Глава 13. Общий обзор более ранних представлений

Густав Кассель в своей "Теории социальной экономии" (1923 г.) открывает исследование экономических циклов заявлением, гласящим, что подобного рода изыскания, "которые призваны иметь значимость для всей Западной Европы, не могут в общем простираться в прошлое дальше начала 70-х годов"[Из перевода С.Л.Баррона (с пятого немецкого издания), опубликованного издательством "Harcourt, Brace and Co." (1932 г.). Первое немецкое издание появилось в 1918 г., а первый английский перевод — в 1923 г.]. Только в последующие времена, говорит он, более старые экономические уклады были большей частью заменены современной экономикой со свойственным ей широким использованием основного капитала в промышленности и на транспорте. После 70-х годов некоторые из более старых форм кризисов были, по-видимому, в значительной степени преодолены, и вместо них возникла современная форма цикла, сводящегося к колебаниям производства элементов основного капитала, со всеми специфическими особенностями капиталистической экономики.

С изменением методов производства и общественных институтов характер экономических колебаний действительно изменился. И все же полезно будет вспомнить, что периоды застоя в торговле и связанные с ними экономические бедствия — явления почти столь же старые, как и история человечества. Больше того, каждое поколение пыталось по-своему (и временами при помощи таких методов, которые не совсем лишены сходства с нынешними) бороться с этими обстоятельствами.

Депрессии колониального периода

Познакомимся со следующим отрывком из книги Эстер Форбис "Поль Ривер и мир, в котором он жил" [ Forbes E.'Paul Revere and the World He Lived In. Houghton Mifflin Company, 1942. P. 99. ], дающим представление о депрессиях колониальных времен:

"Банк обанкротился на 170 000 ф.ст. Мистера Севиджа в его адвокатской конторе хватил смертельный апоплексический удар..."

"Коммерческие заведения разваливались как карточные домики... Корабельные плотники, моряки и мастера по пошивке парусов пострадали, быть может, в первую очередь, но за ними последовали все — портные, парикмахеры, мастера по выделке пуговиц и мыловары, серебряных дел мастера и медники. Исчезла возможность уплачивать ренты и ипотечные проценты. Духовенство начало находить больше медяков и меньше серебра в кружках для подаяний. Фермеры гнали баранов в город, не находили там сколько-нибудь подходящей цены и, обозленные, гнали баранов обратно домой.

Только пятая часть обычного числа кораблей отбыла в этом году из Бостона в Вест-Индию. Не только исчезли искусственные условия процветания, созданные войной, но дело дошло до того, что владельцы торговых судов не в состоянии были уплачивать требуемые теперь с них сборы. Они пробовали переключиться на небольшие каботажные рейсы или ставили свои суда на прикол, по мере того как один за другим "прогорали".

Другие примеры плохих времен, выпадавших в колониальный период, можно найти в книге Лестера "Эксперименты в области денежного обращения" [ Lester R.A. Monetary Experiments, 1939. ].

"В 1722 и 1723 гг. экономическая депрессия в Пенсильвании обострилась. Джеймс Логан, купец из Филадельфии и главный доверенный семейства Пеннов [В 1861 г. английский король Карл II Стюарт выдал английскому политическому и религиозному деятелю Уильяму Пенну в возмещение займа, предоставленного короне его отцом (адмиралом Пенном), дарственную хартию на значительную территорию в Северной Америке. В 1862 г. Уильям Пенн приступил к организации поселений на этой территории, получившей затем название Пенсильвания. С 1864 г. У. Пенн проживал главным образом в Англии. — Прим. пер.] в этой провинции, писал в августе 1722 г.:

"Наш торговый оборот упал, и очень мало что можно предпринять. Путем учета векселей я получил около 1/3 причитающихся платежей, но ни единого фартинга деньгами, а остаток долго не придется получить, ибо торговля в этих местах пришла в чрезвычайный упадок..."

В ноябре Логан писал:

"Я должен поставить тебя в известность, что в этом крае, с тех пор как он стал Провинцией, никогда еще не было столь плохих обстоятельств в смысле упадка торговли и недостатка денег, как теперь. Так что землевладельцы готовы из нужды продавать все что угодно — лишь бы не на условиях очень долгосрочного кредита, а в Джерси они еще более подавлены, чем здесь".

В декабре 1722 г. губернатор писал своему начальству в Англии:

"Должен поставить вашу светлость в известность, что люди в этих краях пребывают сейчас в очень большом волнении по причине того, что с некоторых пор их обычная торговля находится в состоянии застоя из-за отсутствия у них достаточного количества наличных денег для обмена продуктов их труда в соответствии с привычным для них способом ведения дел.

Фермер привозит свой провиант на рынок, но на рынке нет денег для его оплаты, кораблестроитель и плотник голодают из-за отсутствия работы, и мы заметно ощущаем, что наш обычный экспорт быстро сокращается, процент, взимаемый за деньги, высок, и ростовщик тиранит бедняка, так что процессы о несостоятельности множатся, наши тюрьмы полны, и мы теперь всячески боимся впасть в долги, которых до сих пор нам удавалось избегать".

