Глава 25. Устарела ли политика в отношении цикла

Постоянство экономических циклов

В статье, появившейся в голландском журнале "Экономист" в 1926 г. [Перепечатано в "Readings in Business Cycle Theory", 1944.], Хоутри отстаивал ту точку зрения, будто "со времени войны не было торгово-промышленных циклов". Литература на эту тему беспрецедентно разрослась, но авторы "не всегда замечали, что в настоящее время нет никакого торгово-промышленного цикла". В таком же примерно тоне Густав Кассель в предисловии (написанном в 1931 г.) ко второму английскому изданию своей "Теории социальной экономии" выразил убеждение, что теорию торгово-промышленных циклов невозможно плодотворно применить к периоду экономической истории, который следует за первой мировой войной.

Оглядываясь теперь назад, мы должны, я полагаю, заключить, что это были поспешные и неоправданные суждения. Разумеется, для каждого периода характерны обстоятельства, в той или иной мере присущие ему одному. Бум 20-х годов и депрессия 30-х, конечно, протекали под воздействием условий, свойственных именно этим периодам. Но резко выраженные особые условия имелись и в 70-х, и в 90-х годах прошлого века.

И вот снова, после второй мировой войны, слышатся разговоры, что понятие цикла устарело; что мы живем в такое время, к которому теория экономического цикла неприменима; что среди прочих обстоятельств огромные военные расходы мирного времени вместе с программой помощи иностранным государствам играют такую огромную роль, что рыночные силы имеют небольшое влияние на образование дохода.

Тот факт, что правительственные фискальные операции оказали в 1947-1950 гг. значительно больше влияния, нежели когда-либо в прошлом в мирное время, не подлежит сомнению. Здесь перед нами действительно крупное структурное изменение в экономике. Кроме того, в других направлениях (переговоры между предпринимателями и профсоюзами о коллективных соглашениях, социальное обеспечение, сельскохозяйственные программы, финансовые, банковские и биржевые реформы) американская экономика претерпела далеко идущую и фундаментальную перестройку своей организационно-правовой системы. Но процесс структурного изменения не нов. И в XIX в. происходили изменения, тоже революционные для своего времени, особенно появление современных гигантских корпораций, рост коммерческих банков и, наконец, введение государственного регулирования и контроля.

Бум после второй мировой войны

Несмотря на единственные в своем роде особенности, характеризовавшие экономическое положение после второй мировой войны, 1947-1950 гг. ознаменовались хорошо знакомыми чертами бума. Эти годы обнаружили те самые искажения, которые общи всем периодам бума. Они не были, как иногда утверждали, годами такого равновесия экономики, которое может быть сохранено. Правда, к 1948 г. цены выровнялись, но экономическое равновесие может быть сильно нарушено даже при устойчивом в основном уровне цен.

Что это так, становится очевидным, если рассмотреть благоприятные годы третьего десятилетия нашего века. Общераспространенной ошибкой того времени было смешение "равновесия" экономики со стабильностью цен. Быть может, это больше, чем что-либо другое, повинно в совершенно неоправданном благодушии 20-х годов.

Каждый бум есть искажение пропорций

Каждый бум представляет собой резкое нарушение положения равновесия или сбалансированности. Существенным в этом нарушении является такая норма капиталообразования, которую невозможно сохранить.

За семь следовавших друг за другом лет, с 1923 по 1929 г., размеры частных валовых инвестиций внутри страны составляли в среднем 16,3 % валового национального продукта и ни в один из этих годов не спускались ниже 15,1 % и не поднимались выше 17,5 %. Но 16 % валового национального продукта — это больше, чем можно из года в год тратить на частные капиталовложения, которые должны приносить нормальную прибыль. Опыт двадцатилетия, 1921-1940 гг., показывает, что, вероятно, невозможно было прибыльно инвестировать в капитальное оборудование больше чем, скажем, 12 % валового национального продукта [За двадцатилетие, 1921-1940. гг., доля валового национального продукта, израсходованная на частные инвестиции внутри страны, составляла 12 %. В январе 1949 г. (см. "Annual Economic Review of the Council of Economic Advisers") считалось, что можно длительное время поддерживать положение, при котором вложения частного капитала составят 11 или 12 % валового национального продукта.].

