Глава 1. Отец

Глава 1. Отец.
1150-1191 годы

При великом киевском князе Владимире Мономахе Киевская Русь состояла из Киевского, Переяславского, Смоленского, Владимир-Волынского, Суздальско-Новгородского, Черниговского, Полоцкого и Червенского княжеств. К середине XII века единая Киевская Русь распалась на пятнадцать крупных полугосударственных образований, которые, в свою очередь дробились на уде­лы, представлявшие собой земли, юридически оформлен­ные как владения определенных княжеских родов. В пе­риод с XI по XVI век на Руси существовало более ста уделов. Южная Русь, постоянно подвергавшаяся набе­гам кочевников и терявшая силу в усобицах князей, до­статочно быстро утрачивала свое прежнее значение.

К середине XIII века титул «Великий князь Киев­ский» уже не существовал. Центр экономической и по­литической жизни Руси перемещался на северо-восток, в бассейн верхней Волги, тогдашнюю окраину державы Рюриковичей — в Ростово-Суздальскую землю, с 1076 года ставшую вотчиной сына Ярослава Мудрого Всево­лода, а затем и его сына Владимира Мономаха.

В 1108 году сын Всеволода Владимир Мономах осно­вал на реке Клязьме город-крепость Владимир, будущую столицу княжества.

Русский исследователь Н.Н.Воронин писал: «Древ­ний руский поселок, положивший начало городу, возник здесь, невидимому, в Х—Х1 веках. Его стратегическое значение выявила жестокая усобица конца XI века, когда Владимир Мономах превратил поселок в мощную кре­пость, названную его именем. Подлинный расцвет города относится к княжению сына Юрия Долгорукого, князя Андрея Боголюбского (1157—1174), который оставляет борьбу за киевский престол и делает Владимир своей столицей, претендующей стать общерусским центром и перенять древние права «матери городов русских» — Ки­ева. Андрей богато обстраивает город, он обносит валами и рвами (1158—1164) разросшийся посад и западную треть города, где располагался двор Мономаха и Юрия. Здесь Андрей перестраивает дедовскую церковь Спаса (1164) и строит торжественнные главные ворота города — Золотые, на восточном конце города ставятся вторые белокаменные Серебрянные ворота; в Мономаховом среднем городе строится большой городской Успенский Собор (1158-1164).

Дело Андрея продолжает Всеволод III (1177—1212);

он реставрирует и значительно расширяет пострадавший от пожара Успенский Собор (1185—1189) и неподалеку от него строит свой обширный дворец с Дмитриевским собором, богато убранным резным камнем (1194—1197). Горододельцы строят каменную стену владимирского детинца с боевыми воротами, ограждающими от бес­покойного города княжеско-епископскую резиденцию (1194-1196)»*.

После смерти Владимира Мономаха в 1125 году Ростово-Суздальская земля начала оформляться в суве­ренное полугосударственное образование. В период меж­ду 1132 и 1135 годом Ростов и Суздаль окончательно обособились от Киевской Руси.

В 1154 году, после смерти внука Владимира Монома­ха Великого киевского князя Изяслава II, Киевская Русь постепенно распалась на отдельные полусамостоятельные княжества. В конце XII века существовали княжества Киевское, Переяславское, Владимире-Суздальское (с городами Ростовом, Суздалем, Ярославлем, Владими­ром, Переяславлем, Юрьевом-Польским), Смоленское (с городами Смоленском, Торопцом, Можайском, Вязь­мой), Полоцкое (с городами Полоцком, Минском, Ви­тебском, Друцком), Черниговское-Северское (с горо­дами Черниговом, Стародубом, Любечем, Новгород-Северским, Путивлем и Курском), Муромо-Рязанское (с городами Муромом, Рязанью, Коломною, Пронском, Переяславлем-Рязанским), Галицко-Волынское (с горо­дами Владимиром-Волынским, Луцком, Дорогобужем, Берестьем, Брестом, Люблином) и Новгородско-Псков­ская земля (с городами Новгородом, Псковом, Ладогой, Торжком, Русой, Великими Луками).

