личении заработной платы профсоюзам в тех отраслях, в которых

рост производительности ниже среднего. Отсут­ствие роста производительности в

конкретных отраслях не может быть основанием для дискриминации тех, кто в них

работает. А фирмам в этих отраслях нельзя отказы­вать в компенсирующем росте

цен.

Нет общей необходимости определять уровни цен на отдельные изделия фирмы. Обычно

будет достаточно ука­зания против повышения средней взвешенной цен дан­ного

набора продуктов. Хотя крупные розничные торговцы могут выступать против

расширения их непредвиденных расходов, контроль над розничными ценами не

является главной необходимостью. Значительная часть розничной торговли находится

в рыночной системе, и розничные тор­говцы не обладают в общем большой силой на

рынке.

3. Контроль над заработной платой не должен закреп­лять разницы в заработной

плате и доходе. Напротив, дол­жны, иметь место позитивные усилия для сужения

этих различии. Как мы видели, введение контроля связано с отказом от претензии

на то, что оплата труда определяется рынком. Она есть результат человеческой

воли; власть имеет решающее значение для определения того, кто сколько получает.

Если это признается, то общественное стремление к более справедливому

распределению дохода требует, чтобы результаты такого проявления власти

уменьшались.

Для корпораций это означает, что повышение заработ­ной платы в результате роста

производительности должно распространяться в основном на тех, кто получает

меньше всего. Должны иметь место значительные и положитель­ные усилия,

направленные на сужение разрыва между рабочим и управляющим. На более высоких

уровнях оп­латы допустимые увеличения как минимум должны умень­шаться (и в конце

концов приближаться к нулю).

В планирующей системе отраслям с низкой заработной платой нужно создать

возможность, чтобы догнать отрасли с высокой заработной платой. Меры контроля не

должны распространяться на рабочих в рыночной системе, кроме некоторых случаев,

связанных с мелкими предприятиями, но с сильными профсоюзами.

4. Из предыдущего следует, что, какой бы успешной ни была система контроля, цены

стабильными не будут. Не­равенство и несправедливость в применении мер контроля,

а также связанные с ним трудности нужно смягчить при помощи процесса уравнивания

-разрешая рост слишком низких цен и заработной платы. Решения о снижении высоких

цен крайне редко, если вообще когда-либо, оказы­ваются осуществленными на

практике. Поэтому будет про­должаться тенденция цен к росту. Важно, чтобы

вызван­ные таким образом увеличения, являющиеся результатом уравнивающих

мероприятий в системе, рассматривались отдельно от грубого и общего

взаимодействия всех ставок заработной платы и всех цен внутри планирующей

си­стемы. Меры контроля предназначены для предотвраще­ния повышений именно

второго типа, а не первого.

5. Наконец, для того чтобы меры контроля оказались эффективными, необходимо

надлежащее осуществление воли общественности. Проблема в этом случае должна быть

уяснена гораздо точнее, чем в прошлом. Когда цены и заработная плата

устанавливаются при помощи рынка, то считается, или, во всяком случае,

общепринятая теория так утверждает, что решение в конечном итоге принадлежит

обществу. При помощи своих решений, покупать или: не покупать что-либо и что

именно покупать, общество передает свое мнение рынку, и рынок соответственно

уста­навливает уровень цен и заработную плату. Следова­тельно, если

правительство, устанавливая цены и заработ­ную плату, вмешивается в этот

процесс, оно вмешивается (и, как можно предполагать, произвольно) в то, что уже

является решением общества.

Но меры контроля становятся необходимыми, поскольку планирование заменило

рыночную систему, т. е. фирма и профсоюз взяли на себя решающую ответственность

за установление цен и заработной платы. Это означает, что решение больше не

зависит от рынка и, таким образом, от общества. Оно зависит от планирующей

системы. Вмешательство правительства - это не общественный процесс. Это

вмешательство в частные решения, т. е. в процесс осуществления частных целей.

Вмешательство правительства, если оно отражает общественное сознание,

представляет собой правление общества, а не частное правление.

Таковы основы для осуществления государственной власти. И эффективное

осуществление такой государст­венной власти имеет большое значение. При

определении уровня заработной платы и цен должны проводиться ши­рокие

консультации с промышленными фирмами и проф­союзами. Особенно это относится к

профсоюзам. Но в ко­нечном итоге правительство должно добиться выполнения задач,

связанных с изложенными целями. Долгое время существовало мнение, что

использование контроля может в какой-то мере скрываться за счет добровольного

харак­тера подчинения. Это заблуждение. Рынок не восстает из мертвых оттого, что

вытесняющие его меры контроля имеют добровольный характер. Следствием

добровольного контроля являются выгоды в основном для тех, кто имеет наименьшую

склонность к подчинению. Не приходится и говорить, что не может быть контроля,

который бы просто подтверждал то, о чем договорились между собой корпо­рации и

профсоюзы, который бы санкционировал резуль­тат, достигнутый без всякого

контроля.

При осуществлении контроля над ценами и заработной платой, как в меньшей степени

и в руководстве финансовой политикой, возникает дилемма. Основная роль должна

принадлежать главе исполнительной власти, и поэтому связанные с этим конкретные

задачи становятся крайне подверженными влиянию со стороны планирующей си­стемы.

Но ведь это именно те задачи, осуществление кото­рых должно отражать

общественное сознание.

Решения этой проблемы нет. Единственной надеждой остается преданный общественным

интересам президент и прежде всего преданные общественным интересам бди­тельные

законодательные органы. К счастью, правила, от­ражающие общественные интересы,

довольно просты. Если государственные расходы в возрастающей степени идут на

общественные нужды, если налоги становятся более про­грессивными, если

кредитно-денежная политика пассивна, если расширение спроса достигается за счет

увеличения государственных расходов, а сокращение спроса - при по­мощи

увеличения налогов, если рост заработной платы поддерживается в соответствии с

ростом производитель­ности, если увеличение равенства является главной целью при

осуществлении изменений в заработной плате и если рост цен допускается только в

связи с трудностями, вы­званными процессом выравнивания и отсутствием роста

производительности, тогда возникает, по существу, уп­равление в интересах

общества. Введение таких правил не выходит за рамки компетенции преданных

обществен­ным интересам президента и законодательных органов. То, что

предлагается, согласуется также с понятием про­гресса в этих вопросах. Однако

для осуществления этого определенно требуются энергия и бдительность.

Джон Кеннет Гэлбрейт. "Экономические теории и цели общества" >