Глава 7. Матка

Что же входит в задачи Матки? Поддержание жизни. Не дать умереть всему предприятию, работающим на нем людям и их семьям.

Значит, задача Матки — изучив предложенные Рынком ис­точники силы, выбрать наилучший, понять, как можно извле­кать из него эту силу, и вырастить такое тело предприятия, которое сможет эту силу перерабатывать и превращать в съе­добную наилучшим из известных образов.

Тут надо кое-что пояснить. Матка выращивает такое тело предприятия, которое способно перерабатывать силу наилучшим из известных образов.

Матка действительно не в состоянии ничего придумать, она должна соответствовать общепринятому, а значит, неким образ­цам, которые существуют в обществе. И когда мы начинаем но­вое дело, мы сразу же обращаемся к набору подобных образцов, хранящихся в законодательстве. Но это не тупость и не отсут­ствие смекалки. Просто таковы условия нашего земного суще­ствования и таков путь, избранный человечеством для своего развития. При сложении этих двух условий — Земля и Культура — обрабатывать жизненную силу и превращать ее в съедобную можно лишь вполне определенным образом, соответствующим законам этого мира.

Несколько слов о законах. Раз вопрос поставлен о соответ­ствии Земле и Культуре, то есть Обычаю, значит, имеются в виду законы физические и законы правовые, законодательство. И те и другие, будучи названы, оказываются составными частя­ми Образа мира. А точнее, описывают то, что может уничтожить человека или поставить перед ним непреодолимое препятствие.

Я бы хотел, чтобы это было понято правильно. Конечно, есть законы, которые способствуют жизни на Земле. Ноя говорю сей­час с точки зрения психологической, то есть с точки зрения восприятия человеком законов этого мира.

А восприятие это таково, что мы знаем о благоприятных нам законах, но предпочитаем ограничиться лишь указанием на то, что они есть. Вроде: что не запрещено, то разрешено. Так было во все века. Присмотритесь к религиям, и вы увидите, что добрых богов почти нет, а те, что могли считаться добрыми, забывают­ся в самую древнюю эпоху. Поклоняются, в основном, страш­ным богам, богам опасным. Вопрос о том, считать ли богов Ис­лама и Христианства страшными, я оставлю верующим, а в доказательство своей мысли приведу, как пример, этнографи­ческий рассказ об одном странном божестве:

«У некоторых народностей в Японии отмечались странные ассоциации, связанные с ленточным червем. Они верили, что существует определенное божество по имени Аманжака в виде ленточного червя, который временно обретается в теле человека. Он может проникнуть в него только по определенным ночам и только во сне. В такую ночь, получившую название "ночь Ко» шин", по их мнению, этот червяк мог выползти из тела челове­ка, чтобы сообщить небесному богу о грехах тех людей, в орга­низме которых он побывал. Нужно сказать, что ленточный червь обычно поставлял неблагоприятные сообщения богу, даже если на самом деле все обстояло иначе.

Чтобы не допустить этого, люди обычно бодрствовали, не ложились спать в течение всей "ночи Кошин". Они даже не по­зволяли спать детям, опасаясь, как бы негодный и подлый червь не проник в их тельце.

Отдавая себе отчет в том, что только в эту ночь Аманжака мог доставить свое донесение, люди собирались накануне вече­ром, чтобы чествовать это божество. Они предлагали ему свои дары, пищу, воду, чтобы тем самым чем-то занять его, полагая, что когда божество досыта наестся и напьется, то разомлеет и ему станет лень доставлять свои донесения на Небеса».25

Точно так же воспринимаются человеком и законы природы. В первую очередь нас влекут опасности, хотя бы потому, что жизнь уже дана, а теперь надо сделать все, чтобы ее не потерять.

25 Талалаж Я., Талалаж С. Самые невероятные в мире обычаи. — М.: Крон-Пресс, 1998, — С. 106-107.

Задача сохранения жизни и заставляет человека в первую оче­редь посвящать себя изучению и служению страшному и опасно­му. Чем же в таком случае оказывается предприятие, которое создает Матка?