Во времена Киевской Руси государством руководили великий князь, высшие дружинники, княжеские и зем­ские бояре. Земское боярство существовало в днепров­ских и ильменских славянских племенах уже в VII—VIII веках, а возможно и ранее. Звание боярина имели круп­ные землевладельцы и известные воины — «сильнейшие люди страны». Земские бояре назывались по именам городов — черниговские, ростовские, суздальские. В войне и военных походах участвовали княжеская дружина, отряды княжеских и земских бояр и ополчение, сос­тоявшее из жителей городов и сел. Внутреннее управле­ние государством осуществлял великий князь, избранные советники и старейшая дружина.

Старшие дружинники — «передние, лепшие мужи» — назывались княжескими боярами. Основную посто­янную военную силу князя составляли «отроки» или «детские» младшей дружины. Высшие места в двор­цовом и местном управлении Киевским государством занимали старшие дружинники — думцы князя. Они же назначались княжескими тиунами, конюшими, подъезд­ными, посадниками, наместниками, тысяцкими и воево­дами земских полков. Некоторые должности передава­лись по наследству. Старшие дружинники имели свои собственные военные отряды «отроков», подчинявшиеися только им. Младшие дружинники служили при княжес­ком дворе ключниками, конюхами и управляющими не­большими волостями. Лучшие «отроки», отличившиеся на военной и гражданской службе, переходили в старшую дружину. Княжеским воином в то время мог стать лю­бой, даже иностранец, и из младших дружинников до­служиться до звания княжеского мужи или боярина.

Княжеские бояре получали в награду за службу зем­ли и сближались с земскими. Земские бояре старейших родов постепенно утрачивали свою независимость и обособленное положение, поступали на княжескую служ­бу и в свою очередь сближались с княжеским двором. Бояре-землевладельцы в XIII—XIV веках пользовались большими привилегиями, практически освобождавшими их вотчины от подчиненности князю и подтверждав­шимися особыми княжескими жалованными грамотами. Бояре-вотчинники имели право суда и сбора налогов. В военное время по приказу князя бояре обязаны были со своими дружинами участвовать в боевых действиях.

В соответствии с общим правилом, действовавшим до XVI века, при переходе к другому князю бояре сохра­няли все права на свои вотчины. В договоре великого князя Дмитрия Ивановича Донского и великого князя Михаила Александровича Тверского было указано: «А кто бояр и слуг отьехал от нас к тебе или от тебя к нам, а села их в нашей вотчине в Великом княжении, или в твоей вотчине в Твери, в те села нам и тебе не вступатися».

При перемене службы боярские вотчины входили в состав земель нового князя. Однако с конца XIV века ситуация изменилась. В княжеских договорах стало указываться, что вотчина отъехавшего боярина остается у старого князя, при сохранении боярином своих прав частной собственности на землю. Боярин мог служить другому князю, но уже не вместе со своими землями.

В удельные времена появились особые княжеские слуги — слуги под дворским — подчиненные дворецкому и владевшие имениями, пожалованными им из дворцовых земель князя. Имения-поместья давались не в собствен­ность, а при условии княжеской службы и отбирались при уходе от князя. Поместье представляло собой де­ревню или несколько деревень с селом в центре, с па­шенной землей, лугами и лесом.

Во главе княжеской службы стоял тысяцкий — пред­водитель земских полков и городского и сельского опол­чения. Главный дворский или дворецкий ведал двором и дворцом князя в стольном городе, всеми княжескими землями, контролировал владельцев этих земель, вел все княжеское хозяйство. Ему подчинялись княжеские слуги, дворяне и все дворские, ведавшие дворами и дворцами князя в других городах княжества.