Книга Лестера изобилует жалобами по поводу повторявшихся торговых депрессий в Пенсильвании, Нью-Йорке, Нью-Джерси, Делавэре и Мэриленде. В 1733 г. губернатор Мэриленда докладывал английскому Министерству торговли о том, что "торговля в провинции за последние годы значительно захирела". В 1734 г. нью-йоркский губернатор докладывал нью-йоркской Ассамблее, что он изучал причины оскудения торговли в надежде найти средство исцеления, "которое оживило бы угасшие надежды наших корабельных плотников и других ремесленников" [LesterR.A. Monetary Experiments, 1939. P. 66-69, 102-103. ]. В 1737 и 1738 гг. нью-йоркский губернатор снова жаловался на "сокращение торговли" и на "упадок судостроения, судоходства и торговли" [Ibid.].

"Оскудение торговли и кредита", "замирающая торговля", "повсеместная остановка движения торговли", "печальное оскудение кредита", "упадок торговли" и пр. [В "Пенсильванской газете" от 18 февраля 1728 г. появилось следующее красочное описание депрессии: "Денег, по-видимому, здесь очень мало. Торговля давно страдает глубоким истощением, ее нервы расслаблены, ее душа устала, ее суставы стали настолько немощными, что недавно она упала столь ужасно, что лежит теперь, истекая кровью, в весьма плачевном состоянии. Говорят, что несколько знаменитых медиков прописали ей лекарства для восстановления прежнего здоровья, но это не помогло".] — таковы были обычные выражения, применявшиеся для описания депрессивного состояния.

Формула "чрезмерное расширение торговых операций" стала впоследствии обычным объяснением причины "торговых кризисов" или торговых и финансовых кризисов" (эти наименования вошли к тому времени во всеобщее употребление). Не подлежит сомнению, что такого рода идеи были заимствованы главным образом у Адама Смита, который следующим образом описывал явление "чрезмерного расширения торговых операций":

"Когда прибыль, приносимая торговлей, почему-либо превышает обычный уровень, чрезмерное расширение торговых операций является общей ошибкой как крупных, так и мелких торговцев. Они не всегда отправляют за границу больше денег, чем обычно, но покупают в кредит как внутри страны, так и за границей необычайно большое количество товаров, отправляя их на какой-нибудь отдаленный рынок в надежде, что выручка за них получится до срока платежа. Но платежи наступают до получения выручки, и у них не оказывается в наличности ничего, на что они могли бы купить деньги или представить солидное обеспечение под заем" [ Смит А. Богатство народов. ГИЗ, 1935. Т. II. С. 16.].

Торговые кризисы

Термин "торговый кризис" исключительно удачно выражает природу повторявшихся потрясений, характерных для второй половины XVIII в. и первой половины XIX в., особенно в Англии. Это была эпоха, на протяжении которой произошло громадное расширение торговых отношений, охвативших обширную сферу обмена. Это была эра "купца-капиталиста". Выдающиеся предприниматели были торговцами или негоциантами; день крупного промышленника еще не наступил.

В течение упомянутой эпохи были отмечены торговые кризисы, имевшие своим началом 1753, 1763, 1773, 1783, 1797, 1810, 1815, 1825, 1837, 1847, 1857 гг. Но представление о регулярности наступления (периодичности) кризисов и даже само употребление термина "кризис" пришли сравнительно поздно. Генри Торнтон в своих показаниях (в комиссии палаты общин, 1797 г.) и в своей книге "Исследование результатов банкнотного обращения в Великобритании"' (1802 г.) не употребляет термина "кризис". Он говорит о "великом торговом бедствии", о предложениях, направленных к "смягчению существующего бедствия", и особенно о "торговых затруднениях 1793 г.". Рикардо (в 1817 г.) говорит о "внезапной перемене в ходе торговли". Ни Лодердель (в 1804 г.), ни Мальтус (в 1820 г.) не употребляли термина "кризис", хотя оба они занимались проблемой депрессии и недостаточного совокупного спроса. Но Сисмонди (в 1819 г.) уже говорил о "торговом кризисе", только что пережитом Англией.

Мэтью Кэри о банках и кризисах

В 1816 г. Мэтью Кэри, отец первого выдающегося американского экономиста, опубликовал маленькую книжку под заглавием "Очерки банковского дела". Два из этих очерков посвящены вопросам практической политики, связанной с торговыми депрессиями. Во введении Кэри говорит: "При оживлении промышленности и торговли, наступившем после окончания недавней войны, наши негоцианты и торговцы впали в крайне серьезное заблуждение. В обществе распространилась всеобщая склонность к чрезмерному расширению торговых операций. Ввоз и продажа товаров были доведены до размеров, далеко выходящих за пределы обычного уровня потребления страны".

