Глава XXIII Справедливая организация домашнего хозяйства и ее последствия

Для полного освобождения женщины а для действительного равенства ее с мужчиной

нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем

произво­дительном труде. Тогда женщина будет зани­мать такое же положение, как и

мужчина.

В, И. ЛЕНИН. О задачах женского рабочего движения в Советской республике.

[В. И. Л е н и н, -Полн. собр. соч., т. 39, стр. 201. 294]

Мы видели, что для успеха современной экономики требуется скрытый класс слуг.

Этот класс делает возможным более или менее безграничное расши­рение

потребления, наталкивающееся на огромные труд­ности, связанные с распоряжением.

Одно из выдающихся достижений планирующей системы состоит в том, что ей удалось

заставить женщин принять на себя такую роль скрытых слуг и превратить молчаливое

согласие в решаю­щее проявление удобной социальной добродетели. Путем исключения

такого труда из экономических расчетов и путем уничтожения самостоятельности

женщины как лич­ности при помощи концепции домашнего хозяйства, когда отказ от

индивидуального выбора проходит незамечен­ным, неоклассическая теория умело

способствовала пол­ной маскировке такой тенденции даже от женщин, кото­рых она

непосредственно затрагивала.

В результате стало возможным, чтобы большинство женщин изучали экономическую

теорию, не подозревая, каким образом они служат экономическому сообществу, каким

образом их используют.

Однако принятие женщинами их основной экономиче­ской роли не является

окончательным. В последние годы во всех промышленно развитых странах наблюдалась

известная степень беспокойства и даже некоторого недовольства среди женщин;

Опять мы сталкиваемся с реакцией, которая показывает, что проблема, обсуждаемая

нами, является реальной и, как обычно, отсутствует ясное представление об

экономических условиях, опреде­ляющих ее. И в этом случае раскрепощение мнений

яв­ляется важной реформой. Как только женщины поймут свою роль в качестве

инструмента для увеличения по­требления в интересах планирующей системы, они

на­верняка не будут столь легко соглашаться на эту роль. По крайней мере на это

можно надеяться.

Разумная цель экономической системы состоит в том, что она позволяет всем людям

независимо от пола пре­следовать социально приемлемые личные цели. Не должно

быть никакого предписанного или обусловленного подчинения одного пола другому.

Учитывая методы, с помощью которых в настоящее время отнимаются права у женщин,

необходимы существенные перемены в способах приня­тия решений в домашнем

хозяйстве относительно потреб­ления. Роль в принятии решений должна быть по

край­ней мере пропорциональна затратам усилий на управле­ние семейными делами.

Это значит, что женщине как распорядителю должен принадлежать решающий голос в

определении образа жизни, поскольку на ее плечи ложится основное бремя. Другими

словами, решения дол­жны приниматься совместно, и выполнение такой работы, как

уборка, ремонт жилища, предметов роскоши, авто­мобилей или планирование и

осуществление семейных мероприятий, должно распределяться равномерно. В лю­бом

случае достижение согласия в этой области приведет к решительным сдвигам в

существующей структуре потребления.

Однако наиболее очевидное решение связано с пре­одолением другой проблемы,

носящей фундаментальный характер. Истоки этой проблемы связаны с концепцией

семьи, в соответствии с которой один из ее членов обес­печивает доход, а другой

целиком и полностью отвечает за его использование. В. значительной, хотя и

трудной для определения, степени существование семьи обусло­влено экономической

необходимостью. Для сельского хо­зяйства и ремесленного производства семья

представляет собой чрезвычайно удобную единицу, которая связана с твердо

централизованной ответственностью за решения о производстве и потреблении и с

полезным разделением труда при выполнении различных функции, связанных как с

производством, так и потреблением товаров. Муж­чина выполняет более тяжелую

полевую работу или ге­роические задачи охоты или грабежа; женщина управ­ляется с

домашней птицей и шьет одежду. С индустриа­лизацией и урбанизацией мужчины и

женщины больше не делят между собой задач производства в зависимости от силы и

способности к приспособлению. Мужчина исче­зает на фабрике или в конторе,

женщина начинает цели­ком заниматься управлением потреблением. Это дости­гается

на основе договоренности, а не представляет собой действительно необходимое

разделение труда. Когда по­требление не является сложным, один человек вполне

способен делать и то и другое. Хотя семья сохраняет дру­гие цели, к которым

относится любовь, рождение и воспи­тание детей, она уже перестала быть

экономической необ­ходимостью. С растущим уровнем жизни она все больше

становится вспомогательным инструментом для увеличе­ния потребления. Тот факт,

что с индустриализацией и по­вышением уровня жизни семейные связи все больше

осла­бевают, служит серьезным. подтверждением этого вывода.

