§1. Отвод участников уголовного судопроизводства: основания и значение

Уголовнопроцессуальный институт отводов является гарантией

независимого и беспристрастного правосудия, необходимой пред

посылкой соблюдения прав и законных интересов участников уго

ловного судопроизводства и представляет собой устранение из про

цесса того субъекта, объективность которого по тем или иным при

чинам вызывает сомнения.

Чаще всего такие сомнения возникают в ходе участия дознавате

ля, следователя, прокурора, судьи, других лиц в расследовании или

рассмотрении конкретного уголовного дела, хотя не исключено по

явление сомнений и по причине ненадлежащего поведения этих

должностных лиц во внеслужебных отношениях. Так, Пленум Вер

ховного Суда РФ указывает, что в ходе судебного разбирательства

судьи обязаны воздерживаться от высказывания любых оценок и

выводов по существу рассматриваемого дела вплоть до удаления суда

в совещательную комнату для постановления приговора, исключив

любые проявления предвзятости и необъективности47.

Отводы обеспечивают осуществление уголовного судопроизвод

ства должностным лицом, уполномоченным на то законом, что вы

ступает непременным условием законности производимых процес

суальных действий и принимаемых процессуальных решений. Так,

доказательства, полученные ненадлежащим лицом (например, сле

дователем, подлежащим отводу), признаются недопустимыми; про

изводство предварительного расследования лицом, не уполномочен

ным на то или подлежащим отводу в соответствии со ст. 61 УПК,

является основанием возвращения судьей уголовного дела проку

рору для устранения препятствий его рассмотрения судом; постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вер

дикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей ука

зано в п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК как нарушение уголовнопроцессуально

го закона, влекущее отмену судебного решения.

В качестве общего критерия, ставящего под сомнение объектив

ность и беспристрастность судьи, прокурора, следователя, дознава

теля и делающего невозможным их участие в производстве по делу,

ч. 2 ст. 61 УПК предусмотрены обстоятельства, дающие основание

полагать, что названные должностные лица лично, прямо или кос

венно заинтересованы в исходе данного уголовного дела. При этом

понятие «исход уголовного дела» охватывает не только результаты

предварительного расследования и судебного разбирательства, но и

все другие моменты (к примеру, решение вопроса о мере пресечения).

Эти обстоятельства конкретизированы в п. 1—3 ч. 1 ст. 61 УПК:

судья, прокурор, следователь, дознаватель не могут участвовать в

производстве по уголовному делу, если они: 1) являются потерпев

шим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидете

лем по данному уголовному делу; 2) участвовали в качестве присяж

ного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, сек

ретаря судебного заседания, защитника, законного представителя

подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, граж

данского истца или гражданского ответчика, а судья также — в ка

честве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по дан

ному уголовному делу; 3) являются близким родственником или род

ственником любого из участников производства по уголовному делу.

В пунктах 1 и 2 ч. 1 ст. 61 УПК указана недопустимость совмеще

ния в одном лице функций должностного лица, осуществляющего

уголовное судопроизводство, и какоголибо иного участвующего в

деле лица, как имеющего, так и не имеющего самостоятельного про

цессуального интереса. Так, в силу незаменимости свидетеля в уго

ловном процессе устраняется из производства по уголовному делу

лицо, допрошенное в качестве свидетеля (как на предварительном

расследовании, так и в судебном разбирательстве), или если имеют

ся данные, в силу которых оно может быть по закону вызвано для

допроса в качестве свидетеля48.

Основанием для сомнений в объективности должностных лиц,

осуществляющих уголовное судопроизводство, являются их род

ственные отношения с кемлибо из участников производства по уго

ловному делу. Исходя из понятий «близкие родственники» и «род

ственники», определенных в п. 4 и 36 ст. 5 УПК, основанием для

отвода служит любая степень родства. Пункт 3 ст. 5 УПК предусмат

ривает еще одну категорию — «близкие лица», однако установление

факта подобных отношений не подпадает под действие п. 3 ч. 1 ст. 61

УПК, но может расцениваться как иное обстоятельство, указанное

в ч. 2 этой статьи.

