9. Введение займов и кредитов

В качестве первого шага мы откажемся от условия (9) разд. 1, т. е. разрешим членам общества делать займы и предо­ставлять их; остальные условия пока сохраняются. Это означа­ет, что заимствовать разрешается только в двух случаях: (а) для финансирования избыточного потребления или (b) для ис­пользования денег как производственного ресурса.

Для простоты будем предполагать, что существует лишь один вид долгового инструмента, а именно, обязательства не­прерывно, до бесконечности выплачивать в год 1 доллар, т. с. бессрочные обязательства, или «консоли» [Общность анализа нисколько не нарушится, сели мы будем рассмат­ривать только положительные процентные ставки и пренебрежем трансакционными издержками при покупке и продаже консолей, а краткосрочные займы всегда могут быть включены в операции с бессроч­ными обязательствами.]. Кроме того, пред­положим, что производственные предприятия подобны корпо­рациям и фирмам в нашем реальном мире - они уже по своей сути представляют собой нечто, отличное от индивидуумов, образующих общество, так как только последние являются первичными собственниками богатства, потребителями и про­давцами производительных ресурсов. И, в свою очередь, толь­ко предприятия, согласно предположению, наделены правом хранения денег, которые они получают у индивидуумов путем заимствования. Таким образом, весь денежный запас может быть разделен на две части:

Me = деньги предприятий;

Мw = деньги первичных собственников.

портфелях первичных собственников богатства (ПСБ) де­нежный запас М, представляет долговые инструменты, выпускае­мые предприятиями. Мы будем предполагать, что все долговые обязательства равноправны, независимо оттого, кто является их держателем (учреждения или частные лица), и все они обязатель­ны к приему как законные средства, свободно обращающиеся на рынке, подобно обычным услугам. Назовем принадлежащее частному лицу долговое обязательство «облигацией», и пусть символ В представляет число этих обязательств (бессрочных кон­солей), каждое из которых есть обязательство выплатить его вла­дельцу 1 доллар в год. Пусть РB - цена этого долгового инстру­мента, rB - обратная величина РB, так что 1/ РB - процентная ставка.

Если ожидаемая величина РB в среднем остается постоян­ной, испытывая лишь небольшие колебания, то rB представля­ет ожидаемый денежный доход кредитора на каждый данный взаймы доллар и ожидаемые издержки заемщика на каждый полученный доллар [Полагая доходы кредитора равными издержкам заемщика, мы до­пускаем, что их ожидания одинаковы, а транcакционными издержками можно пренебречь.]. И как обладание деньгами может прино­сить нe-дeнежный доход их владельцу, вселяя в него чувство уверенности и гордости собственника, так и обладание облига­циями может приносить подобный доход, но их эмиссия может быть сопряжена с не-денежными издержками. Предельные не-денeжные услуги от долларовой ценности облигаций зависят в первую очередь от величины запаса как денег, так и облигаций у их владельца, а следовательно, от предельных нe-дeнежных услуг, создаваемых денежным запасом. При этом существенна не номинальная величина обоих запасов, но их реальная стои­мость, которую можно представить, отнеся величину этих за­пасов к доходу, предназначенному на приобретение потребительских благ (т. е. после уплаты долгов и получения процен­тов, но до того, как деньги отложены в виде сбережений или, наоборот, истрачены).

Пусть

mi=Mi/Yi,

vi=BiPB/Yi (12)

представляют денежные запасы i-го субъекта в форме наличнос­ти и облигаций соответственно, причем Мi и Вi, - номинальное количество денег и число облигаций, которыми он обладает, а Yi - его номинальный доход в единицу времени. Предельную ве­личину потока не-денeжных услуг, измеряемых в центах на каж­дый доллар капитала в единицу времени, которые получаст субъ­ект, обладающий запасом денег mi, и запасом облигаций vi, обо­значим как

MPSM(mi, vi)

и

MPSB(mi, vi) (13)

Заметим, что vi может быть как положительным, так и отри­цательным, так что сумма (mi + vi) может быть и отрицатель­ной.

