О.М.Рапов о великом князе Ярославле Всеволодовиче

О.М.Рапов о великом князе Ярославле Всеволодовиче
Ярослав-Феодор Всеволодович. Сын Владимиро-суздальского князя Всеволода Большое Гнездо, внук киевского князя Юрия Долгорукого. Он родился 8 февраля 1190 года. В Лаврентьевской летописи под 1201 годом записано, что Всеволод Юрьевич посадил Яро­слава на княжение в Переяславль-Русский. Летописец Переяславско-Суздальский сообщает, что Ярослав кня­жил в Переяславле-Русском 7 лет. После возвращения в Севере-Восточную Русь Ярослав Всеволодович полу­чил от отца в держание Переяславль-3алесск'ий.

В 1209 году Всеволод Большое Гнездо послал Яро­слава княжить в Рязань. Все рязанские города принесли Ярославу присягу верности, и в них он посадил своих наместников. Но княжить ему там долго не пришлось. Вскоре рязанцы арестовали его посадников, а самого Ярослава собирались заключить в оковы и выдать Чер­ниговским князьям. Узнав о случившемся, Всеволод Большое Гнездо подошёл с войсками к Рязани, разорил и сжёг город, а людей из него вывел в свою землю. Пос­ле этого Ярослав, вероятно, вновь возвратился на кня­жение в Переяславль-Залесский.

У В.Н.Татищева есть запись, где говорится, что после смерти отца Ярославу достался Переяславль-Залесский, Тверь и Волоколамск. Летописец Переяслав­ско-Суздальский сообщает, что он получил также Не-рохоть (Нерехту?) и Дмитров.

В 1215 году новгородцы пригласили Ярослава кня­жить к себе. В Новгороде он сразу же начал расправ­ляться с неугодными ему боярами. Новгородцы выгнали его из города. Он ушел в Торжок. «Той же осени много ся зла сотвори, — говорит летописец. — Поби мраз обилье по волости, а на Торжку все цело бысть. И зая князь вершь по Торжку, не пусти в город ни воза». Такой своеобразной блокадой Ярослав Всеволодович пытался подчинить своей воле новгородцев. Ему оказывал по­мощь брат Юрий. Новгородцы пригласили к себе кня­жить Мстислава Удатного. Дружинники Мстислава и некоторых союзных ему князей, а также новгородские ополченцы нанесли сокрушительное поражение войскам Юрия, Ярослава и Святослава Всеволодовичей в Липец­кой битве. Ярослав ушёл княжить в Переяславль-Залес-ский. Временно ему пришлось отказаться от притязаний на Новгород.

Второй раз Ярослав попал на княжение в Новгород весной 1223 года и жил там около года.

В 1226 году новгородцы в третий раз позвали его княжить. На этот раз он пробыл там до зимы 1228 года.

30 декабря 1230 года он в четвертый раз сел в Нов­городе, «целова святую Богородицу на всех граматах Ярославлих и на всей воли новгородчьскои». В городе он пробыл всего лишь две недели, посадил там своих сыновей и ушёл в Переяславль-Залесский. Несмотря на это, он остался главным новгородским князем и в даль­нейшем (до1236 года) принимал самое активное участие в новгородских делах.

Около 1236 года Ярославу удалось захватить Киев и стать великим князем. Правда, удержать его он не сумел и ушёл в Северо-Восточную Русь.После монголь­ского нашествия и гибели старшего брата Юрия Ярослав стал великим владимирским князем.

Умер он в 1246 году. По свидетельству различных источников, Ярослав был отравлен в ставке монгольского кагана Угедея, куда он поехал за получением ярлыка на великое княжение.

Энциклопедическая справка

Ярослав Всеволодович (8.11.1191-30.09.1246), ве­ликий князь Владимирский (1238—1246), третий сын Всеволода Большое Гнездо. В 1200 году начал княжить в Переяславле-Южном. Принимал активное участие в борьбе с половцами и в междоусобицах южнорусских князей. В 1206 году вынужден был оставить Переяславль-Южный и вернулся к отцу. По завещанию отца Ярослав Всеволодович получил во владение Переяславль-Залесский. В 20—30-е годы неоднократно княжил в Новгороде Великом, активно воевал с его соседями, способствовал проведению владимирской великокня­жеской политики своего брата Юрия. В 1238 году после гибели Юрия в битве с татарами занял владимирский великокняжеский стол и сделал попытку в начале 40-х годов XIII века подчинить себе Киев с помощью Батыя. Опасаясь усиления Ярослава Всеволодовича, монголы вызвали его к великому хану Гуюку в Каракорум и там отравили.

