Глава 4. Постановка экспериментов. Артель

Повторю еще раз: несмотря на определенное убеждение ант­ропологов и культурологов, что эксперимент — это орудие ис­ключительно естественных наук, он вполне доступен и гумани­тариям.

И когда мы как прикладные культурно-исторические психо­логи изучаем какую-то культуру, скажем, ту же культуру мазыков, мы определяем ее для себя как народный быт. И тогда для проведения исследования достаточно лишь воссоздать этот быт таким, каким он рисуется нам по имеющимся источникам, и прожить в нем какой-то отрезок жизни. Какой? А такой, какой будет достаточным, чтобы достичь поставленной перед исследо­ванием цели.

Так, для изучения производственной культуры русских мы в виде эксперимента воссоздали семейный быт большой семьи в большом деревенском доме на юге Костромской области. В боль­шом доме предполагается наличие нескольких семей, во главе которых стоят Большак и Большуха — дед и бабка, старшие в роду. Дед этот — Хозяин. Соответственно, с ними проживают несколько неотделившихся сыновей с семьями.

Воссоздав само общежительство, мы занялись воссозданием и жизнеобеспечения, конечно, в тех частях, которые нас инте­ресовали. Охота, собирательство, рыбная ловля. Остальные про­дукты мы, естественно, покупали.

Все участвовавшие в эксперименте были психологами по об­разованию, к тому же окончившими курс прикладной культур­но-исторической психотехники в рамках нашего Училища на­родной культуры.

Было это в Кадыйском районе на Костромском берегу Вол­ги напротив Юрьевца. Волга здесь огромная, как море, около двенадцати километров шириной. Причем места, считающиеся исконно дикими. Про них до сих пор бытует поговорка: Буй да Кадый черт три года искал. Можно считать, что это одно из до сих пор живых хранилищ традиционной русской культуры.

Вначале мы довольно долго изучали способы артельного лова рыбы бреднем у местных рыбаков. Я лично впервые присутствовал при подобном лове года в два. И до сих пор у меня перед глазами стоит наш деревенский пруд, в котором мужики в кало­шах и старых сапогах на босу ногу с криками и матом таскают бредень, а бабы на берегу со смехом готовят все к пиру возле костра...

Это был какой-то общедеревенский праздник, который так и отмечался ежегодно. Не помню какой.

Я рассказываю это, и у меня наворачиваются слезы... Как сильно мы растеряли себя!..

Да ладно. Жизнь идет. У наших детей будут другие воспомина­ния. Что говорить про детей, большинство приехавших препода­вателей тоже впервые столкнулись с этой частью народной жиз­ни. Поэтому, естественно, было трудно.

Тем более, что нам эксперимент по воссозданию традицион­ной Артели приходилось совмещать с созданием Методики про­изводственного обучения, по которой бы впоследствии обуча­лись люди, приходящие работать на наши вполне современные предприятия.

Поэтому начали мы с того, что я выступил в роли Хозяина дома, который хочет то ли накормить детей, то ли провести еже­годный общинный праздник поедания ухи, то ли запустить в постоянную работу ради прибыли новое предприятие. В народ­ной культуре эти три задачи, стоящие перед Артелью, всегда нерасторжимы.

Хозяин нанимает для этого рыболовецкую Артель. Но посколь­ку Артели нет, то он ее создает. Создает так, как предполагалось в учебнике «Сделай сам», который мы хотели создать для нашей школы производственного обучения. Попросту говоря, нанимает Начальника, который, естественно, вначале выступает в роли Начальника отдела кадров и подыскивает всех нужных людей.

Начальник получил на руки следующее письменное задание:

Учебно-производственное задание по созданию предприятия.

I. Дети хотят есть.

Покупатель Юлька, 7 лет, просит накормить её рыбой. Го­това заплатить фантиками от конфет и шоколада.

II. Хозяин — учредитель — я (Алексей Андреев).

Хочу накормить Юльку. Выступаю в качестве не только Хо­зяина, но и Рынка, потому что сам нашел заказ и сам осуществ­лю продажу. Цена меня удовлетворяет.

III. Для создания Предприятия по накормлению детей рыбой. Я:

1) нанимаю Начальника Отдела кадров — Л.Я. Месяца;

2) поручаю ему в соответствии с данным учебным пособием:

а) нанять всех необходимых работников;

б) обучить их;

в) выполнить заказ.