Интуитивно деньги кажутся более эффективным, нежели облигации, носителем не-денежных услуг (в этом суть введен­ного Кейнсом понятия «предпочтение ликвидности»). Матема­тически мы выразим это качество денег, приняв, что

MPSM(mi, vi)

и

MPSB(mi, vi) (14 а)

имеют одинаковый знак; и

MNPSM(mi, vi) |>=| MNPSB(mi, vi) (14b)

при всех значениях mi и vi, причем равенство возможно только при MNPSM равном нулю. В словесной форме это означает, что облигации приносят положительный доход, когда положителен доход от денег, а когда деньги приносят отрицательный доход, то отрицателен доход от облигаций; но когда и те и другие обеспе­чивают получение положительных не-денежных услуг, то всякий субъект в качестве компенсации за некоторые потери денежного дохода всегда предпочтет 1 лишний доллар наличности одной лишней облигации. Если его портфель насыщен одним типом ак­тивов, то он насыщен обоими, и субъект одинаково равнодушен как к деньгам, так и к облигациям. Когда же доход от тех и других отрицательный, он предпочтет облигации [Подобная интерпретация кажется адекватной нашим интуитивным представлениям, когда MNPSM- величина положительная, и это единст­венный случай, известный нам на опыте. Если деньги предпочтительнее, как гарант будущего или ввиду их большей доступности в случае возмож­ных неожиданностей, то это их преимущество должно уменьшаться по мере стремления MNPSM нулю. Когда же нуль достигнут, субъект насы­щен ликвидностью и ему безразлична разница в компенсации денежного дохода - облигациями или деньгами. Более неопределенны условия, когда MNPSM отрицательно. По-видимому, такого рода отрицательные нeдeнeжные услуги отражают издержки хранения денег, выражающиеся в беспокойстве, страхе быть ограбленным и т. д. Поэтому вполне правдопо­добно, что облигации являются в этом смысле более надежными и легче сохраняемыми активами, что и служит основанием для их предпочтения.

По если дело обстоит именно так, то возникает вопрос о положитель­ных значениях этого члена, поскольку тогда должна существовать опре­деленная область, в которой преимущества облигаций перевешивают более высокую ликвидность денег, так что точка перехода может лежать несколько выше нуля. Поскольку далее нас будут интересовать лишь по­ложительные значения MNPSM, я не буду развивать здесь свои соображе­ния относительно указанной точки.].

Но если дело обстоит именно так, то возникает вопрос о положительных значениях этого члена, поскольку тогда долж­на существовать определенная область, в которой преимущест­ва облигаций перевешивают более высокую ликвидность денег, так что точка перехода может лежать несколько выше нуля. Поскольку далее нас будут интересовать лишь положительные значения MNPSM, я не буду развивать здесь свои соображения относительно указанной точки. Вот когда облигации предпо­чтительнее денег. Это условие выглядит совсем безобидно, но может оказаться критическим.

А. Постоянное количество денег

Вернемся к исходной точке анализа, когда не пролетал еще вертолет и не горел камин, а количество денег оставалось по­стоянным. На время забудем и о величине Мe, приняв МРМ = 0, при любых значениях Мe, и будем считать Мe = 0 (т. е. на­личность не входит в производственную функцию).

Пусть теперь в нашем гипотетическом обществе, находя­щемся в состоянии равновесия с разными у различных субъек­тов значениями ставки IRD(0), введены займы и кредиты. Рас­смотрим двух субъектов. Мистер Швингер (S) желает занимать по 20 центов в год до бесконечности для того, чтобы увеличить свой уровень потребления на 1 доллар в год за год (IRD(0) = 0,20). Мистер Рейшнелл (R) не намерен снижать свой непре­рывный поток потребления, предвкушая какое-то последую­щее возрастание его (IRD(0) = 0).

