Глава 21. Экзогенные и эндогенные теории

Теории экономического цикла иногда разбиваются на (а) теории, в которых колебания объясняются в категориях экзогенных факторов, и (b) теории, в которых колебания объясняются в категориях эндогенных факторов.

Многие теории, построенные на "словесной" (или нематематической) аргументации, усиленно привлекают экзогенные факторы для объяснения как кумулятивных процессов, так и точек поворота. С другой стороны, эконометрические теории делают упор на эндогенные движения.

Математическая трактовка позволяет заглянуть в глубь тех "типов движения, которые может совершать экономическая система" [Tinbergen J. Econometric Business Cycle Research. Readings in Business Cycle Theory. The Blakiston Co., 1944. P. 73. ]. Эконометрические теории особо подчеркивают систематические движения, проистекающие из внутренней природы экономической структуры. Эта структура может быть описана как система отношений между различными экономическими переменными. Эконометрический анализ показывает, что "постоянные соотношения могут породить колебательный процесс", если только какой-либо начальный толчок разрушил равновесие [Tinbergen J. and Polak J.J. The Dynamics of Business Cycles. University of Chicago Press, 1950. P. 255.]. Эконометрический подход подчеркивает воздействие, которое экономическая структура оказывает на циклические колебания; или, точнее, он стремится объяснить, каким образом циклические движения являются результатом реакции экономической структуры на случайные толчки. Эконометрические модели вскрывают те виды движения, которые экономическая система развила бы в ответ на некоторое начальное нарушение, если бы в дальнейшем нарушений больше не последовало.

Строго экзогенная теория рассматривает экономические колебания как "всего лишь чисто произвольную и случайную последовательность изменений" [Tinbergen J. and Polak J.J. The Dynamics of Business Cycles. University of Chicago Press, 1950. P. 253.]. Колебания в "данных" или экзогенных переменных вызвали бы соответственные колебания в экономике в целом, если бы система реагировала на изменения этих начальных данных немедленно. Но в действительности дело обстоит не так. Экономическая структура приспособляется к внешним нарушениям более или менее медленно. И как только на сцене появляются промежутки отставания, мы сразу же имеем дело с эндогенными факторами циклического поведения. Но следует также подчеркнуть, что эндогенные теории не могут оставить без учета внешние нарушения, на которые экономическая система реагирует таким образом, что это приводит в действие циклические движения.

Экзогенные движения могут быть случайными или периодическими. Если бы внешние факторы — сбор урожая или изобретения — сами испытывали периодические колебания и если бы система реагировала без промежутков отставания, мы имели бы дело с законченной экзогенной теорией, объясняющей периодические циклические колебания. Но если бы экзогенные факторы были совершенно случайными по своему характеру (и система реагировала бы без промежутков отставания), перед нами были бы чисто случайные колебания, не обнаруживающие никакой цикличности в своем поведении.

Когда система отвечает запаздывающей реакцией, случайные нарушения могут произвести кумулятивное одностороннее движение вверх или вниз или же могут вызвать циклические движения, проистекающие от своеобразной внутренней природы экономической структуры. В том и другом случае это были бы эндогенные движения.

Экзогенные теории делают главное ударение на изменениях в отправных данных; эндогенные теории — на запаздывающих реакциях на эти изменения со стороны экономической структуры, внутренние связи которой постоянны.

Экзогенные теории объясняют точки поворота в цикле ссылкой на какие-либо внешние факторы. Эндогенные теории объясняют точки поворота ссылкой на внутреннее функционирование самой системы.

Система внутренних связей может, однако, быть такова, что эндогенные движения имеют односторонний характер и состоят просто из кумулятивных процессов, направленных вверх или вниз.

Если при этом все же происходит циклическое движение, то точки поворота должны быть объяснены экзогенными факторами. В этом случае мы имеем дело со смешанной теорией.

В общем в литературе об экономических циклах, возможно, существует тенденция подчеркивать роль экзогенных факторов в нижних точках поворота и роль эндогенных. факторов в верхних точках поворота. По крайней мере часто считают, что эндогенные силы, ведущие к оживлению, слабее тех, что приостанавливают бум [Tinbergen J. and Polak J.J. The Dynamics of Business Cycles, 1950. P. 257.].