Мэтью Кэри говорит далее о том, что банки, "которые могли и должны были сдерживать это стремление, поощряли его и распространяли. Они учитывали векселя столь щедро, что можно было поистине сказать, что правило Священного, писания "ищите и обрящете" действовало вовсю".

Но в сентябре "банки круто изменили свою политику. Они усвоили диаметрально противоположную линию и сократили свои ссудные операции стремительно и резко".

"Оцепенение стало всеобщим. Предприимчивость и трудолюбие были парализованы".

В конце концов, хоть и поздно, банкиры переменили политику и "в большинстве своем увеличили дисконтные операции. Результат был точно такой же, как в 1793 г. в Англии. Одна лишь решимость расширить дисконтные операции подняла умерщвленное Доверие из гроба и вновь вдохнула в него жизнь. Лавина банкротств была остановлена. И торговый мир находится теперь, по-видимому, в состоянии выздоравливающего. Но потребуется много времени для восстановления энергии, бодрости и гибкости, подорванных системой кровопускания, которой так долго придерживались" [Сагеу М. Essays on Banking, Philadelphia, 1816. P. Ill-VII..

"Если бы в первый период банки ввели свои дисконтные операции в несколько более узкие рамки, то дух спекуляции не получил бы поощрения и подстрекательства в той мере, в какой это случилось. Цены в таком случае не поднялись бы столь высоко. И, кроме того, банкам не понадобилось бы во второй период пойти на столь серьезное сокращение дисконтных операций, к которому они прибегли... И тем самым промышленность, торговля, трудолюбие и благоденствие сохранили бы "ровное течение своего развития", без всех этих резких отливов и приливов, без стремительных подъемов и крутых падений, столь разрушительно действующих на счастье, независимость и нравственность" [Ibid. P. 32.].

Ранние представления о циклическом движении

Виллард Филиппе, американский литератор и книгоиздатель, в своем "Руководстве по политической экономии" не только употребляет термин "кризис", но и высказывает предположение о волнообразном движении экономики: "И так как деловой жизни свойственны свои приливы и отливы и дух предприимчивости и производства надлежит временами обуздывать, то чем быстрее будет удаваться различить приближающийся кризис и, насколько это практически возможно, принять против него меры, тем меньше будет общество страдать" [Miller H.E. Earlier Theories of Crisis in the United States // Quarterly Journal of Economics. 1924. February. P. 306.]. В 1883 г. английский журналист Джон Вейд ("История средних и рабочих классов") оперировал и термином "торговый цикл", и выражением "периоды процветания и депрессии" [Цит. по: Mitchell W. Business Cycles: The Problem and Its Setting, 1927. P. 10.]. Он утверждает, что торговый цикл обычно завершается в течение пяти или семи лет. Он полагает, что чередование периодов процветания и депрессии наблюдалось в течение предшествующих семидесяти лет.

В 1837 г. Сэмюель Джонс Лойд (впоследствии лорд Оверстон) дал такое описание цикла: "История того явления, которое мы обыкновенно называем "состоянием торговли", поучительна. Мы обнаруживаем, что это явление подвержено влиянию многообразных обстоятельств, которые периодически повторяются; торговля явно вращается в прочно установившейся форме цикла. Вначале мы находим ее в состоянии спокойствия, затем — в состоянии улучшения — возрастающего доверия — процветания — возбуждения — чрезмерного расширения — потрясения — угнетенности — застоя — бедствия; и все это опять завершается спокойствием" [Loyd J.S. Reflections Suggested by a Perusal of Mr. J. Horsley Palmer's Pamphlet on the Money Market. L., 1837.].

Альберт Галлатин (1841 г.) говорил: "Все активные предприимчивые торговые страны неизбежно подвержены торговым кризисам. Ряд сменяющих друг друга благоприятных лет почти неизбежно порождает чрезмерное расширение торговых операций. Эти потрясения будут более частыми и более крупными в меру усиления духа предприимчивости и расширения кредита или злоупотребления последним" [Callatin A. Writings. Vol. III. P. 385.].

Периодичность кризисов

К 1848 г. термин "торговые кризисы", а также понятие периодичности этих кризисов стали, по-видимому, более или менее общеупотребительными. Маркс и Энгельс в "Коммунистическом Манифесте" (1848 г.) заявили следующее:

"Достаточно указать на торговые кризисы, которые, возвращаясь периодически, все более и более грозно ставят под вопрос существование всего буржуазного общества. Во время торговых кризисов каждый раз уничтожается значительная часть не только изготовленных продуктов, но даже созданных уже производительных сил... Каким путем преодолевает буржуазия кризисы? С одной стороны, путем вынужденного уничтожения целой массы производительных сил, с другой стороны, путем завоевания новых рынков и более основательной эксплуатации старых" [Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е. Т. 4. С. 429-430.]. Джон Стюарт Милль в своих "Началах политической экономии" говорит о "торговых кризисах" и о "почти периодическом повторении этих пароксизмов спекуляции". Он отмечает "частое повторение на протяжении последнего пятидесятилетия прискорбного ряда явлений, именуемого торговым кризисом". Его суждения не ограничиваются только кризисами. Рынок бывает, говорит он, "в двух состояниях: одно из них может быть названо спокойным, другое — состоянием ожидания или спекулятивным. Первое состояние есть то, при котором нет никаких условий, способствующих возбуждению в значительной части коммерческой публики желания расширять свои операции... Но есть и другое состояние рынков, составляющее резкую противоположность предыдущему... Это состояние наступает тогда, когда господствует основательное или неосновательное убеждение, что предложение одного или нескольких главных товаров будет недостаточно для обыкновенного потребления... Подобного рода результаты могут быть произведены всем тем; что, возбуждая более чем обыкновенные надежды на прибыль, вызывает в торговле усиленное оживление… Такое состояние торговли, достигшее крайней степени, приводит к реакции, называемой коммерческим кризисом". Джон Стюарт Милль говорит далее о "чрезмерном сжатии, следующим за чрезмерным расширением". В его суждениях встречается много мест, в которых в той или иной форме затрагивается понятие цикла.

Вильям Лэнгтон в статье, опубликованной в "Трудах Манчестерского статистического общества" (декабрь 1857 г.), не только говорит о периодичности, но и рассматривает экономические потрясения как явления, имеющие волнообразное движение. Он говорит: "Эти потрясения сопутствуют иной волне, повторяющейся, по-видимому, через каждые десять лет, и в образовании которой причины морального (то есть психологического) порядка играют несомненно важную роль. Движущая причина этих конвульсивных движений заключена, по-видимому, в неумеренном использовании кредита" [Palgrave's Dictionary of Political Economy. Vol. I. P. 466.].

Трехфазный цикл Жюглара

В 1860 г. Клемент Жюглар опубликовал свою книгу "О торговых кризисах и об их периодическом повторении во Франции, в Англии и в Соединенных Штатах". Само название книги говорит о периодичности торговых кризисов, Более того, Жюглар употреблял термин "цикл" и развил представление о чередовании фаз колебательного движения экономики, в частности о чередовании трех периодов — процветания, кризиса и ликвидации, которые в его трактовке всегда следуют друг за другом в одном и том же порядке. При анализе этих периодов он широко использовал статистические материалы, вскрывающие взаимосвязи, существующие между банковскими резервами, процентными ставками, коммерческими ссудами и товарными ценами.

Книга Жюглара является первой крупной работой, посвященной исключительно проблеме торговых кризисов. Второе издание (1899 г.) [Juglar С. Des Crises commereiales. P., 1889.] содержит 556 страниц. Первая часть книги, разделенная на 19 глав, посвящена теории торговых кризисов, вторая часть — истории кризисов (включая годы 1676, 1708, 1714, 1720, 1745, 1763, 1772, 1783, 1793, 1797, 1802, 1810, 1815, 1818, 1825, 1832, 1836-1839, 1847, 1857, 1864, 1873, 1882), третья часть книги посвящена вопросу о влиянии кризисов на экономику.

Жюглар подразделяет цикл на три периода: (1) процветание, (2) кризис, (3) ликвидация. Он, в частности, особо подчеркивает влияние банковского кредита на развертывание кризисов. Он анализирует движение цен в различных фазах цикла и значение нормы процента. Идеи, содержащиеся в книге, носят на себе отпечаток типичного для середины XIX в. воззрения, согласно которому кризис представляет собой явление, связанное преимущественно с денежным обращением, банковским кредитом и государственными финансами. Роль инвестиций в основной капитал еще не была осознана.

Джевонс о периодичности кризисов

В сообщении, сделанном в 1862 г. Британской Ассоциации (Кембридж) о своем исследовании периодических колебаний, B.C. Джевонс говорил: "В течение этих месяцев (октябрь и ноябрь) наблюдается периодическая тенденция к возникновению торговых бедствий и затруднений. Когда крупные нерегулярные колебания обостряют эти бедствия, как это случилось в 1836-1839, 1847 и 1857 гг., тогда происходят гибельные разрывы системы коммерческого кредита". В статье "Часто повторяющееся затруднение на денежном рынке", опубликованной в "Журнале лондонского статистического общества" (1866 г.), Джевонс заявил, что эти "крупные нерегулярные колебания" возникают как результат "недостаточных или избыточных урожаев, внезапных изменений предложения или спроса на какой-либо из наших главных предметов торговли, периодов избыточного инвестирования или спекуляции, войн и политических смут или других случайных происшествий, которые мы не в состоянии заранее предвидеть и учитывать". Впоследствии он развил теорию, сводящуюся к тому, что "годы обильных урожаев" повторяются через каждые десять или одиннадцать лет и что "представляется вероятным, что торговые кризисы связаны с периодическим изменением погоды, затрагивающим все части света и возникающим, вероятно, вследствие усиленных волн тепла, получаемых от солнца в среднем через каждые десять с лишним лет" [Jevons W.S. Investigations in Currency and Finance. L., 1884; см. также Palgrave's Dictionary of Political Economy. Vol. I. P. 467.].