Разумеется, вполне возможно, что те 104 млрд. долл., которые за семилетие — 1923-1929 гг. — были вложены в новое строительство, производственное оборудование и накопление товароматериальных запасов (последнее, впрочем, всего лишь на 6,5 млрд. долл.), могли бы быть оправданы, если бы после 1929 г. можно было каким-нибудь образом удержать доход на уровне, соответствующем полной занятости. Речь идет не о том, было ли это инвестирование ошибочным. Речь идет просто о наполнении до краев "ведра капиталообразования" (в соответствии с требованиями техники и ростом народонаселения). К 1929 г. наше капиталообразование "сравнялось" с существовавшими тогда требованиями и нуждами в капитале. Мы не могли продолжать вкладывать ежегодно до 15 млрд. долл. в служебные здания, жилые дома, фабрично-заводские строения и оборудование и в прочие частные мероприятия. Временно мы в той или иной мере подошли к точке насыщения.

Такова дилемма, с которой сталкивается всякая экономика, не создавшая соответствующей антициклической программы. Уровни частных инвестиций, характерные для бумов, невозможно сохранить надолго. Без антициклической программы неизбежное катастрофическое падение инвестирования вызовет еще большее сокращение дохода, а это в свою очередь вызовет дальнейшее, и притом кумулятивное, падение инвестиций, пока в конце концов не начнут действовать внутренние стабилизирующие факторы.

Рывок в капиталообразовании до уровня, который невозможно сохранить

Совершенно так же, как это было в 20-х годах, высокий объем частных расходов на инвестирование в 1947-1950 гг. был таким рывком в капиталообразовании, который невозможно закрепить. Война оставила после себя накопившееся отставание в торгово-промышленном и жилищном строительстве и в производственном оборудовании. Этот "отсроченный спрос" был в значительной мере причиной той волны инвестиций, которая довела валовое частное капиталообразование внутри страны до 45 млрд. долл. в 1948 г.

С 1946 г., первого полностью мирного года после второй мировой войны, в Соединенных Штатах начинается большой послевоенный бум восстановления запасов. В некоторых отношениях этот бум походит на бум 1919-1920 гг., но в них очень много несходного. Можно было бы также сравнить его с затянувшимся бумом 20-х годов, но и здесь нашлись бы разительные отличия.

В табл. 25 приводятся данные о валовом национальном продукте, производстве и ценах за 1946-1950 гг. Значительный рост цен происходил в течение 18 месяцев, с июля 1946 г. до января 1948 г., после чего они в основном выровнялись. Общий объем производства значительно вырос с 1946 по 1948 г. главным образом благодаря все большему устранению узких мест и заполнению "каналов" в тех областях, где снабжение материалами было недостаточным. Значительный прирост валового национального продукта был вызван частью увеличением общего объема производства, но в гораздо большей мере — ростом цен.

Таблица 25

Год Валовой национальный продукт, млрд. долл Общий объем производства (1935-1939 гг. = 100) Оптовые цены - (1926 г.=100) Розничные цены на предметы потребления и услуги (1935-1939 гг. = 100)
1946 211,1 161 121,1 139,3
1947 233,3 174 152,1 159,2
1948 259,1 183 165,1 171,2
1949 255,6 174 155,0 169,1
Январь—июнь 1950 265,3 153,8 167,8

Составные части валового национального продукта за 1946-1950 гг. показаны в табл. 26.

Поучительно сравнить это с бумами, высшие точки которых приходятся на 1920 и 1929 гг. С этой целью сопоставим в табл. 27 относительные значения компонентов валового национального продукта в 1920, 1929 и 1948гг.