В начальный момент имеем:

для S: MNPSM(m>S,0) = IRD(0) = 0,20

для R: MNPSM (m>R,0) = IRD(0) = 0 (15)

Теперь каждый из них может покупать облигации (накопле­ние) или продавать их (растрачивание). Обозначим буквой S, накопление i-того субъекта, выраженное как доля доступного ему для потребления дохода (аналогично введенным ранее ве­личинам mi, и vi,). Тогда каждый из них, полагая, что цена об­лигаций РB будет в среднем оставаться постоянной [Конечно, неопределенность величины РB, которая делает налич­ность более ликвидной, чем облигации, в основном объясняется неравен­ством (14).], сможет наращивать свои сбережения до тех пор, пока

MNPSM(mi, vi) = IRD(Si) = rB + MNPSB (mi, vi). (16)

Вычитая член MNPSB из всех написанных равенств, полу­чим

MNPSM(mi, vi) - MNPSB(mi, vi) = IRD(Si) - MNPSB (mi, vi) = rB. (17)

Уравнения (16) и (17) являются, с одной стороны, упрощен­ной версией ур. (8), поскольку здесь принято

[(1/P)(dP/dt>] =MPM=0,

а с другой - более полной формой того же уравнения, поскольку введение облигаций допускает существование ненулевых сбере­жений.

В начальный момент времени, когда у субъектов S и R вели­чины vi и si, равны нулю, из ур. (14) и (15) следует, что обе левые части ур. (17), а именно

MNPSM - MNPSB и IRD - MNPSB,

положительны для S и равны нулю для R. Должен, следовательно, существовать интервал положительных значений процентной ставки, в котором мистеру S выгодно занимать, а мистеру R - да­вать взаймы. Сколь много S захочет взять в долг, а R давать взаймы, будет зависеть от величины ставки и личных предпочтений. Если заимствование имеет место, то уровень постоянного потока потребления сдвигается: вниз для мистера S, текущий уровень которого возрос за счет заемных средств, относительно того, на который он мог рассчитывать; вверх для мистера R, текущий уро­вень которого снизился относительно прежнего. А в результате ставка IRD снизится у S и возрастет у R. Поскольку мы приняли, что MNPSM и MNPSB зависят только от mi, и vi но не от скорости их изменения, и так как величины rb, mi, и vi в данный момент фиксированы (исключая может быть начальный сдвиг, который будет рассмотрен далее), только изменение IRD является регуля­тором, ограничивающим величину кредита, который кредитор намерен отдать, а заемщик получить - каждый по своей про­центной ставке.

Если облигации не дают нe-денежного дохода, размер IRD(0) должен определять, какой из субъектов будет накапли­вать, а какой тратить. Субъекты, у которых ВДС высока, будут брать взаймы у тех, у кого она ниже, но и заемщики и кредито­ры должны находиться на уровне, когда величина IRD(si) у всех одинакова. Это условие не является необходимым, если облигации дают не-денежный доход. Субъект, который ценит не-денежный доход от облигаций выше не-денежного дохода от денег, может накапливать, даже если его IRD(0) относитель­но высока. Но при любом размере ставки одни будут одалжи­вать, а другие давать взаймы. Чем ниже будет опускаться став­ка, тем больше будет желающих брать в долг, и как можно больше, и тем меньше будет желающих давать в долг, причем каждый из них постарается дать меньше.

Следовательно, в любой момент времени должна существо­вать такая величина процентной ставки, при которой ур. (17) удовлетворяется для каждого субъекта, а требуемое количество облигаций равняется их предложению. Но подчеркнем: при данной ставке значения IRD(si) различных субъектов не обяза­тельно должны быть равны.

Какой начальный эффект, если таковой вообще проявится, вы­зовет введение кредитов и займов в отношении спроса на деньги?

М-р Швингер, IRD которого теперь стала ниже, захочет об­ладать большим денежным запасом, именно для этого он и брал взаймы. М-р Рейшнелл, IRD которого теперь стала выше, захочет иметь меньший денежный запас, ведь именно для этого он и давал взаймы.

В результате происходит перемещение наличности и цен­ных бумаг, трансферт денежного запаса в запас ценных бумаг. И поскольку это перемещение зависит от желаний сторон, оно занимает определенное время.

Допустим, однако, что обмен между наличностью и облига­циями происходит мгновенно. Сохранится ли спрос на деньги в реальном выражении на том же уровне, упадет или повысит­ся? У меня нет рецепта определения нового уровня. Это зави­сит от требований на деньги со стороны той части населения, которая имеет высокую величину IRD(0), и той, у которой эта величина мала. Если спрос на реальные деньги выше, это при­ведет к снижению цен, если ниже - цены повысятся. Для про­стоты примем, что спрос неизменен, так что цены остаются постоянными [Отметим, что общая величина консолидированного ликвидного бо­гатства общества всегда равна М, поскольку положительная сумма обли­гаций, находящихся у их владельцев, компенсируется отрицательной суммой у их эмитентов. Вопрос, стало быть, состоит лишь в том, может ли привести введение займов и кредитов к изменению пропорции богат­ства/доход.].

