III.

В 1820 г. в «Сыне Отечестве» (№ 1) появилось произведение Катенина, носящее на

себе несомненные следы хорошого знакомства автора со «Словом о Полку Игореве»,

под длинным и характерным заглавием: «Песнь о первом сражении русских с татара-

ми на реке Калке под предводительством князя Галицкого Мстислава Мстиславича

Храброго». Припомним, что в то время «Слово о Полку Игореве» обозначалось как

«ироическая песнь».

Здесь мы встречаем у Катенина такие выражения, как «стадо галиц» (в «Слове» — «галици стады»), сравнение битвы с молотьбой и т. д. Длинное заглавие было потом

отброшено автором: в «Сочинениях и переводах Павла Катенина» (1832 г.) произведе-

ние названо просто «Мстислав Мстиславич».

Стихотворение это Пушкин признал «исполненным огня и движения»; заме-

чательно оно между прочим тем, что в нем особенно ярко выразилось постоянное

стремление автора строго согласовывать форму с содержанием. Сообразно с движе-

нием рассказа двенадцать раз меняется размер. В этом размерном отношении стихо-

творение является действительно чем-то исключительным в русской поэзии.

Как в «Слове о Полку Игореве», речь идет о неудаче русского оружия. В жестоком

бою татары разбили русских. Кончился бой. Под ракитовым кустом лежит тяжело

раненый Мстислав Мстиславич, князь Галицкий, и думает горькие думы, хочет при-

подняться и не может. Увидал его мчавшийся на коне, так же раненый, юный князь

Даниил, зять Мстислава, и, забыв про свои раны, приказал отрокам, отнести тестя в

ладью. Пристав к берегу, князья и дружина «вознесли молитву богу и спасу христу и

пречистой деве Марии», за свое спасение.

Всюду автор старался выдерживать народный стиль, но конечно, не всегда это

ему удавалось. Припомним, что стихотворение помечено 1819 годом, т. е. писалось

почти одновременно с «Русланом и Людмилой» Пушкина. Отметим кстати, что в пер-

вой поэме Пушкина Катенин видел только сказку, «лишенную колорита места и вре-

мени».

Начинает Катенин свой рассказ тремя пятистишиями амфибрахия с дактили-

ческими окончаниями без рифм.

Не белые лебеди,

Стрелами охотников

Рассыпаны в стороны,

Стремглав по поднебесью

Испуганы мечутся

Не по морю синему,

При громе и молниях,

Ладьи белокрылые

На камни подводные

Волнами наносятся.

Среди поля чистого

Бежит православная

Рать русская храбрая,

От силы несчетныя

Татар победителей.

Далее идет 18 строк двухстопного ямба. Кое-где чувствуется влияние «Слова».

От тучи стрел

Затмился свет;

Сквозь груды тел

Прохода нет.

Их пращи —дождь,

Мечи —огонь.

Здесь мертвый вождь,

Тут бранный конь...

......

На тьмы татар

Бойцы легли,

И крови пар

Встает с земли.

О «витязе», лежащем замертво под ракитовым кустом, речь идет четырехстоп-

ным хореем —8 строк.

...Тул отброшен бесполезный,

Конь лежит, в груди стрела;

Решето стал щит железный,

Меч —зубчатая пила.

При описании тяжелого положения князя хорей заменяется дактилем —8

строк.

Вздохи тяжелые грудь воздымают

...........

...........

Издали внемлет он ратному шуму:

С те лю т, м ол от ятс но пыт ами з г ла в

Горькую витязь наш думает, думу,

Галицкий храбрый Мстиславич Мстислав.

Стих, отмеченный нами курсивом, имеет прямую связь со «Словом»: «на Немизе

снопы стелют головами, молотят цепи харалужными».

Но самые думы у Мстислава, у него, храброго, удалого, несмотря на всю их го-

речь, должны иметь в себе какую-то размашистость, простор, —нельзя было сохра-

нить тот же метр, как в стихе

Вздохи тяжелые грудь подымают.

Является трехстопный ямб с доминантой на второй стопе. Получается схема:

. 2 Впоследствии этот редкий размер поразил новизной и оригинальностью у Ива-

на Аксанова, в стихах, где говорится о широко разносящемся благовесте и о действии

его на душу верующих.

Приди ты, немощный,

Приди ты, радостный,

Звонят ко всенощной,

К молитве благостной.

И зов смиряющий

Всем в душу просится,

Окрест взывающий

В полях разносится.

Этот размер в 1819 г. употребил Катенин, и расположение рифм у него приобре-

тает особый народный склад.

Народный стих, кроме шуточных, базируется не на рифме. Но он и не чужда-

ется ее. Если подвернулась она случайно, то нередко за ней следует другая и третья,

рифмующая с первой. Чаще всего такое скопление однородных рифм бывает в конце

песни. Молодец предложил своей милой писать ему письма.

Буди скучно жить будет одною,

Пиши письма чаще.

Я писать то ли сама не умею,

Писарям не верю:

Писаря то робята молодые,

Они три ночи г у л я л и,

Письма п р и т е р я л и,

Письма п р и т е р я л и,

Печати с л о м а л и.

У Катенина из 18 стихов первые шесть т. е. S без рифм, потом через строчку яв-

ляется однородная рифма, т. е. abcbdbebqb, так 12 стихов.

Ах! рвется на двое

В нем сердце храброе;

Не со крестом ли в бой

Хоть одному итти

На силы темные

Татар наездников?

Не понаведаться-ль,

Здоров ли верный мечь?

Что не устал ли он

Главы поганых сеч?

Не уморился ли

Так долго кровью течь?

Коли в нем проку нет,

Так не на что беречь:

Свались на прах за ним

И голова со плечь!

Нет срама мертвому,

Кто мог костями л е ч ь.

Далее замечательные переходы размеров:

И три раза, вспыхнув желанием славы,

С земли он, опершись на руки кровавы,

Вставал.

И трижды истекши рудою обильной,

Тяжелые латы подвигнуть бессильный,

Упал.

Смертный омрак,

Сну подобный,

Силу князя

Оковал.

Бездыханный,

Неподвижный,

Беззащитный,

Он лежит.

Что о боже!

Боже правый,

Милосердный,

Будет с ним?

......

Труп ли княжий,

Богатырский,

Стадо галиц,

Расклюет?

Кто из пепла

Жизнь угасшу

Новой искрой

В нем зажжет?..

И как в «Слове» вслед за «плачем Ярославны» идет исполнение ее желания, вслед

за предложенным вопросом о спасителе князя идет рассказ о спасении. Теперь уже

трехстопный анапест с рифмами попарно. В первой строке аллитерация на к:

В поле звонком стук конских копыт,

Скачет всадник весь пылью покрыт и т. д.

Это едет зять Мстислава Даниил.

Для передачи того потрясающего впечатления, какое произвел на Даниила вид

его раненаго тестя, автор не считает, повидимому, возможным прибегать к какому-

либо из обычных размеров, рифмы тут так же неуместны —и автор употребил пяти-

строчный хорей, где стопа первая и третья ударений не имеет или имеет слабые, зато

стояы 2 и 4 с определенным ударением. Получается схема:

. 22 Пусть бы встретился с ним лютый зверь,

Пусть привиделся б рогатый бес, и т, д.

5 раз еще меняется размер: трехстопный анапест, пятистопный ямб, шестистоп-

ный, четырестопный. Кончается все гекзаметром:

Так Мстислав Мстиславич храбрый галицкий молвил,

На руки склонши главу, Даниил его слушал бемолвно... и т. д.