Глава 1. Не хочу!

Эта книга во многом задумывалась как учебник «Сделай сам» для нашей Школы производственного обучения. Пока этот учеб­ник существует лишь в виде Методического пособия или, даже точнее, Методических материалов. Но, возможно, однажды эта книга состоится как полноценный учебник, позволяющий чело­веку с пониманием создать собственное предприятие, которое бы влилось в общую экономику нашего маленького казачьего народа.

Поэтому завершаться она должна была следующим образом. Наилучший образ начала своего предприятия, который видится мне, такой: ты находишь симпатичного тебе человека и предлага­ешь ему стать Начальником отдела кадров в твоем новом предпри­ятии.

Если он соглашается, то ты говоришь ему: найди мне Помощни­ков среди учащихся Школы — Заведующего Основным производ­ством, заведующего Вторым производством — Рынком и Генсека, управляющего Делопроизводством.

Он уходит искать, а ты ложишься на печь и ничего не делаешь. Он находит людей и приводит их к тебе. Ты раздаешь им по главе из этого учебника и говоришь: изучите и найдите необходи­мых вам людей в соответствии с образами ваших отделов. Они уходят, а ты опять ничего не делаешь.

После этого они возвращаются и говорят: Все готово, можно приступать ? Ты говоришь: Приступайте! И больше никогда ничего не делаешь.

Только следишь, чтобы тебя ничто не беспокоило и не отвлека­ло от блаженства.

Конечно, это шутка, хотя, мне думается, что создание свое­го предприятия для понявших Науку Управления будет настоль­ко простым и естественным, что многие предприниматели, хлеб­нувшие горя и труда до крови из-под ногтей, скажут вам, что шуткой это только кажется. Просто в России никто никогда не обучал людей, как вообще делать предпринимательство, не го­воря уж о том, как делать его легко и богато. Такие знания поче­му-то утаивают, думая, что этим самым обходят конкурентов. А на самом деле лишь удерживают нашу экономику дикой, а себя обрекают работать с плохообученными партнерами.

В подтверждение я хочу привести слова из совершенно нео­жиданной книги русского исследователя Г.М. Галуцкого о куль­туре и культуре управления одновременно: «Управление культу­рой как научная дисциплина не существует, хотя и является реальностью, смыслом и жизненным уделом по меньшей мере десятков тысяч человек только в России, которые пытаются уп­равлять культурными процессами в надежде на то, что тем са­мым они влияют на культуру отдельных людей и человечества в целом»47. Вот то утверждение или жизненное наблюдение прак­тики управления, которое является методическим оправданием моей книги: «Управление — это род деятельности для немногих избранных и посвященных. Те высшие управляющие, кто уже имеет власть, хотели бы удерживать ее дальше и не заинтересо­ваны в том, чтобы множить число претендентов на свое место. Поэтому по объективным законам им не нужна публикация и популяризация сведений, которые основаны на беспристраст­ном научном анализе механизмов управления и разрушают "таинство" власти, демонстрируют ее "анатомию". Люди начинают делиться знаниями о тайнах управ­ления только после того, как утратили власть»48.

Я создавал несколько предприятий разного вида, начиная с кооперативов, как только это разрешили. Я помню, как я бился с работниками в первые два года в своем крошечном коопера-тивчике по изготовлению игрушек. Они тогда приходили с гос­предприятий, отношения были тесными, тем более что руко­водству и хозяевам постоянно приходилось стоять за станками вместе с работниками, не говоря уж о всяких других работах, которые обрушились внезапно. Грузчиков нет? Есть руководство! Вперед.

47 Галуцкий Г.М. Управляемость культуры и управление культурными про­цессами. — М.: 1998. — С. 11.

48 Там же.-С. 12.

До меня долго не доходило, почему при всем горении, с которым мы тогда работали, наше предприятие все никак не становилось прибыльным. Сначала я подозревал, что это пото­му, что мы не хотим воровать. Но однажды я понял, что дело в

людях.

У меня было внезапное прозрение, сатори. До меня вдруг дошло, что они хотят получать за свою работу ту цену, которая стоит на их изделии в магазине! Все объяснения о том, что такое производство, что такое производственные затраты, прибыль, социальное страхование, они умудрялись не слышать, глядя тебе

в глаза!

Они еще как-то были согласны платить зарплату мне, прав­да, давая почувствовать, что я у них ворую, как полагается без­дельникам из управления. Но всё остальное!..

На этом рифе разбился мой первый корабль с очень симво­личным названием «Не хочу!».

Это было в Иванове — городе со старыми революционными традициями, иначе говоря, в городе с устоявшейся пролетарс­кой культурой. Пролетарская культура — это мировоззрение не­имущих и не хотящих, озлобленных плебеев. Подлого люда, как их называли в старину. Единственное желание людей пролетарс­кой культуры — сровнять с собой все, что выдается. Известный анекдот про внучку Пестеля — про них.

У окна сидит внучка декабриста Пестеля. Мимо, с выстрелами, криками пробегают толпы вооруженных пролетариев.

— Что происходит ?— кричит она в окно.

— Революция, бабуся!— отвечают ей.

— Как хорошо. Мой дедушка тоже хотел революцию! А что вы хотите?— снова кричит она.