В процессе заимствований и кредитования одни накаплива­ют обязательства, а другие покупают их для того, чтобы выпла­чивать проценты. Каким же будет состояние равновесия?

Оно должно удовлетворять ур. (17) для всех субъектов при si = 0 = 0. Равновесие достигается в результате взаимодействия трех процессов, инициируемых механизмом займы - кредиты.

1. Сдвиги в распределении богатства. Кредиторы аккумули­руют богатство, получая возрастающий доход, доступный для потребления (если Yi0 - первоначальный доход кредитора i от продажи своих услуг, то в последующем его доход равен Yi0 + Bi причем Вi положительно), тогда как должники богатство растрачивают, получая уменьшающийся доход, доступный для потребления. Допустим, что все члены ур. (17) остаются посто­янными для каждого субъекта. Тогда при любой величине про­цента доля si меняться не будет, но положительная величина si соответствует возрастающей базе, а отрицательная - снижаю­щейся. Абсолютный спрос на обязательства будет возрастать, а их предложение - падать, что вызовет снижение ставки rB и приведет к увеличению числа заемщиков и уменьшению числа кредиторов. Предельного состояния достигнут лишь те субъек­ты, которые при минимальном значении разности IRD(0) - MNPSB(mi, vi) пожелают вкладывать деньги в сбережения. Вели­чина rB будет равна этому минимальному значению, при котором уже невозможно ни чистое накопление, ни чистая трата [При этом мы все время полагали, что каждый субъект ожидает по­стоянства величины PB, что, конечно, является слишком грубым допу­щением, если ставка rB падает. Аналогично, не может оставаться постоянной величина [(1/P)/(dP/dt)].]

2. Сдвиги в стоимости нe-денежных услуг. В ходе ссудно-кредитного процесса происходит увеличение относительного богатства (mi+vi) у накопляющих субъектов и уменьшение его у тратящих [Это отношение, назовем его w, равно

w=(MI+VI)/(YI+BI)= (MI+VI)/(YI+rBVI), (a)

где VI=BIPB. Дифференцируя по V и опуская для простоты индексы, полу­чим

dw/dV=[Y-rM+(Y+rV)(dM/dV)]/(Y+rV)2 (Ь)

так что dw/dV > 0, если

dM/dV>=(rM-Y)/(Y+гV)= r(M+V)/(Y+гV)-1.

В общем случае dM/dV > 0, т. е. когда и богатство и доход возрастают одновременно, потребность в деньгах тоже возрастает, но медленнее, чем растет богатство. Следовательно, условие (с) будет выполнено, если

г(М+V)/(Y+rV)<=1 (d)

ИЛИ

(Y+rV)/(М+V)>=r (e)

Таким образом, отношение полного дохода (в него включается и доход от человеческих услуг) к величине богатства оказывается больше процент­ной ставки, которая казалось бы и должна быть мерой этого отношения.

Если бы доход по определению включал компоненту не-денежных услуг, которую можно измерить, а именно избыток над не-денежными ус­лугами облигаций, тогда указанная пропорция изменялась бы именно таким образом. Определенное так отношение богатства к доходу (назовем его w') равнялось бы

w'=(MI+Vi)/[YI+rB(MI+VI)]= W/(YI+rW).

