§ 4. Социальная природа российского конституционного права

Марксистская теория государства, долгие годы господствовавшая в нашей стране, навязывала классовое понимание государства и права, считая сущностью конституционного права закрепление диктатуры или «ведущей роли» одного класса. Тоталитарное государство таковым и было. Но демократическое государство не может быть классовым, ибо демократия и классовые привилегии несовместимы. Поэтому в наше время стало бессмысленным выявлять «классовую сущность» конституционного (государственного) права, как это делалось марксистско-ленинской наукой в тоталитарный период. В нынешнем российском обществе, постепенно приобретающем черты современной цивилизации, существуют различные классы, и все граждане, независимо от социального положения, пользуются равными правами и возможностями.

Поэтому природа конституционного права, как и всего российского права в целом, состоит в социальном плюрализме, т.е. в возможности для всех классов и слоев общества в равной мере участвовать в формировании органов государства и влиять на его политику. Это влияние оказывается на основе конституционно-правовых институтов, через средства массовой информации, политические права, общественные объединения и лоббистские организации. Конституционное право закрепляет права этих объединений граждан, создавая условия для постоянного контроля общественностью деятельности государственных органов, что в сочетании с демократическими правилами их избрания должно исключить возможность использования власти в эгоистических интересах отдельных социальных групп или слоев.

Социальный плюрализм, следовательно, есть антипод классовому пониманию сущности государства и права, насаждавшемуся марксизмом-ленинизмом. Новое понимание социальной природы конституционного права соответствует теории правового государства, общепризнанным принципам демократии. Наше общество возвращается к такому пониманию государства, которое представляет собой своеобразный общественный договор между людьми. Этот договор наделяет государственную власть определенными полномочиями по принуждению к соблюдению норм права, но требует от государства не забывать, что эти полномочия оно получило от людей и обязано осуществлять их в интересах людей. Только народ может быть источником власти – с этой простой, но возвышенной истины и начинается конституционное право каждой демократической страны.

Реалистический подход к выявлению социальной природы конституционного права весьма важен для уяснения роли этой отрасли права как регулятора социальных и политических отношений в обществе. Эта роль не сводится к подавлению социальной, экономической или политической борьбы в обществе, как это свойственно тоталитарному государству. Классы, социальные группы и слои, а также их объединения, реализуя свою свободу, вправе сами определять свои социальные позиции и свое социальное поведение в рамках конституционной законности. Но эти рамки надо установить, что как раз и является одной из функций конституционного права. Социально-регулятивная роль этой отрасли права состоит в том, чтобы не допустить насильственного захвата власти каким-либо экономически сильным или социально активным классом, группой или слоем населения, злоупотреблений средствами массовой информации со стороны разного рода экстремистов, пропаганды насилия, войны, аморальных идей.

Роль социального регулятора крайне сложна, поскольку конституционное право строится на принципах равноправия всех людей, закрепления их свободы независимо от классов и социальных слоев. Но именно эта роль присуща конституционному праву, заложена в его основные принципы и нормы. Оставаясь бесклассовым, оно регулирует отношения между классами и социальными слоями, предлагая им цивилизованную правовую основу социального мира и согласия, исключающую необходимость прибегать к насилию и взаимоистреблению.

Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник. – М., ИНФРА • М, 1998. С. 15