Несмотря на то что Джевонса занимали реальные факторы [Джевонс отмечал, что одним из признаков периода бума является доля капиталовложений, "произведенных в форме долговременных и отдаленных по своим результатам инвестиций" (Jevons W.S. Investigations in Currency and Finance. P. 28).], в особенности высокие урожаи, он все же не оставил без внимания и психологические мотивы хозяйственной деятельности. В своих "Исследованиях денежного обращения и финансов" (с. 184) он говорит: "Периодические крахи суть действительно по природе своей явления психического порядка, зависящие от смены настроений уныния, оптимизма, ажиотажа, разочарования и паники. Но представляется весьма вероятным, что умонастроения деловых кругов, хоть они образуют собой основное содержание явления, могут определяться внешними событиями, и в особенности обстоятельствами, связанными с урожаями".

Кредитные циклы и роль доверия

В декабре 1867 г. Джон Милльс (его не следует смешивать с Джоном Стюартом Миллем) прочел в Манчестерском статистическом обществе доклад о кредитных циклах и периодах торговой паники [Mills J. Credit Cycles and the Origin of Commercial Panics // Transactions of the Manchester Statistical Society, 1867.]. Он говорил о "таинственных силах, вызывающих чрезмерное расширение или сокращение объема торговых сделок на протяжении последовательного ряда лет", и заявлял категорически, что "не подлежит сомнению то обстоятельство, что почти через каждые десять лет происходит громадное и внезапное увеличение спроса на ссудном рынке, сопровождаемое крупной и неожиданной переменой в движении кредита и временным разрушением кредитной системы". Периодичность торговых кризисов Милльс рассматривал как установленный факт. В течение каждого десятилетия, протекающего от одного большого торгового кризиса до другого, "коммерческий кредит проходит через все превращения, свойственные жизни, имея свое детство, переход к зрелости, болезненный перерост и смерть в результате изнеможения".

Милльс подразделял кредитный цикл на четыре фазы: сокращения торговли, расширения торговли, перевозбужденной торговли и кризиса. Он выдвинул ту точку зрения, что движение кредитного цикла управляется "моральными причинами" (то есть психологическими причинами), утверждая, что "болезнь торговых кризисов — это явление, причина которого лежит, по существу, не в кошельке, а в душе". Причина кризиса, полагал он, заключена не столько в свойствах экономических институтов или в злоупотреблении ими, сколько в заблуждениях психологического порядка, присущих мышлению хозяйствующих лиц. Благоприятные условия порождают оптимизм, оптимизм порождает безрассудство, а безрассудство порождает стагнацию. И торговля исцеляется от депрессии только тогда, когда исцеляются души людей [Transactions of the Manchester Statistical Society. December 11, 1867; см. также Palgrave's Dictionary of Political Economy. Vol. I. P. 476; Wesley Mitchell. Business Cycles: The Problem and Ite Setting, 1930. P. 9, 11, 378, 384.].

В 1879 г. Альфред Маршалл (в соавторстве со своей женой) написал небольшую книгу, озаглавленную "Экономика промышленности". Две главы этой книги посвящены в значительной степени проблеме кризисов и торговых депрессий. Разделы, больше всего относящиеся к этой проблеме, воспроизведены в его книге "Начала политической экономии" (1890). Маршалл цитирует знаменитое описание цикла, данное лордом Оверстоном. Маршалл рассматривает кризис как явление, связанное с безрассудным расширением кредита. Депрессия, следующая за кризисом, рассматривается им как состояние дезорганизации в области торговли. "Главная причина зла сводится к недостатку доверия".

"Прогресс и бедность" Генри Джорджа

В тот самый год (1879), когда Маршалл опубликовал свою "Экономику промышленности", появилась книга Генри Джорджа "Прогресс и бедность", которой суждено было получить более широкое распространение, чем всем другим экономическим сочи нениям. В вводной главе Генри Джордж перечислил все тогдашние теории, призванные объяснить депрессии: "Ссылаясь на высокие авторитеты, нам говорили, что депрессия вызвана избыточным потреблением; ссылаясь на столь же высокие авторитеты, нам говорили, что она вызвана перепроизводством. И в то же время пользующиеся известностью писатели отмечают в качестве отдельных причин депрессии: опустошения, вызванные вой ной, распространение железных дорог, попытки рабочих поддерживать надлежащий уровень заработной платы, изъятие серебра из обращения, эмиссии бумажных денег, рост техники, замещающей труд машиной, открытие более коротких торговых путей и т.д."[George H. Progress and Poverty. Twenty-fifth Anniversary Edition, 1926. P. 10-11.].