Можно сказать, что предприятие — орудие выживания. Это очевидно. Но если мы приглядимся, то увидим, что для обеспе­чения этого выживания Матке приходится так приспособить предприятие ко всем законам, что в его теле оказываются воп­лощенными все защиты и увертки, придуманные человеком, чтобы выжить. Но если обходные пути точно соответствуют из­гибам опасностей, значит, стены нашего храма выживания ис­писаны образами этих опасностей. Иначе говоря, храм выжива­ния внешне выглядит самым устрашающим образом, потому что на его стенах нет никаких других изображений, кроме ликов са­мых опасных богов. И любой внешний наблюдатель может по­считать, что видит перед собой самый ужасный из храмов.

Естественно, все это относится ко всем возможным религи­ям и верам. Все храмы людей — храмы жизни, даже если называ­ют себя храмами смерти, но разные народы по-разному видят страшное, потому что по-разному сталкивались с опасностями и преодолевали их на своем историческом, точнее, доисторичес­ком пути.

Но оставлю примеры из религии. Об этом написано достаточ­но много. Мне гораздо важнее, чтобы закрепилось видение пред­приятия как храма выживания, Тело которого, по сути, пред­ставляет из себя воплощенный Образ мира. Естественно, как его видит современный человек.

Если мы теперь разделим предприятие на ту часть, которая дает жизнь, и на ту, которая заботится о первой, защищает ее от уничтожения, то увидим, что к первой относятся оба производ­ства, а также то, что творит будущее предприятия, что ведет к мечте. Все, что занято защитой, и будет Матка.

Что же в таком случае войдет в Матку, если мы изымем из нее все Производство и Будущее?

Попробуем в этом размышлении оттолкнуться от использо­ванного мною выше мазыкского выражения, что Матка творит тело предприятия.

Из чего может состоять тело предприятия, если такое выра­жение вообще допустимо? Лично я вижу три составные части:

во-первых, это люди, во-вторых, это вещи, и в-третьих, обра­зы, в соответствии с которыми устраиваются вещи и работают люди.

Про вещи или, как это принято называть, материальную часть производства я, пожалуй, говорить не буду. На предприятии, по­добном нашему, она слишком проста. Однако Хозяйственная служ­ба, отвечающая за приобретение и поддержание вещей в поряд­ке, быть, конечно, должна. Соответственно, должен быть и Заведующий хозяйством.

Все, что касается людей, относится к ведению Отдела кадров.

Во-первых, Отдел кадров осуществляет поиск нужных лю­дей, специалистов в соответствии с заявками всех остальных от­делов и, в первую очередь, конечно, Производств.

Во-вторых, в ведении Отдела кадров должны находиться обу­чение и профессиональная подготовка работников. Не можете найти нужного спеца — обучайте, но производство должно ра­ботать, а предприятие жить.

И в-третьих, конечно, запись всего происходящего в дело­производственных бумагах.

Соответственно, получается, что в ведении Заведующего Отделом кадров должно быть три подразделения: Поиска, Обу­чения и Оформления работников.

По поводу образов нужно сразу оговориться, что Матка не занята творением образов. Она их лишь воплощает и отслеживает правильность воплощения, то есть соответствие образцам. А как увидеть, соответствует ли нечто, воплощенное тобою в мате­рию, образцу?

Давайте подумаем. В чем хранятся образцы? Конечно, можно сказать, что в человеческих умах, в сознании. Это и верно, и не­верно. В сознании образы творятся и хранятся, но... чужая душа —:

потемки! А мысль изреченная есть ложь. Иначе говоря, человече­ство не доверяет больше такому хранилищу образов, как память. Времена эпических сказителей, хранивших обычаи своего наро­да в памяти, миновали.

Человечество хранит образцы для собственных действий на внешних носителях памяти, в первую очередь, на бумаге. И самым простым способом проверить свои действия на соответствие образцам будет записать образец на бумагу, потом выполнить по нему какие-то действия, затем описать свои действия на новой бумаге и сложить обе бумаги вместе. Если они совпадут, все сде­лано верно. А если где-то есть расхождение, на предприятие или человека можно накладывать штрафные санкции.

Это относится и ко всем кадровым делам, и к хозяйствен­ным. И подбор людей, и подбор вещей идет на производстве, исходя из его нужд, а это значит, строго в соответствии с образ­цами подобных нужд.