Согласно нашим предположениям, когда врастет, то же справедливо для Mi и Vi. Но dw'/dW=Yi/(Yi+rW)^2 >0.]. У первых это будет понижать как значение MNPSB, так и MNPSM, а следовательно, при заданной процентной став­ке необходимо понижение и величины IRD(si), чтобы достига­лось равновесие [Как следует из предыдущего примечания, в результате существова­ния начального распределения наличности и обязательств, заемщики, очевидно, снизят свой запас наличности, оплачивая ею как избыточное потребление, так и обслуживание долга, а кредиторы этот запас увеличат за счет накоплений и получения процентов с должников. Заемщики ста­нут беднее и будут получать меньший доход, идущий на потребление, а с кредиторами произойдет обратное. Таким образом начальное перерас­пределение просто ликвидирует нeравновеcноe состояние, существовав­шее в обществе ввиду запретов на займы и кредиты.], и это будет происходить путем снижения сберегаемой части дохода. Наоборот, у заемщиков вырастут как MNPSB, так и MNPSM, что приведет к более высокой ставке IRD(sI), которая необходима для равновесия, и снизит долю растрачиваемого дохода. По этой причине и спрос и предложе­ние облигаций упадут, но сказать, опираясь только на этот факт, что случится с процентной ставкой, нельзя; можно лишь констатировать снижение объемов займов и кредитов. Если бы работал только этот фактор, равновесие достигалось бы за счет изменения параметров MNPSB и MNPSM, которые обеспечива­ют переход к равновесию при si=0 для каждого индивидуума и при одинаковой для всех членов общества разности IRD(0) -MNPSB(mI, vI).

3. Изменение внутренней дисконтной ставки. Третьим ста­билизирующим фактором является изменение дисконтной ставки IRD(0) при нулевой величине сбережений. Иногда ут­верждают, что она должна зависеть от уровня потребления: «скопидомы» в состоянии равновесия должны иметь более вы­сокий, чем вначале, уровень потребления, а «транжиры» - на­оборот, более низкий, и, как обычно полагают, именно такой, что он-то и представляет верхнюю границу внутренней дис­контной ставки («Бедные потому и бедны, что близоруки»). Такое утверждение, однако, не выдерживает критики, посколь­ку увеличение трат будет расширять, а не сужать разрыв между IRD(0) и MNPSB у «транжир», раскачивая систему и уводя ее от равновесия. Более того, если исходить из «первых принципов», то непонятно, почему ВДС должна быть жестко привязана к уровню, который не изменяется со временем. Если же текущее потребление невелико, то таким останется оно и в будущем; если задано первое, то задано и второе. Поэтому я отклоняю указанную возможность.

Более убедительной представляется альтернатива, тоже не лишенная известных трудностей, упомянутых ранее, и состоя­щая в том, что ставка IRD(0) считается зависящей не от абсо­лютного уровня потребления, а от отношения богатства к до­ходу, причем величина ставки должна расти или снижаться вместе с величиной этого отношения. Поскольку отношение богатства к доходу растет у «скопидомов» и падает у «тран­жир», это должно приводить к сближению величины разности IRD(0) - MNPSB у субъектов обоих типов и стабилизировать экономическую систему.

4. Конечное стационарное состояние равновесия. Под вли­янием рассмотренных выше факторов экономическая система приходит в стационарное состояние равновесия, когда для всех субъектов выполняется условие

MNPSM - MNPSB = IRD(0) - MNPSB = rB. (18)

И поскольку мы предположили, что масса денег M фикси­рована, то отсюда следует также, что темпы роста цен (и ожи­даемый и реальный) равны нулю:

[(1/P)(dP/dt)]=[(1/P)/dP/dt)]* =0 (19)

Это вовсе не означает, что в конечном состоянии уровень цен остается тем же, что и до введения займов и кредитов. Во­обще говоря, цены должны повыситься, так как в реальном выражении деньги составляют теперь лишь часть дохода. Вмес­те с тем обнаруживается и другая сторона мотива предосторож­ности - снижение полезности наличного запаса, причем в этом направлении несомненно действует первый из рассмот­ренных факторов (сдвиги в распределении богатства), посколь­ку в финальной стадии процесса доминирующую роль начина­ют играть субъекты, первоначально сокращавшие свой денеж­ный запас. Роль других факторов здесь менее определенна.

Откажемся теперь от упрощения Мe=МРМ=0 и будем рассматривать деньги как фактор производства. В каждый мо­мент бизнес должен находиться в таком состоянии, чтобы де­нежная масса удовлетворяла соотношению МРМ=rB, если ожидаемая цена долговых обязательств РB остается в среднем постоянной. He-денежные факторы здесь роли не играют, так что задача облегчается.