Полностью эндогенные теории берут за основу внутренние силы в обеих точках поворота и считают, что каждая фаза цикла вводит в следующую фазу. Полуэндогенные теории, берут эндогенные факторы за основ у только для объяснения кризисов и. депрессий. Согласно этим теориям каждое циклическое движение прекращается и остановка длится до тех пер, пока наконец экзогенные факторы не дадут начало новому оживлению. Каждый цикл рассматривается здесь как обособленная сущность.

В новейшее время подчеркивание эндогенных движений при изучении экономического цикла идет от Афталиона. Он первый подчеркивал особое значение, которое имеет запаздывающая реакция предпринимателей при их постоянных попытках привести мощность основного капитала в соответствие со спросом. Ритм инвестирования, разъяснял он, покоится на том факте, что для производства предметов основного капитала требуется длительное время. Чередование избытка и недостатка мощности вызывается промежутком отставания между решением увеличить массу капитала и изготовлением новых капитальных благ. В элементе времени, как он выступает в современной системе производства, видел Афталион причину запаздывающего и несовершенного приспособления мощности к выпуску продукции.

Высокие цены могут повести к увеличению продукции лишь по прошествии долгого времени вследствие современного окольного метода производства. Между ценой и соответственным объемом производства лежит некоторый промежуток отставания. Малый объем предложения сразу же находит отражение в повышении цен; но повышение цен ведет к увеличению количества продуктов лишь спустя какое-то определенное время. И вот готова арена для непрерывного циклического движения: чередующиеся перепроизводство и недопроизводство, избыточная мощность и недостаточная мощность и, как следствие, колебания в инвестировании, а значит, в доходе и занятости.

Эконометрические модели эндогенных движений могут быть в большей своей части разбиты на следующие три главные группы с подгруппами:

I. Модели отставания продукции; аналогия печи Афталиона.

А. Запаздывающее приспособление фактического текущего предложения, существующего на рынке, к желаемому предложению. Типичный пример — цикл свиноводства, равный приблизительно трем или трем с половиной годам. Предложение не может сразу же приспособиться к цене. Имеет место отставание производства. Это — (1) частью отставание решения, вызванное тем, что фермерам требуется время, чтобы в своих планах реагировать на изменение цен, и (2) частью отставание исполнения, вызванное (а) естественным периодом вынашивания плода и (b) периодом "выращивания и откорма". Отставание приспособления объема продукции к ценам будет создавать циклы продукции и цен, связанные друг с другом обратной корреляцией. Период от вершины кривой цен до ее ближайшей низины (и подобно этому от низины кривой выпуска продукции до ее ближайшей вершины) будет равен одному промежутку отставания, а полный цикл будет равен двойному промежутку отставания.

В. Запаздывающее приспособление фактической мощности основного капитала к желаемой мощности. Этот случай предполагает колебания в совокупной накопленной массе капитальных благ. Чистые инвестиции представляют чистые добавления к массе основного капитала, или валовые инвестиции минус снашивание основного капитала. Чистые дезинвестиции представляют чистое сокращение совокупной массы основного капитала. Но дезинвестиции никогда не могут превысить снашивания основного капитала.

Отстающее приспособление фактической мощности к желаемой мощности происходит с еще большими трудностями, нежели приспособление текущего предложения какого-либо потребительского товара к желаемому предложению (см. выше случай I, А). Причина этого в том, что особо долговечные капитальные блага всегда имеются в очень больших количествах и даже крупные текущие добавления (чистые инвестиции) в состоянии лишь относительно мало увеличить их накопленную массу. Примерами могут служить дома, золотые запасы, железнодорожное оборудование, сталелитейные заводы и их оборудование и т.д. Может потребоваться длительное время, чтобы поднять фактическую массу капитала до уровня желаемой. Более того, между моментом, когда осознается нужда в увеличении мощности, и моментом, когда предметы основного капитала поступают на рынок, проходит много времени. Пока фактическая мощность остается ниже желаемой, будут, надо думать, планироваться дальнейшие инвестиции. Но ввиду отставания производства поставки смогут быть выполнены лияь спустя значительное время после того, как фактическая мощность сравняется с желаемой мощностью. И, таким образом, дело идет к тому, что развивается периодический цикл — избыточная мощность, за которой следует недостаточная мощность (см. изложение теоремы о паутине в гл. 22 настоящей книги).