"Я намерен, — продолжает он, — попытаться на последующих страницах решить методами политической экономии великую проблему, которую я очертил. Я намерен отыскать закон, связывающий бедность с прогрессом и увеличение нужды с приращением богатства; и я полагаю, что, найдя объяснение этому парадоксу, мы найдем объяснение повторяющимся периодам промышленного и торгового паралича, которые, если их рассматривать вне связи с более общими явлениями, кажутся такими необъяснимыми" [Ibid. P. 12.]. Причина, по мнению Генри Джорджа, заключалась в спекуляции землей, а средство борьбы — в установлении налога на земельную ренту.

Отчет полковника Райта

В 1886 г. правительственный комиссар США по вопросам труда издал свой "Первый ежегодный отчет", посвященный промышленным депрессиям. Этот отчет (в 496 страниц) содержит наиболее исчерпывающий из сделанных к тому времени обзоров различных теорий кризисов и промышленных депрессий. Отчет убедительно свидетельствует о том, что в то время как общепризнанные экономисты уделяли проблеме в общем сравнительно мало внимания, интенсивный интерес широкой публики к этому жгучему общественному вопросу породил обширную литературу, во многом дилетантскую и поверхностную.

Автор отчета, правительственный комиссар по вопросам труда полковник Райт, обнаружил проницательность в понимании меняющегося характера современной промышленности. Не удовлетворенный объяснениями, которые выпячивали значение рыночных случайностей, спекулятивных излишеств, злоупотребления банковским кредитом, приливов и отливов делового доверия, он обратил особое внимание на реальные факторы, связанные с возможностями инвестирования. Он находился под впечатлением великой роли, сыгранной железнодорожным строительством в развитии современной индустрии. Его отчет появился как раз к исходу великой эры расширения железнодорожного строительства. Возможности инвестирования в необходимых масштабах временно отсутствовали. Великий век электрификации и моторизации еще не наступил. Все передовые промышленные страны страдали тем временем от явлений стагнации и депрессии. Полковника Райта занимали вопросы, связанные с объемом инвестиций. В наши дни положение о том, что колебания объема инвестиций являются главным признаком промышленного цикла, пользуется широким признанием.

Райт открывает свою книгу следующим многозначительным заявлением:

"Депрессии, хорошо известные нашему поколению, относятся к эпохе изобретательства и организованной индустрии. Вопрос о том, являются ли эти депрессии неизбежными спутниками нынешних условий промышленной жизни, может служить предметом спора, но достоверно то, что они появились с наступлением таких условий... История изобилует рассказами о различного рода кризисах, вызванных многообразными причинами. До наступления эры быстрых транспортных сообщений явления стагнации (понимаемые как явления, имеющие какое-либо отношение к промышленной жизни) могли вызываться многообразными причинами стихийного порядка, как, например, наводнениями, голодом, землетрясениями, крупными политическими катастрофами или долгими, дорогостоящими и изнурительными войнами; но они не могли вызываться причинами, способными порождать современные депрессии. Регулярность и совпадение во времени, характеризующие торговые, финансовые и промышленные потрясения, относятся к истории нового времени и не наблюдались в прошлом" [The First Annual Report of the Commissioner of Labor, 1886. P. 11.].

"Первая задача состоит, таким образом, в том, чтобы составить классификацию кризисов и депрессий, пережитых за последние пятьдесят лет крупными товаропроизводящими странами мира, и установить, в какой мере эти кризисы совпадали во времени, в какой мере сходные причины вызывали сходные следствия, с тем чтобы установить природу нынешних промышленных депрессий... Бюро приступило к этой работе без самоуверенной надежды на то, что удастся вывести какой-нибудь закон, относящийся к причине или к причинам депрессий, или составить в какой-то окончательной форме некий определенный рецепт для устранения подобных депрессий" [The First Annual Report of the Commissioner of Labor, 1886. P. 15.].

Книга содержит массу фактического материала, некоторые теоретические суждения и обзор средств борьбы с депрессиями. Оглавление книги поучительно:

Глава I. Современные промышленные депрессии.

Великобритания: годы 1837, 1847, 1857, 1866, 1873 и 1884; Франция: годы 1837, 1856-1857, 1866-1867, 1873-1878 и 1882-1886; Бельгия: годы 1837, 1848, 1864; 1873, 1882;

Германия: годы 1837, 1847-1848, 1855-1856, 1873-1979, 1882-1886;

Соединенные Штаты: годы 1837, 1847, 1857, 1867, 1873-1878, 1882-1886.

Глава II. Промышленная депрессия 1882-1886 гг. в Соединен ных Штатах.

Масштабы депрессии; причины, на которые ссылаются для объяснения данной депрессии: падающие цены, машины и перепроизводство, изменения издержек производства, изменение ставок заработной платы, спекулятивное железнодорожное строительство, ослабевшая покупательная сила или недопотребление, недостатки тарифной политики, разное.

Глава III. Промышленные страны, рассматриваемые совместно в их отношении к нынешней депрессии.

Глава IV. Предлагавшиеся средства борьбы с депрессиями.

Ограничение земельных пожалований корпорациям; ограничение иммиграции; проведение законов, направленных на прекращение спекуляции; учреждение третейских судов по вопросам урегулирования промышленных трудностей; сокращение кредита; прочная валюта; торговые и внешнеторговые мероприятия; распределение продукции; распределение прибылей; организация рабочих; организация служащих.