Для любой фирмы или частного лица в конечном состоянии равновесия теперь должно выполняться условие

МРМ=MNPSM-MNPSB=IRD(0)-MNPSB=rB. (20)

(Отметим, что символ МРМ представляет здесь всю сово­купность значений предельного продукта денег для каждого предприятия или субъекта, и то же относится к двум разнос­тям, входящим в эту цепочку равенств; поэтому выражение (20) следует рассматривать как систему (ne + nw + 1) уравнений, для ne фирм и nw первичных собственников богатства.) Напо­мним, какие переменные определяют решение этой системы. Во-первых, распределение между первичными собственниками и фирмами фиксированной денежной массы, затем уровень цен, который устанавливается в соответствии с привычным для общества количеством денег в реальном выражении, и нако­нец, величина процентной ставки и количество облигаций, на­ходящихся у субъектов.

Ур. (20) представляет определенный шаг в идентификации отдельных членов левой части ур. (11), поскольку при постоян­ных ценах величина МРМ равна ставке rb. Однако мы еще не можем отделить внутреннюю дисконтную ставку IRD(0) от не­денежных услуг, доставляемых облигациями, а потому не знаем и не-денежных услуг самих денег. Чтобы решить эту за­дачу, рассмотрим, что происходит, когда меняется количество денег.

В. Изменяющееся с постоянной скоростью количество денег

Заменим постоянную величину М = М0 экспонентой с по­стоянным (положительным или отрицательным) показателем : M(t) = М0et. Конечное состояние равновесия, как и ранее до введения облигаций, характеризуется условиями

[(1/P)(dP/dt)]=[(1/P)(dP/dt)]*= (21)

Ур. (20) необходимо записать в таком виде, чтобы учитыва­лось изменение цен. Сначала выясним, какими мотивами могут руководствоваться отдельные субъекты и фирмы, решая, в какой форме (наличности или облигаций) накапливать до­полнительный доллар. Поскольку с ростом цен стоимость ак­тивов падает в той же степени, что и стоимость обязательств, отличие показателя от нуля роли не играет, и первое звено цепочки ур. (20) сохраняет свой вид:

МРМ = MNPSM-MNPSB=rB. (22)

Оно выражает портфельный баланс, т. е. равновесное рас­пределение услуг, получаемых от денежного запаса.

Теперь, однако, издержки и доход для отдельного субъекта зависят от того, в какой форме - наличности или облига­ций - хранит он сбережения. Если он сберегает 1 доллар в виде наличности, то ожидаемый доход составит

MNPSM-[(1/P)(dP/dt)]*,

а если в виде облигаций, то

МНРSB+rB-[(1/P)(dP/dt)]*,

поскольку величина

[(1/P)(dP/dt)]*

представляет потерю покупательной способности денег. В любом случае ожидаемый доход равен ставке IRD(0), так что

MNPSM-[(1/P)(dP/dt)]*=MNPSB+rB-[(1/P)(dP/dt)]*= IRD(0) (23)

Вычитая из всех частей этой цепочки равенств разность

MNPSM -[(1/P)(dP/dt)]*,

приходим к уравнениям

MNPSM-MNPSB=IRD(0)-MNPSB+[(1/P)(dP/dt)]* = rB, (24)

которые выражают условие равенства нулю сбережений, т. с. рав­новесие потока потребления. В полном виде, с учетом компонен­ты МРМ из ур. (22), это условие записывается в виде

МРМ=MNPSM-MNPSB=IRD(0)-MNPSB+[(1/P)(dP/dt)]=rB (25)