Сравнение трех бумов

Для бума 1920 г. был характерен рывок инвестирования исключительной силы, значительно больший в отношении к валовому национальному продукту, нежели в 1929 или 1948 гг. Чтобы получить более ясную картину той роли, которую инвестирование играло в каждом из трех бумов, разобьем инвестиции соответствующих годов на составные части: строительство, оборудование, товароматериальные запасы, чистые внешние инвестиции. В табл. 28 каждая из этих категорий инвестиций дана в процентах от валового национального продукта. Кроме того (тоже в процентах), приведена доля валового национального продукта, израсходованная на потребительские товары длительного пользования.

Таблица 26

Год Валовой национальный продукт Валовые инвестиции (включая чистые заграничные инвестиции) Правительственные расходы на товары и услуги Частное потребление
>млрд. долл.
1946 211,1 33,3 30,9 146,9
1947 233,3 39,1 28,6 165,6
1948 259,1 45,0 36,6 177,4
1949 255,6 33,4 43,3 178,8
Январь—июнь 1950 265,3 40,3 41,5 183,5

Таблица 27
Год Валовые инвестиции (включая чистые заграничные инвестиции) Правительственные расходы на товары и услуги Частное потребление
в % от валового национального продукта соответствующего года
1920 21,5 9,3 69,3
1929 16,0 8,2 75,9
1948 17,4 14,1 68,5

Таблица 28
Год Строительство (частное) Произведет венное оборудование Товароматериальные запасы Чистые заграничные инвестиции Потребительские товары длительного пользования
в % от валового национального продукта соответствующего года
1920 5,5 7,8 5,7 2,6 8,0
1929 7,5 6,2 1,5 0,7 9,0
1948 7,1 7,5 2,1 0,7 8,8

1929 и 1948 гг. поразительно сходны, если не считать несколько большей относительной величины расходов на производственное оборудование и товароматериальные запасы в 1948 г. Относительные расходы на весь основной капитал (строительство плюс оборудование) почти не отличались друг от друга в эти два года. Так же и роль потребительских товаров длительного пользования была в 1948 и 1929 гг. почти одна и та же.

После первой мировой войны (1920 г.) доля валового национального продукта, вложенная в частное строительство, была несколько меньше, чем в 1948 г., в то время как доли производственного оборудования в эти два года были очень близки. Что же касается накопления товароматериальных запасов и чистых заграничных инвестиций, то 1920 г. дает картину, совершенно отличную от 1929 и 1948 гг. По обеим этим статьям цифры 1920 г. фантастически велики, и именно здесь следует видеть причину того, что феноменально большая доля валового национального продукта была затрачена на инвестиции в период тогдашнего послевоенного рывка экономики. Бум 1920 г. в сопоставлении с годами других бумов не обнаруживает непропорциональности размера инвестиций в основной капитал, но он показал совершенно ненормальное инвестирование в товароматериальные запасы и поразительно большой размер чистых заграничных инвестиций.

Крах 1921-1922 гг. был вызван главным образом резким падением вложений в товароматериальные запасы и чистые заграничные инвестиции. Инвестирование в товароматериальные запасы упало практически до нуля в 1921 г., а к 1922 г. чистые заграничные инвестиции составляли уже меньше одной четверти уровня 1920 г. С другой стороны, строительство едва ли вообще уменьшилось в 1921 г. по сравнению с 1920 г., а к 1922 г. уже значительно возросло. Расходы на производственное оборудование упали относительно уровня 1920 г. на 45 %, а расходы на потребительские товары длительного пользования снизились примерно на 20 %. Депрессия 1921-1922 гг. была вызвана в значительной мере состоянием товароматериальных запасов и неблагоприятными изменениями в балансе чистых заграничных инвестиций.

Ясно, что депрессия 1929 г. коренным образом отличалась от депрессии 1920 г. Резкое снижение, последовавшее за бумом 20-х годов, имело главной своей причиной сильное падение вложений в основной капитал. Частное строительство сократилось с 7,8 млрд. долл. в 1929 г. до 1,7 млрд. в 1932 г., а расходы на производственное оборудование — с 6,4 до 1,8 млрд. долл. Разумеется, в сфере товароматериальных запасов последовало огромное дезинвестирование, в большой степени стимулированное резким падением сбыта. Но депрессия началась не со скопления чрезмерных товароматериальных запасов, как это было в 1920 г.

