§ 3. Коллизии в конституционном праве

Сколь совершенной ни была бы система права, в какой бы мере ни обеспечивались единство и взаимодействие ее элементов, она не может предотвратить противоречий между нормами, называемыми коллизиями в праве. Эти коллизии могут порождать конфликты и конституционные кризисы, что, конечно, крайне нежелательно для любой власти. Отсюда стремление законодателя установить правовой порядок для разрешения коллизий.

Коллизии порождаются разными причинами: несовершенством законов, судебными ошибками, произвольными толкованиями Конституции и других актов, выходом отдельных органов за пределы своих полномочий и т.д. Не следует забывать, что позитивное право творят представители политических сил с различным правосознанием, вследствие чего, например, нормы статутного права неизбежно приобретают компромиссный характер, входя в противоречие с отдельными действующими правовыми нормами. Неизбежны и пробелы в конституционном праве, что может порождать столкновение толкований правомерности тех или иных действий как отдельных лиц, так и государственных органов.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 32

Для конституционного права особенно опасны коллизии между естественным и позитивным правом. Однако они сравнительно просты для разрешения: во всех случаях примат должен отдаваться естественному праву, хотя само это право в содержании своих отдельных норм тоже может порождать столкновение трактовок. Опасность коллизий подобного рода тем значительней, чем больше они угрожают реализации основной функции конституционного права: охраны прав и свобод человека и гражданина.

Другой разряд коллизий связан со спорами о компетенции. В условиях острой политической борьбы, неясности конституционных формулировок и неразвитости практики общественного согласия подобного рода споры быстро перерастают в конституционный кризис. Именно это произошло в России в трагические октябрьские дни 1993 г. Споры о компетенции – постоянный спутник государственной жизни большинства развитых стран, их разрешение требует создания сильных органов конституционного контроля, способности конфликтующих сил к политическому урегулированию. Эти споры подтверждают несовершенство принятой в том или ином государстве формы правления, ее конституционного закрепления; отсюда постоянная потребность в улучшении законодательной техники и поднятии общего уровня конституционно-правовой теории.

Наиболее частой коллизией является противоречие между законом и подзаконным актом. К сожалению, заложенный в самой Конституции инструмент преодоления этих коллизий – принцип приоритета закона – часто не срабатывает и победителем в споре выходит все та же извечно противостоящая закону целесообразность. Столь же часты коллизии федерального закона и законов субъектов Федерации, хотя и здесь приоритет четко зафиксирован в Конституции России. Однако в условиях происшедшего в последние годы известного ослабления российской государственности прямые нарушения Конституции редко сопровождаются какими-либо санкциями против нарушителей. Правовой нигилизм – тяжелое наследие ушедшей тоталитарной системы.

Коллизии и порядок их разрешения (коллизионное право) занимают все более значительное место в российском конституционном праве. Это во многом объясняется тем, что в России складывается новое конституционное право и его система пока не обеспечивает в необходимой степени все внутрисистемные связи и взаимоотношения норм. Пытаться устранить все коллизии – это все равно, что остановить жизнь, но определить пути их мирного преодоления на перспективу – важная задача науки и практики конституционного права. Совокупностью вопросов предотвращения коллизий и их перерастания в конфликты с недавних пор стала заниматься новая отрасль юридической науки – юридическая конфликтология.

Устранению коллизий, усилению системности и внутреннего единства конституционного права призвана способствовать правовая реформа, концепция которой разрабатывается по инициативе Президента РФ.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 33