6

Ко второй группе относятся Основы законодательства и директивы, принимаемые по вопросам совместного ведения Союза и его субъектов. Для них вводится обязательное требование имплементации союзных правовых норм в национальные правовые системы: согласно пункту 3 статьи 59 Союзного договора, нормативно-правовые акты Союзного государства по предметам совместного ведения с его субъектами реализуются путем принятия национальных нормативно-правовых актов государств-участников. Юридическая конструкция данной нормы Союзного договора видится неудачной, так как она не устанавливает, является ли такая имплементация обязательной для России и Белоруссии, а если да, то в какие сроки она должны быть проведена. Принцип функционирования любого единого государства предполагает обязательность решений Союза по отношению к его субъектам, если такое решение принято в рамках союзных полномочий, переданных государствами-участниками при его учреждении. Думается, что принятие акта Союзного государства по вопросам совместного ведения Союза и субъектов, должно влечь обязанность последних принять внутренние нормативные правовые акты. При этом в Конституционном акте Союзного государства необходимо предусмотреть сроки, в течение которых должны приниматься национальные нормативные правовые акты. Можно использовать опыт реализации механизма приведения законов и иных актов в соответствии с Конституцией России при признании их неконституционными Конституционным Судом Российской Федерации. Таким образом, в Конституционном акте Союзного государства необходимо установить норму, согласно которой в течение трех месяцев со дня вступления в силу Основ законодательства либо директив государства-участники обязаны принять меры к внесению в парламенты законопроекты, которые должны рассматриваться во внеочередном порядке, либо принять подзаконный нормативный правовой акт (указ, постановление, инструкцию).

Необходимость четких правовых норм об имплементации подтверждает и предыдущий опыт Сообщества и Союза. Их высшие органы в пределах своих полномочий приняли целый ряд важнейших документов по интеграции, например, в социальной сфере: постановления Исполнительного Комитета Сообщества Беларуси и России от 11 апреля 1996 г. «О равных правах граждан на получение образования», от 16 мая 1996 г. «О взаимном предоставлении гражданам России и Белоруссии равных прав в получении всесторонней медицинской помощи», решения Высшего Совета Сообщества Беларуси и России от 22 июня 1996 г. «О равных правах на трудоустройство, оплату труда и предоставление других социально-правовых гарантий», от 2 апреля 1997 г. «Об обеспечении равных прав граждан России и Белоруссии на приобретение в собственность, владение, пользование и распоряжение имуществом» и многие другие. Но поскольку включенные в эти акты нормы не относятся к нормам непосредственного действия, а механизм их реализации (в частности, имплементации их в национальное законодательство) не был четко определен, реализация указанных важнейших прав оказалась невозможной до вступления в силу Договора между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о равных правах граждан от 25 декабря 1998 г., а в настоящее время по-прежнему остается затруднительной.

Пункт 4 статьи 60 Договора о создании Союзного государства устанавливает, что директивы обязательны для каждого государства, которому они адресованы, при сохранении за органами соответствующего государства свободы выбора форм и методов действий. Таким образом, этот пункт Союзного договора устанавливает прямую обязательность директивы, не связывая с имплементацией ее положений в законодательстве государства — субъекта Союза. Предполагается лишь, что национальное законодательство должно определить формы и методы действий, предусмотренных в директиве.

Поскольку пункт 5 статьи 60 Договора о создании Союзного государства определяет резолюции как акты, посредством которых обеспечивается текущая деятельность органов Союзного государства, имплементации их положений в национальном законодательстве объективно не требуется независимо от того, затрагивается ли резолюциями вопросы исключительной компетенции Союза либо вопросы совместной деятельность Союза и его субъектов.