и сводится к ур. (20), если

[(1/P)(dP/dt)]=0

Представим теперь, что мы стартуем из состояния, удовле­творяющего ур. (20) при = 0, и вводим положительную вели­чину m (цены начинают расти). Какое влияние это окажет на конечное состояние равновесия, когда ожидаемый темп роста цен [(1/P)(dP/dt)] станет равным ? Начнем с того, что при неизмен­ной ставке rB должны выполняться ур. (22), т. е. портфельный баланс сохраняется. Однако условия равновесия (24) оказыва­ются нарушенными, поскольку величина трехчлена в его сред­ней части стала больше и левой и правой частей равенства; стоимость приобретения облигаций, как и сберегаемых денег, оказывается выше, чем извлекаемый доход. Это приведет к тому, что будут предприниматься попытки сократить сбереже­ния, как в форме реального денежного запаса, так и в виде облигаций, при одновременном стремлении увеличить выпуск последних. Но, как мы обнаружили ранее, единственным результатом станет рост цен, причем сверх того, что обусловлен ростом денежной массы, а это в свою очередь понизит реаль­ный запас денег, находящихся на руках, и повысит процент­ную ставку. Тем самым будет подавлено как стремление к по­купке облигаций, так и к их выпуску. Остается неясным, что произойдет со стоимостью выпущенных облигаций. Повыше­ние процентной ставки се понизит, сократив одновременно и стремление сбыть их с рук и дополнительный их выпуск. Ясно также, что привлекательность облигаций падает медленнее, чем интерес к деньгам, и причина тому - все та же возросшая процентная ставка. В конечном состоянии величина богатства должна упасть и соответствовать количеству денег в реальном выражении, то относительная доля облигаций при этом воз­растет и, возможно, превысит долю наличности.

Вспомним, как происходило уменьшение богатства вследст­вие инфляции: с ростом ставки rB предельный продукт МРМ также возрастал, потому что все меньший объем наличности использовался как производственный ресурс. Так и теперь: чем меньше реальный поток потребительских благ, тем меньше полная величина богатства, и тем больше общество теряет нe-денежных услуг, создаваемых богатством.

Изменив знак на отрицательный, мы обратим направле­ние процессов: цены будут падать быстрее, чем уменьшается денежная масса, и так же падает ставка процента rB. При малых наклонах прямой падения цен будет наблюдаться рост богатст­ва. Так как rB>0 и, соответственно, МРМ>0, дополнитель­ный приток наличности в бизнес будет увеличивать поток по­требительских услуг и наращивать принадлежащую первичным собственникам долю богатства. Если теперь увеличивать темп падения цен, то в определенный момент будет достигнуто со­стояние равновесия, в котором rB=0.

В этом состоянии, как следует из ур. (22),

MNPSM-MNPSB=0. (26)

Что означает данное равенство? Согласно ур. (14), оно вы­полняется, только если

MNPSM-MNPSB=0.

Но это значит, если учесть ур. (25), что

IRD(0)+[(1/P)(dP/dt)]*=0 (27)

или IRD(0)=-.

Мы, наконец, получили рыночную величину внутренней дисконтной ставки: она равна постоянному темпу падения цен, который выводит номинальную ставку на нуль. Более того, очевидно, что именно это состояние является оптималь­ным: дальнейшее снижение цен вынудит владельцев богатства стремиться к избыточному накоплению, что приведет к отри­цательным предельным не-денежным издержкам, и стало быть, к уменьшению величины богатства.

Факторы, которые приводят систему в состояние равнове­сия, суть все те же, что и в случае постоянного количества денег. Но один из них - изменение величины не-денежных услуг - уже несущественен, поскольку в состоянии равнове­сия он равен нулю. Следовательно, различия в величине не-де­нежных услуг у различных субъектов здесь не могут быть ком­пенсированы никакими другими преимуществами. Поэтому равновесия можно было бы достигнуть, если можно было бы исключить начальные различия в дисконтных ставках IRD(0), либо, изменив начальное распределение богатства путем его сосредоточения у той части общества, которая имеет самую низкую индивидуальную величину этой ставки, либо путем из­менения величины ставки у каждого субъекта индивидуальным подбором отношения богатства к доходу. Наше окончательное правило, определяющее оптимальное количество денег, состо­ит в том, что этого можно достигнуть путем дефляции цен, темп которой приводит к нулевой номинальной ставке процен­та. Тогда доход от запаса наличных денег, ценимых тем выше, чем больше их количество, будет в точности сбалансирован: для отдельных субъектов издержками отказа от потребления, а для фирм, накапливающих наличность с помощью займов - ценой обслуживания растущего долга. Тем самым каждый субъект и каждая фирма будут вынуждены поддерживать тот запас наличности, который обеспечивает нулевой предельный доход в смысле полезности для одних и производительности для других. Так как это не добавляет ничего к реальному денежному запасу, доходы в целом тех и других оказываются сба­лансированными.