Перечень обстоятельств, исключающих участие в производстве

по уголовному делу, не является исчерпывающим: к иным обстоя

тельствам, исключающим участие в судопроизводстве, в конкрет

ной ситуации относятся любые факты, свидетельствующие о лич

ной заинтересованности судьи, прокурора, следователя, дознавате

ля в исходе дела и вызывающие сомнения в их беспристрастности.

Так, признано нарушением закона участие судьи в рассмотрении

дела, по которому ее супруг проводил оперативнорозыскные ме

роприятия; незаконно также рассмотрение дела судьей, ранее по

другому делу являвшейся защитником подсудимого, который был

по тому делу признан виновным и осужден49.

Обстоятельства, перечисленные в ст. 61 УПК, устраняют из су

допроизводства не только судью, прокурора, следователя, дознава

теля, но также лиц, чья беспристрастность служит условием приня

тия законного и обоснованного решения по уголовному делу: при

сяжного заседателя, секретаря судебного заседания, переводчика,

эксперта, специалиста (ч. 1 ст. 62 УПК).

Кроме того, по тем же основаниям отводу подлежат должност

ные лица, осуществляющие полномочия органа дознания (ст. 40

УПК), должностное лицо органа, осуществляющего оперативноро

зыскную деятельность, привлеченного следователем к участию в

следственном действии (ч. 7 ст. 164 УПК).

Наряду с общими основаниями для отвода (ст. 61 УПК) приме

нительно к отдельным субъектам (судье, переводчику, эксперту, спе

циалисту) законом установлены дополнительные основания.

В отношении судьи ст. 63 УПК предусмотрена недопустимость

повторного участия в рассмотрении уголовного дела. Приняв то или

иное процессуальное решение, судья уже высказал мнение по пово

ду обстоятельств рассмотренного им уголовного дела. Это ставит под

сомнение объективность и беспристрастность проверки тем же су

дьей того же решения в суде второй инстанции или в порядке надзо

ра, либо вынесения с его участием законного и обоснованного ре

шения в суде первой или второй инстанции, либо в порядке надзора

после отмены первоначально принятого.

Участие судьи в досудебном производстве, по общему правилу,

не является основанием для его отвода при разбирательстве дела по

существу, поскольку при рассмотрении жалоб или ходатайств о про

изводстве процессуальных действий не затрагивается существо дела

и не оценивается содержание доказательств, которые будут получе

ны в результате проведения этих процессуальных действий.

Это правило действует и в отношении принятия судьей решения

о применении заключения под стражу либо о продлении его срока,

а также решения по результатам проверки правомерности задержа

ния, заключения под стражу и продления его срока. Закон не запре

щает судье, разрешившему ходатайство о применении заключения

под стражу или продлении его срока, рассматривать по тому же делу

жалобы на действия и решения дознавателя, следователя и проку

рора.

В отличие от судьи, прокурор, следователь, дознаватель, секре

тарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист не под

лежат отводу из дальнейшего производства, если они в таком же

качестве участвовали в предварительном расследовании или судеб

ном рассмотрении этого дела. Так, участие прокурора в производ

стве предварительного расследования, а равно его участие в судеб

ном разбирательстве не является препятствием для дальнейшего

участия прокурора в производстве по данному уголовному делу (ч. 2

ст. 66 УПК). Также допускается совмещение процессуальных фун

кций эксперта и специалиста, в том числе в ходе производства по

одному уголовному делу. Если лицо участвовало в деле в качестве

специалиста, это не является препятствием для последующего вы

полнения им в данном уголовном деле обязанностей эксперта (п. 1

ч. 2 ст. 70 УПК).

Дополнительным основанием для отвода дознавателя является

проведение им по данному уголовному делу оперативнорозыскных

мероприятий (ч. 2 ст. 41 УПК).

Дополнительное основание для отвода переводчика, установлен

ное ч. 2 ст. 69 УПК, — его некомпетентность, которая может заклю

чаться в несвободном владении языком, на котором ведется процесс,

языком вообще или диалектом, на котором говорит лицо, участву

ющее в деле, либо на котором составлен тот или иной документ.