— Чтобы не было богатых!

— Как странно, а мой дедушка хотел, чтобы не было бедных...

Сейчас кооператорам и предпринимателям работать гораздо легче, даже в Иванове. Люди поняли: частное предприятие — это тоже предприятие, а не калым, шабашка или групповое воров­ство.

Но зато сами предприятия, с трудом выживающие в услови­ях дикого законодательства, пока еще, в основном, напоминают мне тех пролетариев. Теперь уже не работники, а сами Хозяева ненавидят государство, потому что оно у них ворует...

Оно не ворует, оно берет, что полагается, но, к сожалению, отбирает последнее, потому что другого не осталось.

И людей, и предприятия, и даже государство надо учить. И учить не экономике и менеджменту, а тому, как работать и становиться богатыми, не воруя.

Так вот, начиная наш экономический эксперимент, мы пред­полагали, что учеба в нашей Школе управления будет завер­шаться тем, что для успешно сложившейся за время учебы ко­манды мы будем создавать Фирму под ключ. Это несложно и даже выгодно для нас. Просто сделать дочернюю фирму от одной из наших основных компаний. И даже иметь в ней долю. Нам эта доля дает прибыль, а значит, оправдывает наши затраты на ее создание и последующее поддержание, вплоть до обеспечения кадрами и заказами. А молодой команде эта доля дает уверен­ность в том, что ее не бросят, и они не прогорят по неопытности.

Подобный подход в мире широко используется. Да и создать дочернюю фирму от Авалона действительно очень просто. Одна­ко как много подводных камней, оказывается, преграждает этот простой и очевидный путь. И камней, в первую очередь, психо­логических. А в силу этого хоть и преодолимых, но каким трудом преодолимых, какими слезами и кровью...

К примеру, как легко и просто преодолеть малый жизнен­ный опыт!? Очень трудно сделать свое дело успешным, если ты не знаешь, как устроен мир и как в нем делаются дела. Все равно как вести корабль сквозь рифы с завязанными глазами.

Или как преодолеть культуру, которая на протяжении всей жизни убеждает нас, что своим надо помогать. К примеру, род­ственникам. А если ты не помогаешь, то тебя можно превратить в чужого и начать травить. То есть стравливать на тебя ненависть. А что делать, если родственник хуже врага?

Чем страшны подводные камни более всего? А тем, что их не видно на поверхности, то есть за обычным поведением. Они в глубине, ниже уровня, достаточного для бездумного бытового взаимодействия.

Где? В какой глубине? Ясно, что в психологической, то есть в основаниях разума.

И распознать — это не случайное слово. Именно распознать, узнать, разглядеть — вот основная способность, которая должна раскрыться у Хозяина, если он хочет сделать предприятие ус­пешным. Поэтому надо учиться видеть не сами столь разнообраз­ные помехи делу, а что-то более глубинное, что присутствует в них во всех.

Или, еще важнее, задуматься о том, а что мешает тебе видеть это? И как вернуть способность видеть, распознавать подводные камни, помехи делу.

Вот этим самым рифам и камням и посвящены последующие главы. По сути, они являются мало связанными между собой очерками, хотя все они — итог наших экспериментов. Мы впол­не осознанно поставили себе задачу выявить как можно больше подобных камней. Методически это было выстроено так.

Как только основное производство Авалона заработало, мы собрали основных работников и ведущих преподавателей нашей Школы Управления и провели серию учебно-производственных игр. Начиналось все с прикладной этнографии. Как я уже расска­зывал в самом начале, мы восстановили артельную ловлю рыбы бреднем. Для этого мы и изучали этнографические материалы, и сами ездили ловить рыбу с местными рыбаками в Ивановской и Костромской областях.

Затем мы провели нашу первую Игру, в которой прошли все создание Артели — от голодного ребенка и до пира. Она и дала материал для обобщений. Первые подводные камни полезли уже в этом эксперименте.

Затем мы начали создавать наши отделения и поселения. По сути, это были эксперименты по созданию предприятий на ос­нове артельного и производственного права прежней Руси. Рас­сказывать подробно о том, как шли эти эксперименты, в этой книге я не буду. Но кое-что из выявившихся камней покажу.

Поскольку всех подводных камней не перечислишь, да и жизнь не прекращает одаривать нас новыми подарками, рассказывая о скрытых сложностях в Устройстве и Управлении предприятием, я решил исходить из того, что в любом случае надо не описывать всеразнообразие проявлений, а указать на ту основу, которая их всех определяет. Если вернуться к языку культурно-историчес­кой психологии, то это означает вернуться от описания много­образных проявлений мышления и культуры к Разуму, который и обеспечивает наше выживание на Земле. А через это к способ­ности обучаться новому. В том числе и способности распознавать помехи.

Иными словами говоря, в тех примерах подводных камней, что я привел, я постараюсь показать, как за многообразием по­мех предпринимательству скрываются сбои в работе Разума. Все эти разнообразные помехи, если приглядеться, и составляют содержание нашей культуры, связанной с предпринимательством. Получается, что мы можем говорить о таком неожиданном явле­нии, которое предстоит преодолеть на пути к успешной эконо­мике, которые я бы назвал Культурой помех. Культурой помех нашему выживанию в мире.