В жилищном строительстве цикл длится от шестнадцати до восемнадцати лет, как было показано в гл. 3 на опыте Америки. Это хороший пример того, как "длительность времени производства" порождает цикл избыточной и недостаточной мощности. Цикл вызывается промежутком отставания в строительстве. Когда возникает недостаток домов для жилья, новое законченное строительство появляется не сразу, а лишь через какой-то промежуток времени. Во-первых, проходит некоторое время, пока нехватка домов отразится в ставках квартирной платы. Во-вторых, ненормально высокий уровень этих ставок должен существовать в течение какого-то периода, прежде чем подрядчики-строители и владельцы недвижимости примут решение строить новые дома. Наконец, значительное время требуется, чтобы новое строительство было окончено и поступило на рынок. Вместе взятые, эти три промежутка отставания — отставание в договорах на квартирную плату, отставание в решении и отставание в строительстве — могут в обычных условиях мирного времени составить примерно до четырех лет, как указали Тинберген и Полак [Tinbergen J. and Polak J.J. The Dynamics of Business Cycles. P. 242-243.]. Таким образом, дефицит в жилищах, раз возникнув, продолжал бы расти вплоть до пятого года, и только тогда появились бы первые новые дома. Более того, новые дома лишь постепенно покрыли бы дефицит. Весь дефицит, накопившийся к пятому году, был бы устранен, скажем, не раньше девятого года. Но идущее в это время строительство, основывающееся на нехватке, которая выявилась за четыре года до того, будет еще некоторое время продолжаться, что приведет к избыточному предложению домов, скажем, на тринадцатом году. И наконец, этот избыток будет поглощен, скажем, на семнадцатом или восемнадцатом году: цикл будет завершен. Изложенная гипотеза по меньшей мере разумна и правдоподобна.

II. Принцип акселерации. Спрос на конечную продукцию (на требуемое ее количество) может испытывать систематические колебания в силу предшествующих движений дохода, вызванных некоторым первоначальным нарушением равновесия. Всякое систематическое колебание в расходах порождает колебания в инвестировании (принцип производного спроса). Взаимодействие между колебаниями в конечном спросе и колебаниями в производном спросе, после того как нарушено равновесие, делает цикл явлением постоянным. Колебание — это эндогенное движение, покоящееся на внутреннем отношении, в котором конечный спрос стоит к производному спросу.

III. Взаимодействие между мультипликатором и акселератором. Эконометрические модели эндогенных движений получили самое широкое применение к исследованию экономического цикла после объединения принципа акселерации Афталиона с мультипликатором Кана— Кейнса [Samuelson P. Interactions between the Multiplier and the Principle of Acceleration // Review of Economic Statistics. 1939. March; Hansen A.H. Fiscal Policy and Business Cycles, 1941. Ch. 12.]. Эти два принципа — естественные близнецы, и, взятые вместе, они образуют мощные орудия для исследования законов движения экономической системы, пользующейся большими массами основного капитала. Если дана эволюция инвестиций, мультипликатор говорит нам, как будет развиваться доход. Если дана эволюция дохода, акселератор говорит нам, каково поведение инвестиций. Вместе взятые, мультипликатор и акселератор заключают в себе свое определение, и мы получаем завершенную динамическую теорию. Они составляют основную структуру, или скелет, всякой эконометрической теории цикла. Более того, такая теория позволяет объединить экзогенный фактор — автономное инвестирование с эндогенными факторами — мультипликатором и акселератором.

Более подробное изложение развития эконометрических методов анализа дается в следующей главе.