Вот и получается, что головой Матки, которой подчинены Кадры и Хозяйство, оказывается Делопроизводство — Третье Производство Предприятия, Производство Дел. В старину бы его назвали Писцовым приказом. Делопроизводство насквозь магично в силу того, что работает с образами, значит — нематериаль­но, но правит всей материальной и человеческой частью пред­приятия. Но об этом мы поговорим подробнее позже. Сейчас достаточно будет указать, какие подразделения входят в отдел Делопроизводства.

Пожалуй, их всего два: Общее делопроизводство и Бухгалтерия.

Общее делопроизводство обслуживает все отделы предприя­тия, создавая их описания и сличая их с образцами. Бухгалтерия обслуживает денежные потоки. И то и другое, по сути, заняты лишь обеспечением неуязвимости предприятия.

Соответственно, Заведующий делопроизводством, этакий Ге­неральный секретарь, оказывается очень важной фигурой в лю­бом деле. И наша история показывает, как Генеральные секрета­ри из главных делопроизводителей превращаются в верховных правителей всей страны.

Эта должность способствует захвату власти, поэтому Заведу­ющий делопроизводством должен быть первым заместителем Генерального Управляющего. Странный ход, правда? Но нет в этом странном мире более прямых путей, чем окольные. Ничто не удержит Главного делопроизводителя от захвата власти, если он задумает подсидеть Первого. Вспомните Сталина. Вольно или невольно Главный делопроизводитель будет собирать свою ко­манду из числа управленцев, а это значит, что в один прекрас­ный день в его руках окажется вторая Матка. И как только она ощутит себя дееспособной, она тут же начнет роиться, собирая своих людей, и строить свой улей. И если другого места нет, она захватит имеющийся, для чего и уберет бывшего Главу предпри­ятия.

Следовательно, в миг, когда молодая Матка начинает роить­ся, ее надо отсадить в собственный улей.

Говоря понятнее, на должность Заведующего делопроизвод­ством надо ставить тех людей, кто стажируется на Управляюще­го предприятием. А как только он обучится, стажировку нужно заканчивать, создавая ему дочернее предприятие от основной фирмы.

Конечно, на должность Заведующего делопроизводством или первого заместителя могут приходить люди с любых ведущих должностей — Заведующие Производствами, Кадрами, Хозяй­ством, — но для создания дочерних предприятий их стажировка на этой ступени обязательна. Почему?

Да потому, что Маткой предприятия является его Управляю­щий. А все остальные службы — Кадры, Хозяйство и Делопроиз­водство — есть лишь его увеличенное тело. И управляет он, пере­дает управление, через «нервы», которые сходятся к Заведующему делопроизводством. И тут есть одна хитрость. Если предприятие устроено верно, то Управляющий ничего не должен делать. Он должен быть лишь пучком нервных окончаний, чувствующих неуют от того, что что-то не сделано. А делать все должен Глав­ный делопроизводитель — делатель дел. От лица Управляющего, конечно.

Это надо увидеть, потому что это непривычно. Делопроизво­дитель потому так и называется, что он должен производить дела. Но «делами» называются бумажки, точнее, папки, в которых хранятся эти бумаги. Многие работники крупных предприятий вообще никогда не видят директора, а уже тем более с ним не работают. Зато все работники видят и работают с выпущенными от его имени бумагами. Например, с ведомостями зарплаты, или кадровыми документами. Это означает, что Управляющий впол­не может быть фигурой номинальной, как говорится. Он может быть совершенным бездарем, нулем и просто с достоинством занимать свое место. Если Делопроизводитель на предприятии хорош, и все бумаги производятся в соответствии с образцами, никто никогда не заметит, что Управляющий —пуст! Подроб­нее читайте у Салтыкова-Щедрина.

Я же со своей стороны добавлю лишь то, что лучшими уп­равляющими являются прожженные, но мудрые лентяи. Как де­ревенские деды, которые правят хозяйством, не слезая с теплой печки. Задача Управляющего — не лезть ни во что со своим умом. Образцы есть образцы и их не улучшишь. Его задача — нежиться в безделье и наслаждаться этим. По сути. Управляющий воплоща­ет мечту всего предприятия о блаженстве. И именно это его дело, а в способности спихивать с себя работу на других — выс­шая ценность. Я не шучу и очень хочу, чтобы это усвоилось.