Русский историк А. Н. Кирпичников отмечал: «В пе­риод зрелого средневековья русско-московское войско Дмитриевс­кий собор во Владимире. 1194-1197 гг. собиралось и организовывалось по феодально-иерархи­ческому и территориальному принципам. Сюзерен в слу­чае военной необходимости созывал под свое знамя живших на его земле вассалов и их слуг. Набор людей на военную службу осуществлялся по княжествам, вот­чинам, городам. Воины подчинялись своим командирам, строились под местные знамена, носили, возможно, раз­личные по цвету одежды или знаки различия.

Войско того времени состояло из феодальных от­рядов, всключавших в свой состав дворян, детей бояр­ских, вольных слуг, городских ополченцев, дворян, бояр и князей. Руководящее положение занимали крупные и средние феодалы. Мнение, что ополчение, состоящее из горожан и смердов, было снаряжено хуже кочевников, в том числе и монголов, и рисующее во всех случаях плохо вооруженную и обученную толпу, неверно. К при­меру, ополченцы-пехотинцы западнорусского галицкого войска своими самострелами страшили ордынцев, а чер­ные люди северо-восточных и северо-западных городов, судя по письменным источникам, ходили в доспехах и умели строиться в полки. По своей организационной структуре русское войско эпохи зрелого феодализма сос­тояло из разновеликих подразделений. Самыми мелкими ячейками войска были «копья», включавшие командира с несколькими комбатантами. Деление войска на «копья» отмечено летописью 1169 года. «Копья» были слишком малы, чтобы выполнять сколько-нибудь значительное боевое задание, поэтому они по владельческому и тер­риториальному принципу группировались в более круп­ные отряды — «стяги», находившиеся под командовани­ем бояр, мелких князей, городской старшины. «Стяги» в качестве обозначения тактических единиц едва ли не впервые отмечены в летописном известии под 1153 го­дом. Здесь упомянуты стяги, на которые, по всей вероят­ности, членилось ополчение галичан. Стяг не однозначен с полком. Судя по записи под 1195 годом, в полку был не один стяг. Наконец в сообщении о Липецкой битве 1216 года совершенно определенно указано, что в одном из полков было 13, а в другом 17 стягов. Самым круп­ным тактическим подразделением являлись полки».

Известный русский историк К.Бестужев-Рюмин писал о русском обществе XIII века: «Князья, управ­лявшие Русскою землею в период удельный, все принадлежали к одному роду Рюрикову. Каждый член кня­жеского рода считал себя потому самому имеющим право на часть в Русской земле и если не получал этой части по соглашению с другими, то добивался ее своим ору­жием. Многие так и погибали, не достигнув своей цели, но цели не оставляли до самой смерти.

Князья были старшие и младшие, и столы распреде­лялись сообразно с этим их положением; старшие сидели в старших городах, младшие переводились в старшие города, когда почему-либо очищалось место.

Правильное вступление на стол является только идеа­лом, а в действительности было много других путей, ко­торыми добывались столы: иногда князья распоряжаются столом после своей смерти по завещанию, иногда силь­ный князь сажал на стол другого, иногда князья со­глашались между собою кому быть старшим, иногда горожане приглашали себе князя. Внутри своей волости каждый князь был вполне независим от других; они также поступали, как независимые владельцы: вели войны, заключали миры.

Подле князя по исконному славянскому обычаю стоя­ло вече. Известия летописей вполне подтверждают это:

действительно упоминание о вечах встречается во всех русских городах. Обыкновенно вече собиралось в слу­чаях чрезвычайных: собиралось самим князем, его пове­ренным, собиралось и против князя.

Общество тогдашнее представляет два слоя: дружина и люди. Дружина княжеская состояла как и прежде, из людей, охотою поступавших на княжескую службу и потому не редкость встретить иноземцев в княжеской дружине. Дружинники большею частью служили одному роду, но мы видим и переход от одного князя к другому. Право отьезда считалось неотъемлемым правом дружин­ников, свободных людей, связанных с князем свободным договором. Другим таким же неотъемлемым правом считалось право совета. Дружина делилась на бояр (мужей) и отроков (дет­ских). У каждого князя были свои бояре; они главным образом участвовали в его советах, из них назначались высшие должностные лица: посадники, тысяцкие, вое­воды. Рядом с боярами княжескими поминаются город­ские бояры. Низшая часть дружины, детские (отроки) употреблялись в низшие должности. У бояр были свои отроки, своя дружина.