Специфика процессуального положения эксперта обусловлива

ет его устранение из уголовного судопроизводства не только в слу

чаях, предусмотренных ст. 61 УПК, но также: а) если он находился

или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их

представителей; б) если обнаружится его некомпетентность (п. 2 и 3

ч. 2 ст. 70 УПК). Указанные обстоятельства служат основаниями и

для отвода специалиста (ч. 2 ст. 71 УПК).

Кроме того, в производстве судебной экспертизы в отношении

живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения

оказывал указанному лицу медицинскую помощь, что распростра

няется также на судебномедицинскую или судебнопсихиатриче

скую экспертизы, осуществляемые без непосредственного обследо

вания лица (ч. 3 ст. 18 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73ФЗ

«О государственной судебноэкспертной деятельности в Российс

кой Федерации»50 ).

Отвод может быть заявлен экспертному учреждению в целом,

если обнаружится заинтересованность в исходе дела руководителя

этого учреждения.

Выполнение при производстве по уголовному делу функции за

щиты подозреваемого, обвиняемого или представительства прав и

интересов потерпевшего, гражданского истца или гражданского от

ветчика обусловило наличие самостоятельного, отличного от за

крепленного в ст. 61 УПК, перечня обстоятельств, исключающих

участие в деле защитника и представителя. Согласно ст. 72 УПК за

щитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или граж

данского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголов

ному делу, если он: 1) ранее участвовал в производстве по данному

уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознава

теля, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специа

листа, переводчика или понятого; 2) является близким родственни

ком или родственником судьи, прокурора, следователя, дознавате

ля или секретаря судебного заседания, принимавшего либо

принимающего участие в производстве по данному уголовному делу,

или лица, интересы которого противоречат интересам участника уго

ловного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об ока

зании защиты; 3) оказывает или ранее оказывал юридическую по

мощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищае

мого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им

потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Запрет выполнения одним лицом функций защитника, предста

вителя и судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря су

дебного заседания, свидетеля, эксперта, переводчика, понятого ог

раничен лишь рамками данного уголовного дела. В случае, если ад

вокат ранее работал судьей и несколько лет назад принимал участие

в рассмотрении дела по обвинению подсудимого в совершении дру

гого преступления, это основанием для отвода не является51.

Защитник не может быть допрошен в качестве свидетеля об обсто

ятельствах уголовного дела, которые стали ему известны в связи с

обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее ока

занием (п. 2 ч. 2 ст. 56 УПК). Но если эти обстоятельства стали изве

стны защитнику не в связи с участием в производстве по уголовно

му делу (к примеру, лицо, приглашенное впоследствии в качестве

защитника, было очевидцем преступления), он может выступать

свидетелем и тогда подлежит отводу. Однако защитник вправе да

вать показания в интересах своего подзащитного, к примеру, по фак

ту фальсификации материалов дела52.

Защитник, представитель подлежат отводу, если состоят в род

ственных отношениях не только с участниками процесса, но и с

любым другим лицом, интересы которого противоречат интересам

их клиента. Более широко это основание для отвода определено в

п. 2 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и

адвокатуре в Российской Федерации»: адвокат не вправе принимать

от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи,

поручение в случае, если он состоит не только в родственных, но и в

семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало

или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела дан

ного лица.

Поскольку одно и то же лицо не может быть защитником двух

подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них про

тиворечат интересам другого (ч. 6 ст. 49 УПК), основанием для от

вода защитника, представителя является оказание ими по данному

делу или ранее юридической помощи лицам, интересы которых про

тиворечат интересам их клиента.

Кроме того, согласно п. 2 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об ад

вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ос

нованием для отвода служит наличие самостоятельного интереса

адвоката по предмету соглашения с доверителем, отличного от ин

тереса данного лица.

Незнание защитником языка, на котором ведется судопроизвод

ство, не может служить основанием для отстранения его от участия

в деле.

Не является основанием для устранения защитника из производ

ства по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведе

ния, составляющие государственную тайну, отсутствие у него допус

ка к государственной тайне53.