Примечание: Тимофея, как самого опытного из рыбаков, на­нять вначале заведующим производством, а затем перевести на должность Управляющего всем предприятием по итогам этой сделки.

3) Все действия должны быть документированы и прописаны.

Хозяин

И далее всё действительно пошло так, как это описывалось в «Сделай сам».

Найденный мною начальник Отдела кадров тут же нашёл основных работников — Управляющего производством и Руко­водителя школы. Управляющий производством Тимофей сделал заявку на то, какие работники ему потребуются.

Отдел кадров сразу же разделился на 2 части — одна искала нужных работников, другая обучала, наняв для обучения того же Тимофея как мастера производственного обучения.

После того, как нужные люди были найдены, в Отделе кад­ров появилась третья часть — оформление.

И заработали отделы. Кадры искали людей, школа учила и стажировала обучающихся сначала в работе на малом бредне. А затем, когда обучение завершилось и были созданы в рамках производства рыболовецкий цех и цех по переработке рыбы, наступила путина, и мы ночью ловили рыбу большим бреднем строго по всем этнографическим канонам этого промысла.

А утром девчонки покупали у нас лучшую рыбу, чтобы в своём сулопнике — им было отдано «лучшее» и вполне уединен­ное место в доме — принять в гости мальчишек. Платили они фантами от конфет. Эти фанты хранятся у нас до сих пор.

Что такое сулопник и как все проходило потом, я описывать не буду, потому что это мечта. Могу только сказать, что юрисдикция взрослых не распространялась на это помещение — это значит, что даже Хозяин не мог без стука к ним заглянуть. А рыбы они накупили и пожарили столько, что даже взрослым перепало. Причём лучшей рыбы. Всё ж таки дети есть хотели!

Какие сложности встречались нам на этом, в общем-то, про­стом пути?

Множество. Начиная с того, что участвующие в игре напрочь не представляли себе, какими должны быть производственные взаимоотношения в Артели ни во время работы, ни во время переговоров, с помощью которых и делается дело. Всё бы это надо было прописывать подробно. Но никакой книги не хватит для всех этих тонкостей. Лучше дать это в тренингах взаимоотно­шений.

Могу сказать, что главное — помнить об основной цели на­шего дела и одновременно помнить о том, кто мы друг другу, создавая предприятие, и как соотносятся наши должности. И об этом отдельный рассказ.

Кроме того, очень важным уроком было и распределение долей оплаты, которое отняло у игравших огромное время в конце. Очень не сразу нашей бухгалтерии удалось разумно-справедливо учесть все доли. Особенно заметно это было на моём примере — Хозяина. Хозяин всегда ненавистен русскому человеку с его холуйско-революционными традициями. Поэтому кто же из рус­ских будет думать о Хозяине. Он на то и Хозяин, чтобы сам о себе подумать.

К тому же Хозяина надо обворовывать. Это справедливо, по­тому что, получая заведомо больше, чем ты. Хозяин сам тебя явно обворовывает.

И вдруг ты в игре попадаешь во взаимоотношения с Хозяи­ном, который вовсе не Хозяин и может в любой момент сказать тебе: да пошли вы все на фиг, не буду я с вами Хозяином! Вам нужен Хозяин — вот и будьте им сами! Облом! Потрясение для всего привычного мышления.

Это такая неожиданность, что обижать хозяина нельзя, по­тому что он обидится. Значит, его по справедливости надо вознаградить за всё на равных с остальными? Еще облом! Еще одно потрясение для нашего бездумья!

Вдруг как прозрение поняли это, начали считать, и вышло у Хозяина больше половины всей прибыли... Обалдели, несколько раз пересчитали и пришли к выводу: надо становиться Хозяевами! И собственному делу, и самому себе.

Но как это показать работникам, которые не участвовали в подобных играх!? Как убедить русского человека после веков хо­луйства, что пора возвращать свое достоинство!? Велика и обильна земля наша, а Хозяина в ней...

Вся последующая книга так или иначе построена на матери­алах, собранных мною у Мазыков или извлеченных нами из по­добных культурно-исторических экспериментов. У меня не было возможности сделать ее этнографической или психологической книгой в чистом виде. Изначальная задача ставилась вообще со­здать учебник построения предприятия на тех основах, на каких они строились в лучшие времена русской экономики. Это, безус­ловно, мешало простоте изложения. Но кто сказал, что хоть ког­да-то жить было проще?!