Остальное население, кроме дружины, разумелось под именем людей (в единственном числе людин). Люди по вире сравнивались с меньшими членами дружины:

гриднями и мечниками. Смердами назывались, кажется, сельские жители. К тому же классу населения отнесены и купцы.

Кроме свободного населения было еще не свободное и полусвободное: холопы и закупы.

Кроме этих классов общества со времен христианства явился еще новый класс — духовенство. Нужно заметить только, что все эти классы не имели значения постоян­ных каст и даже определенности сословий.

Древняя Русь представляется нам обширным, мало­населенным пространством, большею частию лесным или лесистым и болотистым. Реки и волоки между реками — вот главные пути сообщения: на этих путях возникали главные центры общественной жизни — города, большая часть которых воздвигается не на одной, а на двух реках. Всех городов в до-татарское время насчитывают до 300»*.

Усиление Владимире-Суздальского княжества связа­но с основателем династии Владимире-суздальских кня­зей Юрием Долгоруким и его сыном Андреем Бого-любским, расширившими его границы за счет земель Ве­ликой Булгарии. Тогда же в княжестве появилась и своя церковная митрополия, стала вестись летопись. Безопасность территории, удобный торговый путь по Волге — вот что способствовало развитию Владимирской Руси. Избрание на стол во Владимире в июне 1157 года Анд­рея Боголюбского, сына Юрия Долгорукого и внука Владимира Мономаха — это дата, знаменующая офици­альный акт самостоятельного государственного образо­вания на северо-востоке, ставшего позднее политическим центром всей Русской земли.

Об этом периоде русский историк А.Пресняков пи­сал: «Времена Юрия (Долгорукого — А.А.} и Андрея (Боголюбского — А.А.) для Суздальщины эпоха уси­ленной организации княжого правления и властвования в связи с утверждением вотчинного обладания ею за одной из линий княжого рода. Эта деятельность княжой власти сказалась, между прочим, и в строительстве, и в колонизации, и в местной политической деятельности.

Ещё при Юрии Долгоруком определился особый круг интересов суздальской политики, который, в зна­чительной степени, остается основным и характерным на ряд столетий в истории Великороссии. Суздальские интересы — стремление обеспечить за собой господство на путях из Новгорода в Поволжье. Наступление на Новгород — характерная черта действий Юрия Дол­горукого. Не раз сажает он сыновей на новгородское княжение, дважды захватывает Новый Торг, запирая артерию восточной торговли Новгорода. Стремление Юрия идут и дальше: он начал наступление на заволоцкие владения Новгорода, отнимает у него северные дани и пути торговые»*.

После убийства Андрея Боголюбского в 1174 году в результате длительной междоусобной борьбы великим владимирским князем в 1176 году стал сын Юрия Дол­горукого от второго брака с неизвестной Всеволод, пер­вой женой которого была Мария, дочь Шварна, князя чешского, а второй, с 1209 года — Любовь, дочь Василь­ка Брячиславича, удельного князя витебского.

Далее Пресняков пишет:

«При Всеволоде Большое Гнездо новгородцы пыта­ются противопоставить напору князей Владимира-Суз­дальского то смоленских, то даже черниговских князей. Но без сильной княжеской власти им не обойтись. Их связывали с княжеской властью далеко не одни торговые пути и дела в окрестных землях. XII век и начало XIII боевое время в жизни Великого Новгорода; крепнет западная ориентировка новгородской торговли, а, с другой стороны, разрастается новгородское наступление на западных и восточных финнов, ради ясака и господства

в промысловых областях, завязывается и упорная борьба со шведами, литвой и немцами за прибалтийские торго­вые пути и господство над теми же финнами. Торговый город не может обойтись без испытанной боевой княжес­кой силы, которая не только организует его наступление и самозащиту, но и поддерживает их своими войсками. Суздальские князья сильнее других, и ближе их инте­ресы к новгородским задачам; в ним Новгород находит больше действенной поддержки в борьбе и с финнами, и с западными врагами, но они, именно потому, и опаснее для новгородской вольности, еще не окрепшей: защищая и поддерживая новгородцев, князья Владимира-Суздальского стремятся, со времен Юрия и Андрея, крепко и постоянно держать его под своей рукой.

