§ 2. Человек, его права и свободы – высшая ценность

Гуманизм – своеобразный суперпринцип всего конституционного строя. Его закрепление ст. 2 Конституции России свидетельствует о решительном отказе от тоталитарного подхода к проблеме «человек – государство», при котором государство берется за решение основных вопросов жизнеобеспечения, а человек превращается в винтик большой государственной машины по всеобщему «осчастливливанию». Этот подход нивелировал людей, перекрывал пути к раскрытию всего потенциала человеческой личности. Государство не только не считало себя обязанным охранять права и свободы человека, но ущемляло и отвергало их во имя навязываемых идеологических целей. Главной целью жизни провозглашалось служение государству и общественным интересам, что на деле оборачивалось установлением диктатуры.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 101

Новая российская государственность радикально меняет отношения личности и государства. Не человек создан для государства, а государство для человека – таков теперь главный принцип их отношений. В этом состоит гуманистическая сущность Конституции и всего нового конституционного права России. При этом акцент делается не на коллективном пользовании правами, как это было свойственно тоталитарному государству, а на индивидуальном выборе образа действий. Безусловно, коллективизм необходим для достижения определенных целей, но, понимаемый с чрезмерным универсализмом, он в состоянии подавить инициативу и способности отдельного человека, привести к царству серости и посредственности. А индивидуализм, напротив, раскрывает потенциал общества, и задача права содействовать проявлению энергии каждого человека.

Приоритет человека перед государством позволяет осознать место, человека в гражданском обществе. Это место не определяется государством, оно неотъемлемо принадлежит человеку и реализуется в меру его способностей и инициативы. Гражданское общество тем и отличается от общества тоталитарного типа, что оно развивается на основе саморегулирования, т.е. не нуждается в тотальной регламентации со стороны государства. Государство регулирует поведение человека только в определенной мере, так, чтобы не затронуть его свободу и обеспечить общественные интересы. Такое понимание соотношения человека, общества и государства подчеркивает гуманистическую сущность конституционного строя.

Выражение «высшая ценность» – это не юридическая, а нравственная категория. Но когда она попадает в конституционный текст, то превращается в категорию правовую, т.е. в обязательное правило для всех членов общества – как облеченных, так и не облеченных властью. Последующие главы Конституции, и особенно гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина», подчинены этому суперпринципу, раскрывают и детализируют его. В ст. 18, например, провозглашается, что права и свободы человека и гражданина «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Отсюда следует, что все ветви власти, все звенья государственного механизма служат главной цели: обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Во всех случаях их столкновения с принципом целесообразности при решении того или иного вопроса приоритет должен отдаваться правам и свободам.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 102

Основные обязанности государства в этой сфере сводятся к признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина

Признание означает закрепление в Конституции и законах всего объема прав и свобод, предусмотренных общепризнанными нормами международного права, а также неотъемлемых прав и свобод, вытекающих из естественного права

Соблюдение требует от государственных органов не только воздерживаться от любых действий, нарушающих или ущемляющих права и свободы, но и создавать условия для их реализации людьми

Защита предусматривает действия судебных и административных органов по восстановлению нарушенного права или недопущению такого нарушения, а также создание соответствующих правовых гарантий.

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью не означает, что государство во всех случаях не вправе ограничивать действия людей Это необходимо для того, чтобы осуществление прав и свобод одними не ущемляло прав и свобод других, не наносило ущерба обществу. Отделить такую ограничительную, а по существу правозащитную, деятельность государственных органов от соблюдения прав и свобод человека часто бывает очень трудно, но без такой четкой границы деятельность государства грозит выродиться в произвол. Государство, кроме того, должно следить за законопослушанием своих граждан, требуя от них уважения к правопорядку. Конституционная обязанность признавать человека, его права и свободы высшей ценностью реализуется через сложный и разветвленный механизм власти; по существу, в этом механизме участвуют все государственные органы и вся правовая система страны.

Гуманизм конституционного строя отчетливо проявляется в подходе к институту гражданства. Под гражданством понимают правовую связь лица с конкретным государством, которая ведет к установлению взаимных прав и обязанностей, и прежде всего обязанности государства защищать права и свободы данного лица в полном объеме. Разница между правами человека и правами гражданина, может быть, не столь и велика, но только гражданство предоставляет права в сфере осуществления государственной власти (например, право избирать и быть избранным в органы государственной власти) Преимущество гражданства также в обязанности государства защищать своих граждан за пределами страны. Следовательно, правовой статус, который предоставляется гражданством, наполнен гарантиями, реализация которых во

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 103

многом зависит от должностных лиц государства. Это превращает институт гражданства в важную часть проблемы «человек – государство» и ставит его основные положения в рязряд основ конституционного строя.

В тоталитарный период человек рассматривался как принадлежность государства, от которой государство было вправе по своему усмотрению избавиться. В соответствии с таким подходом власти произвольно высылали из страны и лишали гражданства многих граждан, в том числе выдающихся деятелей культуры, за выступления в защиту демократии. Гражданство искусственно увязывалось с ложно трактуемым патриотизмом, вследствие чего зачастую становились невозможными воссоединение семей, изменение гражданства, выезд за границу.

Ныне положение радикально изменилось. Конституция (ч. 3 ст. 6) установила, что гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его. Разумеется, в определенных случаях нельзя обойтись без прекращения гражданства, но основания для этого должны быть ясно указаны в федеральном законе (ныне действует Закон о гражданстве Российской Федерации, принятый 28 ноября 1991 г.) Ни при каких обстоятельствах гражданина нельзя лишать гражданства вопреки его желанию и без законных оснований. Такие основания необходимы и для приобретения гражданства – государственные органы не должны иметь право безосновательно отказывать людям в их желании принять российское гражданство.

К основам конституционного строя относится также закрепленный в ст. 6 принцип равного гражданства независимо от оснований приобретения. Это означает, что для полноты прав и свобод не имеет значения стаж пребывания в гражданстве и различие между гражданством по рождению и гражданством приобретенным. Каждый гражданин России обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные ее Конституцией.