Глава V. Резюме.

Совпадение во времени и острота депрессий; причины; средства борьбы.

Приложение А. Занятия, численность и заработная плата лиц, занятых в различных отраслях производства.

Приложение В. Заработки и расходы лиц наемного труда в Европе.

Приложение С. Краткий обзор трудового законодательства в Соединенных Штатах.

Райт считал, что депрессия 1882-1886 гг. являлась по своему характеру, если ее сопоставить с более ранними депрессиями, единственной в своем роде; ее особенность заключалась в том, что она не сопровождалась финансовым кризисом или паникой. Эта депрессия, полагал он, была специально связана с современной промышленностью и не была в основном связана с торговыми или финансовыми кризисами. "Семья народов, — заявляет он, — занятых машинным производством, достигла в своем существовании новой эпохи". В Англии, Франции и Бельгии завершено громадное строительство железных дорог, каналов, гаваней, товарных складов, водопровода и газопровода, трамваев и т.д. "В Соединенных Штатах километраж вновь построенных железных дорог непомерно увеличился по сравнению с приростом массы продуктов, подлежащих перевозке... Это изобилие экономических средств, предназначенных для удовлетворения потребностей почти всех отраслей торговли и промышленности, является наиболее важным фактором нынешней промышленной депрессии".

Парламентский отчет 1895 г.

На протяжении всего XIX в. различные выборные парламентские комиссии в Англии получили громадное количество показаний и составили содержательные отчеты о кризисах и депрессиях. Более ранние из них, как, например, отчет от 1847-1848 гг., носили название "Отчеты о торговых бедствиях"; в 80-х годах появился "Отчет о торговой депрессии", а в 1895 г. — "Отчет о бедствии, происходящем от недостатка работы".

Последний из названных отчетов особо примечателен тем, что в нем содержатся показания сэра Губерта Ллевелина Смита, комиссара по вопросам труда, возглавлявшего Департамент труда Министерства торговли. В результате тщательного анализа статистических данных о безработице по различным сферам занятости и отраслям производства он открыл крайне важное обстоятельство, состоящее в том, что различные отрасли промышленности могут быть подразделены на (а) стабильные отрасли и (b) колеблющиеся отрасли. В последнюю группу Смит включал судостроение, машиностроение и связанные с ними отрасли: различные виды строительства, горнодобывающую промышленность — те отрасли, которые Вальтер Бэджгот называл "инструментальными отраслями труда". В этих отраслях производства обнаруживается "цикл колебаний". "Мы имеем перед собой, — говорил Смит, — то, что я называю циклическими колебаниями; это значит колебания, совершающиеся на протяжении периода, охватывающего много лет". Указанные периоды "соответствуют тому, что мы иногда именуем периодами расширения и сжатия промышленности". Амплитуда колебаний совокупного объема производства, "вероятно, очень мала; но даже этих слабых изменений достаточно для того, чтобы вызвать резкие колебания в отраслях, связанных с изготовлением орудий производства". Сэр Губерт считал, что для страны в целом эти "циклические колебания" являлись наиболее серьезными причинами безработицы.

Губерту Смиту был задан вопрос о том, "не повторяются ли теперь циклические торговые депрессии через более короткие промежутки времени, чем это бывало обычно раньше". Ответ был таков: "За последнее время мы пережили один или два более коротких цикла".

Другой вопрос: "В отношении циклов, о которых вы вели речь, — можете ли вы представить нам какую-нибудь справку о главных причинах, вызывающих эти циклические нехватки работы?" Ответ: "Я мог бы только сказать, что они связаны с общим движением, направленным к сжатию и расширению промышленности, и с повторением периодов торговой паники". Эти приступы паники "часто охватывают весь мир. Они распространяются очень быстро. Но что касается конечных причин, то я не подготовлен к тому, чтобы представить о них свое мнение".

Возникновение современной теории экономических циклов

К 1980 г., то есть ко времени издания крупной работы Альфреда Маршалла, в изучении экономики предприятия, а также в тех областях общей экономической теории, которые связаны с проблемами стоимости и распределения, были достигнуты большие успехи. Объем научной работы, проделанной к тому времени в области исследования экономических циклов и проблемы экономических депрессий, не идет с этим ни в какое сравнение. Если не считать исследования Жюглара (на котором отрицательно сказался ограниченный подход к проблеме, типичный для середины XIX в.), то работа над проблемами депрессий и циклов носила побочный характер и страдала поверхностностью.

К исходу XIX в. появились, однако, две выдающиеся книги, которым суждено было открыть новую эпоху в методах исследования и в теории промышленных циклов. Я говорю о замечательных работах Викселя и Туган-Барановского. Немецкое издание книги Викселя "Процент и товарные цены" появилось в 1898 г.; "Промышленные кризисы в Англии" Туган-Барановского появились в первом русском издании в 1894 г., в немецком издании — в 1901 г. и во французском издании — в 1913 г. [Книга Туган-Барановского называется "Периодические промышленные кризисы". — Прим. ред.]