В деятельности Всеволода Юрьевича видим закладку прочных основ «великого княжения Владимирского и Великого Новгорода», как характерно называют позднее летописцы Суздальской земли эту политическую форма­цию. После нескольких решительных столкновений, Все­волод привел новгородцев к тому, что они у него просили себе князей, и Владимирский князь, первый, кого лето­писные тексты определенно титулуют «великим князем», посылает на новгородское княжение племянников и сы­новей своих».

Русские исторические энциклопедии так характери­зуют великого князя Всеволода, прозванного Большое Гнездо.

ВСЕВОЛОД БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО (1154-1212), великий князь владимирский, сын Юрия Долгорукого, прозвание Большое Гнездо получил за многодетность (8 сыновей, 4 дочери). В 1162 году вместе с матерью и братом был изгнан братом Андреем Боголюбским и уехал в Константинополь к императору Мануилу. Вер­нувшись на Русь, после гибели Андрея (1174), помог брату Михаилу овладеть городом Владимиром. С 1176 года, после смерти Михаила, стал великим князем. Раз­громив в феодальной войне князей, претендовавших на Владимир, и ростовских бояр, противившихся усилению его власти, Всеволод Большое Гнездо конфисковал их земли и имущество. Активно боролся за усиление своей власти над русскими землями. Опираясь на часть нов­городских бояр и купцов, заинтересованных в развитии торговли с Севере-Восточной Русью, и используя клас­совую борьбу в Новгороде, Всеволод Большое Гнездо стремился подчинить его своей власти и сажал князьями своих ставленников. Подчинил также своему влиянию Рязань победоносные походы в 1180, 1187, 1207 годах);

от него зависели Киев, Чернигов. В 1190 году принял под свое покровительство галицкого князя Владимира Ярославича. При Всеволоде Большое Гнездо территория Владимире-Суздальского княжества расширилась на восток (походы на волжских булгар и мордву в 1183, 1186 и др.). В княжение Всеволода Большое Гнездо продолжался расцвет культуры Владимиро-Суздальского княжества — города украшались новыми замечательными зданиями, развивалось летописание (своды 1197 и 1193 годов).

Советская историческая энциклопедия. М., 1966.