Следовательно, по мере экономического развития сле­дует ожидать, что женщины все

смелее будут относиться к браку не как к необходимости, а как к традиционному

порабощению личности, которое поддерживается обычаем и потребностями планирующей

системы. Многие предпо­чтут отказ от традиционной семьи в обмен на другие

спо­собы устройства жизни, которые лучше подходят для отдельной личности.

В практическом смысле это означает, что женщины, если они собираются стать

действительно независимыми, должны иметь возможность получать собственный доход.

Это явно необходимо, чтобы выжить вне традиционной семьи. И это делает возможным

независимое существо­вание - на короткое или длительное время - в рамках семьи.

С появлением такого дохода возникает растущее влия­ние на решения в домашнем

хозяйстве. Вместе с этим также появляется работа, которая по крайней мере до

некоторой степени отражает индивидуальные предпочте­ния в отношении того, как

женщине надо тратить свое время. Даже если выбор неудовлетворителен, подобна

тому как для многих является неудовлетворительной ра­бота, он все равно не

предопределен в такой же мере, как семейная жизнь (означающая руководство

потребле­нием) предопределена браком. Брак не должен больше оставаться

вездесущей ловушкой. Терпимое общество не должно думать плохо о женщине, которая

находит удо­вольствие в половых отношениях, рождении и воспита­нии детей,

украшениях и руководстве потреблением. Но оно, несомненно, должно отрицательно

относиться к порядку, который не предполагает существования ка­ких-либо

альтернатив и который приписывает доброде­тель тому, что в действительности

представляет собой удобство для производителей материальных благ.

Равные права на получение работы должны быть за­креплены в законодательном

порядке. Для этого необхо­димо проведение также ряда связанных между собой

ре­форм. Не все из них представляют собой большую но­вость, так как интуиция в

решении проблем, как всегда, предвосхитила четкое определение пороков. Особое

зна­чение имеют четыре момента.

1) Обеспечение профессионального ухода за детьми. Важность этого не нуждается в

комментариях. К тому же с точки зрения самых строгих требований эффективности

это мероприятие имеет огромное экономическое значение. В детском учреждении один

человек обеспечивает про­фессиональный уход за множеством детей, а в семье один

человек непрофессионально ухаживает за одним пли очень немногими детьми. Таким

образом, видимо, най­дется весьма немного институтов, которые могут столь

непосредственно способствовать повышению производи­тельности труда.

Профессиональный уход за детьми имеет и другие преимущества. Удобная социальная

добродетель приписывает нынешней системе особые преимущества, которые дает

родительская любовь. Она почти никогда не упоминает примеров, когда родительская

любовь выхола­щивается и сводится на нет скукой, равнодушием, оттал­кивающими

качествами родителей, алкоголизмом, про­чими психическими и физиологическими

нарушениями и прискорбной неспособностью понять эти отрицательные явления, с

которыми сталкивается ребенок.

2) Большая возможность для индивидуального выбора в отношении продолжительности

рабочей недели и трудового года. Никто не будет спорить, что женщины нуж­даются

в отпуске по беременности, тогда как мужчины нет. Привлечение женщин в качестве

рабочей силы также требует гибкости. То, что могло бы быть достигнуто

постепенно, становится невозможным, если считается необ­ходимой решительная

реорганизация традиционных мето­дов ведения домашнего хозяйства. Трех- или

четырех­дневная рабочая неделя сделала бы возможным переход для многих женщин

там, где немедленный переход к пол­ной рабочей неделе был бы непреодолимым

барьером.