Матка, конечно, плодится, но при этом она ничего не дела­ет в улье. Не выполняет никаких работ. И весь улей ухаживает за ней как за высшей ценностью, какой обладает. Управляющий подобен в этом матке. Он представляет ценность для предприя­тия именно своей способностью острее всех остальных чувство­вать блаженство и умением думать, как избавляться от помех блаженству. Почему?

Задайте себе вопрос: А я хочу в блаженство?

— Ну, конечно. Кто же не хочет! Тогда следующий: А получается?

— Да не всегда, конечно.

— А почему не всегда? — спрашивали себя?

Так вот, объясню. Профессионализма в этом деле не хватает!

Дикие слова, если их принять всерьез. А принять надо всерьез. Дико здесь то, что профессионализм может относиться к рабо­те, но никак не к блаженству. Профессионализм предполагает, что блаженства можно осознанно и определенно достигать. А мы знаем, что оно может лишь случаться в некоторые особо удач­ные мгновенья жизни. Так показывает наш жизненный опыт.

Однако жизненный опыт есть лишь проявление нашей куль­туры. В нашей культуре есть знания о том, что блаженство на земле невозможно, и нет знаний того, как его достигать. Это называется опущенностью. Нас опустили с Небес на грешную землю и заставили принять себя такими. И чем дольше мы будем держать себя опущенными, тем труднее нам будет вернуть то, что наше подсознание считает естественным состоянием. Бла­женство, к примеру.

Мы постоянно нацелены на смерть — как бы не помереть. А когда нам предлагают просто жить, мы не понимаем, как это, просто жить! Я же и так, вроде бы, живу!

Вроде бы, не помираю... пока!

Если мы вырастим профессионалов, которые будут знать, как сохранять блаженство и вести к нему других, то нам останет­ся всего один шаг до того, чтобы научиться жить.

В чем же тут возможен профессионализм? В умении избав­ляться от помех блаженству, которое свойственно одаренным управляющим. Как они от них избавляются? Как я уже сказал выше, спихивая работу на других.

Но всмотритесь в эти слова. Они полны ненавистью пролета­рия-работяги к эксплуататорам и кровопийцам-захребетникам. Человек в ненависти думать не может. Он туп, как злобное жи­вотное. А если отбросить ненависть и задуматься?

Что означает способность Управляющего «спихивать» дела на других? Это значит, во-первых, что Управляющий видит, я под­черкиваю и пишу это слово с большой буквы. Видит помехи свое­му блаженству как дела!

Это большое искусство — способность узнавать в помехах соответствия образцам. А ведь тут мы имеем именно узнавание образцов, потому что ничто нельзя превратить в «дело», если для такого дела нет соответствующего образца. Делопроизводи­тели просто не будут знать, как и что описывать.

Получается, что хороший управляющий должен иметь и ве­ликолепные знания образцов, правящих делами в этом мире, и чутье, позволяющее распознавать образцы в мешанине помех, преследующих любое предприятие.

Во-вторых, нельзя спихнуть дело на другого, если другой с ним не справится, потому что такое дело обязательно вернется к тебе еще большей головной болью. Значит, Управляющий должен видеть людей, а точнее, их способности, их предрасположенность к тем или иным делам.

Это сложно, потому что означает, что ты должен видеть уст­ройство мышления работающих у тебя людей. Вернее даже ска­зать, соответствие устройства их мышления тем или иным об­разцам делопроизводства. Это уже что-то из ясновидения.

И в-третьих, нельзя на предприятии ничего спихнуть на кого-то, не оплатив ему эту работу. Просто потому нельзя, что все равно он будет делать это в рабочее, значит, оплаченное время. Конечно, если такие поручения разовые, то они отвлекают ра­ботников от основной работы. Но с этим приходится мириться, иначе развалится предприятие и не будет никакой работы. Но если непредвиденные поручения повторяются постоянно, то однажды хорошо справляющегося с ними работника закрепля­ют за этим участком работ.

И так, спихивая с себя помехи, Управляющий творит рабо­чие места, а значит растит тело Предприятия.

Чуять блаженство и выращивать тело предприятия с помощью своих основных помощников— Заведующих Производствами— вот это и есть основная задача Матки.