ВСЕВОЛОД БОЛЬШОЕ ГНЕЗДО (во креще­нии Дмитрий), (22.10.1154—13.04.1212), великий князь киевский (1173) и владимирский (с 1176). Родился во время сбора Полюдья его отцом Юрием Долгоруким на реке Яхрома, в честь чего был заложен город Дмитров. После захвата Юрием Киева в 1155 году и вокняжения его старших сыновей на Южной Руси Всеволод Боль­шое Гнездо и его старший брат Михалко получили горо­да Ростов и Суздаль. В 1161 году лишён своих владе­ний братом великим князем Владимирским Андреем Боголюбским и в том же году вместе с матерью и бра тьями Мстиславом и Василием уехал в Византию. К 1168 году вернулся на Русь и в начале 1169 года участ­вовал в походе Андрея и других русских князей на Киев. Служил брату великому князю киевскому Глебу Юрье­вичу и в конце 1170 года участвовал в разгроме половцев в районе реки Южный Буг. В начале 1173 года после ссоры смоленских Ростиславичей с Андреем 5 недель княжил в Киеве, после чего был изгнан Ростиславичами и, по-видимому, поселился у Михалка в городе Торческ, затем в Черниговской земле. Осенью 1173 года участво­вал в походе Андрея в Киевскую землю; княжил в Киеве (совместно с Ярополком Ростиславичем). Потерпел поражение от князя Мстислава Ростиславича под Вышгородом и ушел в Чернигов. После убийства Андрея (1174) рассчитывал вокняжиться в Ростовской земле, но не был принят местными боярами. Разбив 15.07.1175 года своих племянников на Белеховом поле у реки Колокша, занял с Михалком Ростовскую землю и стал князем в городе Переславль-Залесский. После смерти Михалка (19.06.1176) овладел владимирским столом. 07.03.1176 года разгромил племянников у Прусковой го­ры и окончательно закрепил за собой владимирский стол. Расширил границы Владимирского великого княжества, укрепил его позиции в Новогородской, Рязанской, Муромской землях. В 1178 году основал город Гледен (поз­же Великий Устюг) при слиянии реки Сухона и Юг с целью контроля над торговыми путями в новогородские и двинские земли и Поволжье. Организовал речной поход в Булгарию Волжско-Камскую (1183), в котором также участвовали киевские, смоленские, рязанские и муромские князья. Позже еще дважды ходил на Булга­рию. Вмешательство Всеволода Большое Гнездо в дела Рязанского княжества (1180, 1186, 1207, 1209), походы на Черниговское княжество (1207, 1209) привели к рас­ширению владимирских владений на юге вплоть до реки Ока и фактической вассальной зависимости рязанских князей. Вероятно для защиты рязанских границ предпри­нял победоносный поход против половцев (лето 1198). Укрепил свои позиции в Новгороде, где в 1182—1184 и в 1187—1210 годах почти беспрерывно правили его став­ленники. Большинство русских князей признало его ста­рейшиной Мономашичей. Был главой большой семьи (отсюда прозвище — Большое гнездо). Его сыновья:

Константин, Борис, Глеб, Юрий, Ярослав, Владимир, Святослав, Иван, дочери: Мстислава, Верхуслава, Сбыслава, Елена.

Русский историк М.К.Любавский так писал о зна­чении северо-восточной Руси:

«Великорусская народность во всем разнообразии составных элементов сложилась в бассейнах верхней Волги и Оки до их слияния. Здесь же она нашла свой политический базис и здесь же, приемущественно, на­копился её колонизационный фонд, тот человеческий материал, который с половины XVI века она стала разбрасывать по лесам востока и севера и по степям юга и юго-востока.

Откуда набралось население Ростово-Суздальской земли? Отвечая на этот вопрос, приходиться обозначить несколько течений, приливавших в этот край: из области словен новгородских и кривичей смоленских, с юго-запада и юга из области вятичей и Подонья. Ко времени прибытия татар славяно-русская колонизация охватила весь бассейн верхней Волги до соединения его с Окой и весь Окский бассейн.

Ростово-Суздальская земля по смерти Всеволода III выделила из себя: великое княжество Владимирское, сделавшееся переходным владением князей, признанных старшими или великими среди потомков Всеволода III;

княжество Ростовское, доставшееся старшему сыну Все­волода Константину и удержавшееся во владении его потомков; княжество Переяславское, доставшееся Яро­славу Всеволодовичу, выделившее из себя позже кня­жество Тверское и Московское; княжество Юрьевское, доставшееся следующему сыну Всеволода Святославу и удержавшееся во владении его сына, внука и правнука (до 1340 года); княжество Стародубское, доствавшееся младшему сыну Всеволода Ивану и удержавшееся во владении его потомков. После прибытия татар, из ве­ликого княжества Владимирского выделилось ещё кня­жество Суздальско-Нижегородское, которым наделил сына своего Андрея великий князь Ярослав Всеволодо­вич, и которое удержалось и за его потомками; кня­жество Галицко-Дмитровское, доставшееся следующему по старшинству князю Константину Ярославичу и удер­жавшееся за его потомками; Костромское, доставшееся младшему сыну Ярослава Всеволодовича Василию»