Виксель не занимался непосредственно проблемой депрессий и цикла, но его исследование явилось отправным пунктом для современной теории сбережения и инвестирования. Первой современной научной работой, целиком посвященной промышленным циклам, была, как справедливо заметил Шпитгоф, работа Туган-Барановского. Это исследование появилось на рубеже XIX и XX вв., и оно выступает как веха, отделяющая старое от нового.

История экономической мысли то и дело дает нам доказательства отставания развития теории от хода событий. В XVIII и в начале XIX вв. в промышленности и торговле были созданы большие состояния, и именно в этих областях дух предприимчивости нашел арену для применения таланта и для инвестирования капиталов. В ходе непрерывного прогресса изобретательства и все расширявшегося внедрения машин, требовавшего крупных инвестиций в основной капитал, постепенно происходили глубокие изменения коренных сил, управляющих отливами и приливами экономической активности. Теории, исходившие из изменчивости рыночных условий, товарных спекуляций, "раздутой торговли", чрезмерного расширения банковского кредита, из психологии торговцев и негоциантов, действительно годились для ранней, "меркантильной", или торговой, фазы развития современного капитализма. Но с начала XIX в. и далее на авансцену все больше выходят "капитаны промышленности" — люди, создавшие свои состояния в крупных промышленных предприятиях. Главной формой применения капитала, ищущего прибыли, стало инвестирование в основные фонды железных дорог, в промышленные сооружения, здания и оборудование. Это привело к тому, что силы, скрывающиеся за экономическим циклом, наконец-то начали искать в сфере сбережения и инвестирования.

Туган-Барановский смело выдвинул ту точку зрения, что "промышленный цикл", как он его называет, связан в особенности с "периодическим созиданием нового основного капитала". Его теория ворвалась в науку, как свежий морской ветер. Он правильно указал на главную особенность цикла — колебания размеров инвестиций. Эти суждения знаменуют собой поворотный пункт в теории экономического цикла [Идея о связи промышленного цикла с периодическим созданием основного капитала заимствована Туган-Барановским в искаженном виде у К. Маркса. — Прим. ред.].

Если мы станем перелистывать хронику прошлых событий деловой жизни, где отмечены торговые кризисы и депрессии конца XVIII и начала XIX вв., то уже там мы найдем в той или иной степени известные проблески понимания важной роли, которую играл размер инвестиций даже в этот ранний период. Так, хотя в летописях времен кризиса 1793 г. ударение ставилось на чрезмерном стимулировании духа торговой предприимчивости, в них все же отмечалось и значение размера инвестиций в машинное оборудование и в речное судоходство.

Среди причин, вызвавших кризис 1810 г., ведущую роль сыграло сокращение экспорта, особенно экспорта в Южную Америку. Это был действительно торговый кризис. В еще большей степени это относится к кризису 1815 г. В ожидании предполагавшегося после падения Наполеона обширного экспорта в континентальную Европу были произведены и собраны для отправки морем огромные запасы товаров. Но оценка покупательной способности континентальной Европы оказалась значительно преувеличенной. Спекулятивный бум в экспортных отраслях окончился, таким образом, крахом. Этот кризис был "торговым кризисом", par excellence [По преимуществу (фр.). — Прим. ред.].

Кризис 1825 г. имел более сложный характер; он свидетельствовал не только о росте торговли, но и о развертывании новой эры, эры индустриализации. Непомерные спекуляции совершались в то время не только с акциями торговых и страховых компаний, но и с акциями горнорудных компаний, вокруг проектов земельных улучшений и строительства каналов. В палату общин было внесено свыше тридцати законодательных предложений, призванных дать ход этим широко задуманным начинаниям и спекулятивным проектам.

Но лишь в кризисе 1847 г. впервые внушительно проявилось новое значение вложений в основной капитал для колебаний деловой активности. "В 1847 г. спекуляция направлялась главным образом по линии развития железных дорог и других усовершенствований внутри страны". Были произведены "внезапные, чрезмерно увеличенные затраты капитала на инвестиции в основной капитал"; а затем эти затраты еще более неожиданно и резко прекратились Palgrave_'s Dictionary of Political Economy. Vol. I. P. 459.].

В представленном нами кратком обзоре ранних воззрений мы отметили постепенное изменение терминологии — "замирающая торговля", "торговые кризисы", "периодические кризисы", "кредитный цикл", "промышленная депрессия" и, наконец, "инвестиционный цикл". Смена этих терминов отражает собой изменяющийся характер экономики, растущее понимание существенной природы колебаний в экономической жизни и, наконец, растущее понимание значения явлений роста и в особенности процесса капиталообразования и процесса сбережения и инвестирования. Именно эти последние идеи, как мы увидим, выдвинулись на первый план в ходе развития теории экономического цикла в XX в.