В 1929 г. чрезмерным было инвестирование в основной капитал, и именно в этой области прежде всего и произошло крушение.

Как и во время бума 1923-1929 гг., в годы, предшествовавшие корейской войне, особое внимание уделялось перспективам вложения капитала в строительство и производственное оборудование. Что касается (а) положения мирового сельского хозяйства и видов на американский сельскохозяйственный экспорт и (b) программы помощи иностранным государствам, то преобладали условия, сходные с теми, что существовали после первой мировой войны. Тогда программа помощи иностранным государствам состояла в значительной мере из займов (по многим из которых, впрочем, не последовало платежей); после же второй мировой войны в ней большое место занимали правительственные субсидии.

До корейского кризиса можно было считать ненадежными с точки зрения поддержания достигнутого высокого уровня дохода и занятости следующие четыре главные области: (а) вложения в основной капитал, (b) расходы на потребительские товары длительного пользования (например, автомобили и электроприборы), (с) излишки сельскохозяйственной продукции, (d) программу помощи европейским странам (учитывая ее возможное свертывание).

Одновременное расстройство всех этих четырех сфер в сочетании со вторичными последствиями, порожденными этим расстройством, могло бы при отсутствии действенных контрмер, несомненно, вызвать жестокую депрессию. Но перспектива полностью изменилась, когда в результате начавшейся корейской войны появились виды на постоянные крупные военные расходы в предстоящие годы.

Для периода от окончания второй мировой войны до корейского кризиса примечателен тот факт, что, несмотря на наличие большого неудовлетворенного отсроченного спроса на фабрично-заводские здания, оборудование, дома и потребительские товары длительного пользования и на обширность военных программ и программ помощи иностранным государствам, американской экономике потребовалось всего несколько лет, чтобы оказаться вполне на уровне задачи.

Это было внушительной демонстрацией того, какой огромный объем совокупного спроса необходим, чтобы удержать высокопроизводительную американскую экономику в положений полной занятости.

Политика смягчения и политика компенсирования

В условиях мирного времени в экономической системе, построенной на частном предпринимательстве, следует ожидать колебаний в размерах инвестиций, и даже сильных колебаний. Впрочем, происходит процесс развития законодательных установлений, предназначенных уменьшать вторичные, производные воздействия этих первичных колебаний объема инвестиций. Программы такого рода могут быть названы политикой "смягчения" цикла ("cushioning" cycle policies). Но необходима также политика "компенсирования" ("offsetting") цикла. Согласно теориям экономического цикла, начиная с Туган-Барановского и Шпитгофа и кончая Шумпетером и Робертсоном, колебания в расходовании капитала частными лицами — это такая черта современной экономики, которая не поддается регулированию. Это не патологическая форма поведения. Это основная характерная черта растущей и обладающей динамичной техникой экономики. Эту характерную особенность можно понять, лишь рассмотрев факторы, лежащие в основе перемежающихся волн частного инвестирования.

В самом деле, можно ожидать, что изменится само явление цикла, если окажется, что инвестирование все больше и больше попадает под прямой контроль государства. А это уже будет политикой "прямого регулирования" цикла. Но в экономической системе частного предпринимательства, где свобода инвестирования делается основой и не подвергается прямому вмешательству,. политика в отношении цикла должна принять форму какой-либо разновидности "смягчения" или "компенсирования", В следующих главах эти вопросы будут рассмотрены более полно.

В случае если в ближайшее десятилетие или позднее мы столкнемся с полувоенной обстановкой, которая вызовет очень большие военные расходы, настоятельной проблемой будет контроль над инфляцией. Если же разразится тотальная война, неизбежно станет необходимым суровое всеобщее регулирование. Но это уже проблемы войны, а не проблемы экономического цикла как таковые.