Имеется и довод более общего порядка в пользу гиб­кости, поскольку это окажется

благоприятным для обоих полов. Только в тех случаях, когда у человека есть выбор

в отношении продолжительности его рабочей недели или года наряду с возможностью

пользоваться неоплаченным отпуском на более длительное время, у него или у нес

появляется эффективный выбор между доходом и досу­гом. Отсутствие такой

гибкости, необходимость отрабаты­вать неделю и год стандартной продолжительности

пред­полагает, что все рабочие имеют приблизительно одина­ковые предпочтения в

отношении дохода и того, что на него покупается, и досуга и тех развлечений,

которые он дает. И соответственно все придерживаются одинако­вой рабочей недели

и года. Это варварское допущение, еще одно отрицание индивидуальности, которое

тради­ционная экономическая, теория берется защищать. Стрем­ление к гибкости

проявляется в сильно различающихся предпочтениях рабочих в отношении

сверхурочной ра­боты и совместительства. В действительности постоянное

стремление промышленности придерживаться единообраз­ной рабочей недели и года

есть уступка удобству руко­водства, которая ни в коем случае не имеет большого

значения для эффективности [Эти вопросы рассматривались в кн. «Новое

индустриальное общество», М., «Прогресс», 1969.].

3) Ликвидация существующей монополии мужчин на наиболее выгодную работу в

техноструктуре. Со всех практических точек зрения такая монополия является в

настоящее время полной. В 1969 г. свыше 95% всех должностей с жалованьем свыше

15000 долл. в год были заняты мужчинами. До некоторой степени в этом отра­жается

оправданный инстинкт техноструктуры. Если последняя собирается успешно

осуществлять положитель­ную цель роста, то женщины должны взять на себя

руко­водство возросшим в результате этого потреблением. Осо­знавая это,

техноструктура создает соответствующий пре­цедент, лишая женщин возможности

стать ее членами и оставляя за ними необходимую работу в домашнем хозяйстве. Это

видно на примере, приведенном выше, когда жена одного из высших руководителей

фирмы являет собой образец послушного и. горделивого подчине­ния задачам

компетентного ухода за сложным домашним хозяйством. Но следует проявлять

осторожность в по­исках сложных объяснений, когда существует простое. Монополия

мужчин в деловых вопросах выгодна тем, кто пожинает плоды общепринятой традиции.

Женщины оспа­ривали ее, потому что они находятся под воздействием понятия

удобной социальной добродетели - представле­ния о том, что семейный долг и

управление потребле­нием являются их истинными функциями.

Монополия мужчин не будет отменена добровольно. Это дело потребует воздействия в

законодательном по­рядке, и поскольку корпорация больше не может требо­вать

неприкосновенности, связанной с мнимым подчине­нием рынку, поскольку она должна

быть признана обще­ственным институтом, то нет препятствий для осущест­вления

такого воздействия. Одним из приемлемых путей явилось бы выдвижение требования о

том, чтобы все фирмы, входящие в планирующую систему, размер кото­рых превышает

определенный минимальный уровень, обеспечили работу женщин на постах,

соответствующих различным категориям зарплаты, пропорционально доле женщин в

общем количестве работников. Для этого по­требуется длительное время. В одной из

своих статей я вместе со своими коллегами призывал к тому, чтобы обязать

крупнейшие корпорации представить десятилет­ний план осуществления этого

требования [Статья под названием «План развития меньшинств» напи­сана совместно

с проф. Эдвином Ку и Лестером Туровом из Массачусетского технологического

института (см. «The Minority Advancement Plan», The New York Times Magazine,

1971, august 22). Подобные же мероприятия предусматриваются в отношении нег­ров

и лиц, говорящих на испанском языке, которые также под­вергаются дискриминации в

силу других, даже менее обоснован­ных причин.].

Нельзя принимать никаких ссылок на нанесение недо­пустимого ущерба экономической

эффективности фирмы. Напротив, будет широко признано, что женщины не глу­пее

мужчин и что интеллектуальный потенциал техноструктуры в данный момент

ограничен. Следовательно, такая реформа принесет очень большое увеличение,

по­тенциально удвоение, предложения интеллектуальных ресурсов,

4) Обеспечение женщинам необходимых возможностей в области образования. Такая

необходимость очевидна. Менее очевидно, что в силу дискриминации в прошлом

учебные заведения, в особенности университеты и центры профессиональной

подготовки, в течение определенного времени должны целенаправленно ставить

женщин в бо­лее благоприятные условия. В противном случае будет скрыто

увековечена дискриминация, имевшая место в прошлом. В силу тех же обстоятельств

необходимо по­средством соответствующего законодательства оказывать давление на

высшие слои техноструктуры с целью обеспечения приема женщин на работу и

продвижения их по службе, что в свою очередь будет способствовать соз­данию

условий для профессиональной и другой подго­товки женщин в различных учебных

заведениях. Когда исчезнут последствия дискриминации, имевшей место в прошлом, а

это в равной и даже в большей степени относится к расовым меньшинствам, которые

страдают от дискриминации, в этом случае, и только тогда, отбор станет

обезличенным.