Переяславское (Залесское) княжество — феодальное княжество Руси XII—XIII веков с центром в городе Переяславле-Залесском (Суздальском). Занимало тер­риторию вокруг Плещеева озера. Возникло в 1175 году. Первым князем Переяславля-Залесского был Всеволод Большое Гнездо. В 1238 году Переяславское княжество подверглось татарскому разорению, но и после оно про-должжало играть важную роль в политической жизни Севере-Восточной Руси, в системе земельных отношений великих князей владимирских, оставаясь обычно за стар­шим в роде.

Смерть Ярослава.

Свидетельство Иоанна де Плано Карпиии,

архиепископа Антиварийского

«Когда мы приехали к Куйюку, то он велел дать нам шатёр и продовольствие, какое обычно дают татары. К нему самому, однако, нас не позвали, так как он ещё не был избран и не допускал к себе по делам правления. И когда мы простояли там пять или шесть дней, он отослал нас к своей матери, где собиралось торжественное засе­дание. И, когда мы прибыли туда, уже был воздвигнут большой шатёр, приготовленный из белого пурпура, по нашему мнению он был так велик, что в нем могло по­меститься более 2000 человек, а кругом была сделана деревянная ограда, которая была разрисована разными изображениями.

На второй или на третий день мы поехали туда с та­тарами, назначенными нам для охраны, и там собрались все вожди. В первый день все одеты были в белый пур­пур, на второй — в красный, и тогда к упомянутому шат­ру прибыл Куйюк, на третий день все были в голубом пурпуре, а на четвёртый — в самых лучших балдакинах. А у упомянутой ограды возле шатра было двое больших ворот: через одни должен был входить один только им­ператор, и при них не было никакой охраны, хотя они были открыты, так как через них никто не смел входить или выходить; чрез другие вступали все, кто мог быть допущен, и при этих воротах стояла стража с мечами, луками и стрелами.

Нас же позвали внутрь и дали нам пива, так как мы вовсе не пили кобыльего молока, и этим они оказали нам великий почёт, но всё же они принуждали нас пить, чего мы, с непривычки, никоим образом не могли выдержать. Поэтому мы указали им, что нас это тяготило, и тогда они перестали нас принуждать. Снаружи ограды был Русский князь Ярослав из Суздаля и несколько вождей китаев и солангов, также два сына царя Грузии, также посол калифа Балдахского, который был султаном, и бо­лее 10 других султанов Сарацинов, как мы полагаем и как нам говорили управляющие. Там было более 4000 послов в числе тех, кто приносил дань, и тех, кто шёл с дарами, султанов, других вождей, которые являлись покориться им, тех, за которыми они послали, и тех, кто были наместниками земель. Всех их вместе поставили за оградой и им давали пить вместе; нам же и князю Яро­славу они всегда давали высшее мето, когда мы были с ними вне ограды. Если мы хорошо помним, то думаем, что пребывали там в довольстве четыре недели, и мы по­лагаем, что там справляли избрание, но там его не об­народовали. А ставка эта, или двор, именуется ими Сыра-Орда.

Отправившись отсюда, мы все вместе поехали на другое место, за 3 или 4 левки. Там, на одной пре­красной равнине, возле некоего ручья между горами, был приготовлен другой шатёр, называемый у них Золотой Ордой. Там Куйюк должен был воссесть на престол. Там пробыли мы до праздника блаженного Варфоломея, в который собралась большая толпа и стояла с лицами, обращенными к югу. Они посадили Куйюка на им­ператорском престоле, и вожди преклонили пред ним колена. После этого то же сделал весь народ. Затем они стали пить и, как это у них в обычае, пили непрерывно вплоть до вечера.