Результатом эмансипации женщин и рационализации домашнего хозяйства будет

существенный сдвиг в образе жизни. Жизнь в пригороде, это утверждение стало

совер­шенно банальным, предъявляет большие требования в отношении организации

потребления. Содержание авто­мобилей, ремонт жилищ, перевозка детей, истребление

сорняков, лечение домашних животных, суровые требо­вания светского общения,

связанные с демонстрацией хо­зяйственных способностей, образуют бесчисленное

мно­жество ярких примеров.

Если бы мужчина принимал участие в решении этих задач, то произошел бы

решительный пересмотр мнения о преимуществе жизни в пригороде. Городские

много­квартирные дома требуют гораздо меньше ухода. Поэтому не удивительно, что

именно здесь обычно проживают жены с независимыми жизненными интересами.

Можно говорить и об осуществлении менее значитель­ных перемен. Шире будет

распространено профессиональ­ное приготовление пищи. Реже пища будет

приготов­ляться в домашних условиях. Качество такой пищи, хотя в большинстве

случаев сомнительное, с жаром прослав­ляется в удобной социальной добродетели.

Подобным же образом возрастает зависимость не от домашних бытовых приборов, а от

внешних услуг - от прачечных, профес­сиональной уборки домов и общественного

транспорта вместо стиральных машин, пылесосов и автомобилей, ра­боту и

содержание которых обеспечивает жена. На смену светскому общению, связанному с

демонстрацией женских талантов в приготовлении пищи, оформлении до­машней

обстановки, садоводстве и приготовлении коктей­лей, придет посещение

профессиональных зрелищных мероприятий. Вероятно, будет иметь место возрождение

интереса к искусству. Восприятие искусства в отличие например, от конкурентной

демонстрации умения свет­ского общения в сравнительно меньшей степени требует

управления и ставит задачи, которые сами по себе интересны и требуют большого

внимания.

Необходимо сделать несколько итоговых замечаний. Производство в экономической

сфере направлено на ока­зание услуг и выпуск товаров. При многих исключениях

услуги предлагаются рыночной системой, товары в основ­ном поставляются

планирующей системой. Оказание услуг географически разбросано и связано с

личностью отдель­ного человека, оказывающего их. Эти два фактора плохо поддаются

организации и поэтому не могут контролиро­ваться планирующей системой.

Производство товаров - это главным образом функция планирующей системы -

огромное большинство крупных корпораций представляют собой производственные

фирмы. Потребление товаров в большинстве случаев требует организации и усилий

приготовления, уборки, ухода, ремонта, удаления отходов. Потребление услуг

обычно не связано с такими действиями. Услуги фактически потребляются в процессе

их оказания. Очень большое число услуг - услуги прачеч­ных, гаражей,

водопроводчиков, снегоочистителей - име­ют своей целью облегчение задач,

связанных с исполь­зованием или потреблением товаров, включая недвижи­мость.

Таким образом, если женщины больше не занимаются управлением процессом

потребления и усилия, связанные с обеспечением использования товаров, должны

быть поэ­тому уменьшены, то в экономике произойдет значитель­ный сдвиг от

производства товаров к оказанию услуг. Од­новременно это означает сдвиг в

экономике от планирую­щей системы к рыночной, что можно ощутить по крайней мере

субъективно. Это является, или может быть, еще одной причиной, в силу которой

производители товаров стремятся придать признаки добродетели той роли, кото­рую

женщина играет в современном обществе.

Имеется ряд вопросов, рассмотрение которых может быть осуществлено с большей

пользой, чем исследования изменений, которые бы произошли при условии, что

женщины были бы освобождены от своей службы на бла­го потребительскому обществу

и планирующей системе. Но именно эмансипация сама по себе становится

злобо­дневным вопросом. Ее дальнейшие последствия будут объ­ектом изучения

других исследователей, и история покажет, в каком направлении пойдет развитие.

Джон Кеннет Гэлбрейт. "Экономические теории и цели общества" >