Удалившись оттуда, мы прибыли к другому месту, где был раскинут изумительный шатёр, весь из пламен­но-красного пурпура, который подарили китаи. Туда нас также ввели внутрь. И всегда, когда мы входили, нам давали пить пиво или вино, предлагали также варёного мяса, если мы желали получить его. Был также воздвиг­нут высокий помост из досок, где был поставлен трон императора. Трон же был из слоновой кости, изумительно вырезанный; было там также золото, дорогие камни, если мы хорошо помним, и перлы; и на трон, который сзади был круглым, взбирались по ступеням. Кругом этого седалища были также поставлены лавки, где госпожи сидели на скамейках с левой стороны, справа же никто выше на сидел, а вожди сидели на лавках ниже, и притом в середине, прочие же сидели сзади их. И каждый день госпожи собирались в огромном количестве. Эти три палатки, о которых мы сказали выше, были очень велики;

другими же палатками, из белого войлока, достаточно большими и красивыми, обладали его жены. Там они разделились, и мать императора пошла в одну сторону, а император в другую, для производства суда. Была схвачена тётка нынешнего императора, убившая ядом его отца в то время, когда их войско было в Венгрии, откуда, вследствие этого, удалилось вспять войско, бывшее в вышеупомянутых странах. Над ней и очень многими другими был произведен суд, и они были убиты.

В то же время умер Ярослав, бывший великим кня­зем в некоей части Руссии, которая называется Суздаль. Он только что был приглашен к матери императора, ко­торая, как бы в знак почёта, дала ему есть и пить из собственной руки, и он вернулся в свое помещение, тотчас же занедужил и умер, спустя 7 дней, и всё тело его удивительным образом посинело. Поэтому все вери­ли, что его там опоили, чтобы свободнее и окончательное завладеть его землею. И доказательством этому служит то, что мать императора, без ведома бывших там его лю­дей, поспешно отправила гонца в Руссию к его сыну Александру, чтобы тот явился к ней, так как она хочет подарить ему землю отца. Тот не пожелал поехать, а ос­тался, и тем временем она посылала грамоты, чтобы он 1 явился для получения земли своего отца. Однако все верили, что если он явится, она умертвит его или даже подвергнет вечному плену.

Тогда мы направились в обратный путь и проехали всю зиму, причём нам приходилось часто спать на снегу в пустынях, где не было дерев, а равное поле, иногда только могли мы прорыть себе место ногою. И таким образом к Вознесению Господню приехали мы к Ба­тыю...

И чтобы не возникло у кого нибудь сомнения, что мы были в земле татар, мы записываем имена тех, кто нас там нашёл. Король Даниил Русский со своими вои­нами и людьми. У Батыя мы нашли сына князя Яро­слава, который имел при себе одного воина из Руссии, по имени Сангора, он родом коман, но теперь христиа­нин, как и другой русский, бывший нашим толмачём у Батыя, из земли суздальской. У императора татар мы нашли князя Ярослава, там умершего, и его воина, по имени Темера, бывшего нашим толмачём у Куйюк-хана, то есть императора татар, как по переводу грамоты императора к Господину Папе, так и при произнесении речей и ответе на них; там был также Дубарлай, клирик вышеупомянутого князя, и служители его Яков, Михаил и другой Яков. При возвращению в землю Бессерминов, в городе Лемфинк, мы нашли Угнея, который, по при­казу жены Ярослава и Батыя, ехал к вышеупомянутому Ярославу, а также Коктелеба и всех его товарищей. Все они вернулись в землю Суздальскую в Руссии, у них можно будет, если потребуется, отыскать истину. У Мауци нашли наших товарищей, которые оставались там, князь Ярослав и его товарищи, а также некто из Руссии, по имени Святополк и его товарищи. С нами из Комании выехал также посол князя Черниговского и долго ехал с нами по Руссии...»

Обращение Ярослава Всеволодовича к детям перед смертью

«О возлюбленные мои сынове, плод чрева моего, храбрый и мудрый Александре, и поспешный Андрею, и Константине удалый, и Ярославе, и милый Даниле, и добротный Михаиле! Будити благочестию истинные поборницы, и величествию державы русские Богом ут­вержденные настольницы. Божия же благодать и ми­лость и благословение на вас да умножиться в роды и роды во веки. Аз уже к тому не имам видети вас, ни в земли суждальстей быта; уже бо сила моя изнеможе и жития кончина приближися. Вы же не презрите двоих ми дщерей, Евдокии и Ульянии, сестр ваших, иже бяше им настоящее сие время горчайше жельчи и полыны, понеже матери оставше, ныне же имени отца лишены суть; но обаче Бог есть сирым помощник и слава о всем праведным судьбам его».